М. БАСМАНОВ

В ОБОЗЕ РЕАКЦИИ: троцкизм 30 –70 – х годов

Москва

Издательство

политической литературы

1979


Басманов М. И. В обозе реакции: троцкизм 30 - 70-х годов. - М.: Политиздат, 1979. - 271 с.

В книге доктора исторических наук М. И. Басманова рассказывается о многих аспектах подрывной деятельности троцкистов и других левацких групп и организаций с 30-х годов и особенно в наше время. Обильный фактический материал, приводимый автором, позволяет понять сущность троцкизма - этого злейшего врага марксизма-ленинизма, всего международного революционного движения. Многие материалы, впервые вводимые автором в научный оборот, наглядно подтверждают смыкание троцкизма с империалистической реакцией. Его приверженцы играют на политической неискушенности прежде всего молодежи, незнакомой с историей и практикой троцкизма.


ВВЕДЕНИЕ

Декабрьские дни 1927 г. В Москве работает XV съезд партии. Свыше полутора тысяч коммунистов, большинство из которых активные участники Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны, обсуждают вопросы, имеющие огромное значение для судеб страны, для мирового революционного процесса, для социального прогресса всего человечества.

СССР идет к социализму уверенно и быстро - так охарактеризовал съезд первое десятилетие героической борьбы и самоотверженного труда советского народа. Партия призвала к дальнейшему расширению и укреплению социалистических командных высот во всех отраслях народного хозяйства.

Съезд утвердил директивы о составлении первого пятилетнего плана развития народного хозяйства и тем самым положил начало историческим пятилеткам. Их успешное выполнение обеспечило построение социализма, помогло в великой освободительной миссии Советского Союза в годы второй мировой войны, создало материальные предпосылки для перехода к строительству коммунизма.

«Мы стоим на правильном пути, Политика нашей партии правильна» 1. Мудрость и дальновидность этих слов, прозвучавших в Политическом отчете Центрального Комитета съезду, были подтверждены всей последующей историей. Строя социализм, советский народ укреплял и развивал революционные завоевания Великого Октября, прокладывал дорогу в безэксплуататорское общество другим отрядам мирового револю-

1 «Пятнадцатый съезд ВКП(б). Декабрь 1927 года. Стенографический отчет», т. I. М., 1961, стр. 91.

3


ционного движения, открыл эру перехода всего человечества от капитализма к социализму. Этот великий подвиг стал возможен благодаря умелому руководству партии, которая неуклонно следовала курсом, проложенным Лениным.

Историческое значение XV съезда партии состоит и в том, что он завершил идейный и организационный разгром троцкизма - этого злейшего врага ленинизма - и тем самым еще больше укрепил единство партии - решающее условие успешного строительства социализма и коммунизма. Съезд отметил, что троцкистская оппозиция «идейно разорвала с ленинизмом, переродилась в меньшевистскую группу, стала на путь капитуляции перед силами международной и внутренней буржуазии»1. Съезд объявил принадлежность к троцкизму и пропаганду его взглядов несовместимыми с пребыванием в рядах партии.

Съезд отразил мнение всей партии. В октябре 1927 г. Центральный Комитет опубликовал тезисы к XV съезду и объявил общепартийную дискуссию по ним. Из 730862 членов партии, участвовавших на партийных собраниях, за линию ЦК голосовали 724 066 человек, за троцкистско-зиновьевскую оппозицию - 4 120, или 0,5%, и воздержались 2 676 человек, или 0,3 %2.

Коммунисты мира горячо поддержали решения XV съезда ВКП(б). «...Принадлежность к троцкистской оппозиции, солидаризация с ее взглядами не могут быть совместимы впредь с принадлежностью к Коммунистическому Интернационалу», - подчеркивалось в резолюции девятого пленума Исполкома, полностью одобренной шестым конгрессом Коминтерна3. Как отметил конгресс, «в своих воззрениях по программным, политическим и организационным вопросам троцкистская группа скатилась на позиции меньшевизма и объективно превратилась в орган борьбы против Советской власти. Поэтому ее исключение из ВКП(б)

1 «Пятнадцатый съезд ВКП(б). Декабрь 1927 года. Стенографический отчет», т. I, стр. 429.

2 См. «Исторический опыт борьбы КПСС против троцкизма». М., 1975, стр. 533.

3 См. «Коммунистический Интернационал в документах. Решения, тезисы и воззвания конгрессов Коминтерна и пленумов ИККИ. 1919 - 1932». М., 1933, стр. 749.

4


было правильным и неизбежным»1. Международное коммунистическое движение с честью выполнило поставленную в середине 20-х годов Коммунистическим Интернационалом задачу разоблачения троцкизма как политического течения внутри партий2.

Коммунисты опирались при этом на ленинскую критику идеологии и практики троцкизма. В течение многих лет В. И. Ленин разоблачал троцкизм как систему взглядов, органически чуждую марксизму, интересам рабочего класса. Он до конца раскрыл оппортунистическую, меньшевистско-капитулянтскую сущность троцкистской «теории перманентной революции», давая решительный отпор попыткам Троцкого подорвать идейные и организационные основы партии. Он подчеркивал, что Троцкий «группирует всех врагов марксизма», «объединяет всех, кому дорог и люб идейный распад»3, «всегда равен себе = виляет, жульничает, позирует как левый, помогает правым»4 и «симпатичны» ему «лишь европейские образцы оппортунизма, но вовсе не образцы европейской партийности»5.

Политическое значение ленинских работ, разоблачающих реакционную природу троцкизма, не ограничивается рамками такой критики. В них содержатся глубокие теоретические выводы по кардинальным проблемам мирового революционного процесса. Как и при разоблачении других разновидностей оппортунизма, В. И. Ленин развил и углубил многие положения революционной теории и практики.

Непреходящую политическую и научную ценность имеет ленинский анализ и таких черт троцкизма, как эклектицизм, софистика, волюнтаризм и субъективизм, политическая беспринципность. Антиисторизм, демонстративное игнорирование объективных материальных условий общественного развития, демагогическая приверженность раз и навсегда заученным формулам - эти и другие порочные методологические стороны троцкизма были разоблачены во второй половине 20-х годов коммунистами, продолжившими и за-

1 «Коммунистический Интернационал в документах...», стр. 873.

2 См. там же, стр. 481 - 482.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 20, стр. 45 - 46.

4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 49, стр. 390. 5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 25, стр. 200.

5


вершившими бескомпромиссную идейно-политическую борьбу Ленина.

Коммунистические партии отстояли, таким образом, ленинскую концепцию построения социалистического общества в стране победившего пролетариата, разбили троцкистские капитулянтские оценки социализма как далекого будущего. Руководствуясь заветами Ленина, международное коммунистическое движение выработало четкую и ясную программу преобразования общества на весь исторический период перехода от капитализма к социализму. Коммунисты поднимали пролетариат, трудящихся всего мира на борьбу против капиталистической эксплуатации, вселяя в них уверенность, что социалистическое преобразование общества - реальная и осуществимая уже в наше время задача.

Успешное строительство социализма в СССР в предвоенные годы, разгром ударной силы империалистической реакции - фашизма, образование мировой социалистической системы; победы национально-освободительного движения и распад колониальных империй; переход к строительству коммунизма в нашей стране и успешное продвижение к развитому социализму в других странах социалистического содружества - все это неузнаваемо изменило облик мира, укрепило позиции социализма, мира, демократии.

Как отметил Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л.И. Брежнев, «мы идем навстречу эпохе, когда социализм в той или иной его конкретной, исторически обусловленной форме станет преобладающей общественной системой на земле, неся с собой мир, свободу, равенство и благосостояние всему трудовому человечеству.

И это не утопия, не красивая мечта. Это - реальная перспектива»1.

Историческая заслуга международного коммунистического движения 20-х годов состоит и в том, что оно отстояло ленинскую теорию социалистической революции, перечеркнуло попытку троцкизма принизить ее значение, подменить лжемарксистскими, капитулянтскими концепциями. Коммунисты решительно вы-

1 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 6. М., 1978, стр. 598.

6


ступили в поддержку ленинских взглядов на мировой революционный процесс, ленинской постановки вопроса о движущих силах революции в отдельных странах, о диалектическом сочетании демократических и социалистических задач в революции. Ленинская теория исходила из внутренних законов развития революции, вселяла в ее участников уверенность в победе, которая определялась прежде всего способностью рабочего класса возглавить революционное движение, повести за собой народные массы, умело сочетая борьбу за демократию с борьбой за социализм. Коммунисты разоблачили реакционный характер концепций троцкистов, не признававших необходимости образования широкой коалиции трудящихся масс в борьбе за демократию и социализм. Тем самым были сорваны попытки троцкистов столкнуть международное коммунистическое движение на путь сектантства, на отрыв от масс.

Коммунисты обнажили капитулянтскую сущность троцкистской ориентации на «перенесение революции» из одной страны в другую. В этой псевдотеоретической схеме судьба отдельных революций зависела в конечном счете не от раскрытия ими собственных возможностей, а от того, будут ли они поддержаны революциями в соседних странах. Внешние условия брали верх над внутренними и определяли развитие событий. Как известно, В.И. Ленин решительно выступил против тактики «перенесения революций». Подвергая критике позиции тех, кто хотел установить сроки проведения революций в других странах, он говорил: «...не издан еще такой декрет, чтобы все страны должны были жить по большевистскому революционному календарю, а если бы и был издан, то не исполнялся бы»1. Революции, учил вождь мирового пролетариата, не привносятся извне, а осуществляются самим народом той или иной страны. Коммунисты 20-х годов единодушно поддержали эту марксистско-ленинскую концепцию революции.

Разгром троцкизма в международном коммунистическом движении означал торжество ленинских идей построения партии как боевого революционного авангарда. Троцкизм не случайно еще до революции пытался дать бой ленинизму именно в вопросе о партии.

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 161.

7


Альфой и омегой всех мелкобуржуазных реакционных политических течений всегда была враждебность к программе становления и укрепления сильной, боеспособной, централизованной и дисциплинированной организации революционеров. «Созданию партии, - указывается в Тезисах ЦК КПСС к 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина, - предшествовали огромная идейно-теоретическая работа Ленина, критика им мелкобуржуазного народнического социализма, бескомпромиссная борьба против реформистских и других оппортунистических течений. Без такой очистительной работы невозможно было обеспечить соединение марксизма с освободительным движением, утвердить самостоятельную классовую линию пролетариата»1.

Воспользовавшись болезнью, а затем смертью В.И. Ленина, Троцкий повел фронтальную атаку на партию, стремясь ослабить ее, идейно подточить ленинские организационные принципы. Атаки Троцкого против принципа демократического централизма сопровождались сколачиванием оппозиций и фракций из самых разношерстных элементов, включая бывших меньшевиков, бундовцев и им подобных. Коммунисты дали решительный отпор этим попыткам перевести партии с ленинских позиций на оппортунистические.

В борьбе против троцкизма коммунистические партии отстояли завоевания Великого Октября. Во второй половине 20-х годов стало окончательно ясно, что вся политика Троцкого направлена на подрыв оплота мирового революционного движения, первой страны победившего рабочего класса - СССР. В борьбе против Советской власти троцкисты прибегали к таким же приемам и методам, как и агентура империалистических разведок, стремившаяся любыми путями расшатать морально-политическое единство нашего народа. Троцкисты начали создавать подпольные группы, все чаще распространяли клеветнические пропагандистские материалы, устраивали антисоветские демонстрации, вели подготовку к развязыванию гражданской войны. Вскоре после исключения из партии Троцкий разослал директивное письмо своим сторонникам в СССР и за рубежом с призывом более актив-

1 «К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Тезисы Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза». М„ 1969, стр. 9.

8


но «бить по руководству ВКП(б) и Коминтерна», организовывать стачки и антисоветские выступления.

Некоторые троцкисты, находившиеся на командные должностях в Красной Армии, установили связь с бывшими белогвардейскими офицерами, которые вынашивали планы вооруженного переворота внутри страны. Сторонники троцкистов за рубежом подстрекали империалистические державы к нападению на Советский Союз.

Вот как оценивал Политику троцкизма в тот период видный деятель Коммунистической партии США Уильям 3. Фостер: «На карту была поставлена не только судьба революции в России, но и судьба всего международного коммунистического движения. Победа троцкистов принесла бы решительный успех силам реакции во всем мире»1.

XV съезд ВКП(б) имел, таким образом, все основания сделать вывод о том, что троцкистская оппозиция превратилась в «орудие третьей силы против режима пролетарской диктатуры»2.

Освоение исторических уроков борьбы против троцкизма3 приобретает особое значение в настоящее время, когда отмечается оживление его. Современные троцкистские группы не скрывают, что являются пря-

1 Уильям 3. Фостер. История трех Интернационалов. М., 1959, стр. 371.

2 См. «Пятнадцатый съезд ВКП(б). Декабрь 1927 года. Стенографический отчет», т. I, стр. 429.

3 Борьба коммунистических партий против троцкизма в те годы получила освещение в ряде работ советских историков. Необходимо отметить следующие: «Исторический опыт борьбы КПСС против троцкизма». М., 1975; В. М. Иванов, А. Н. Шмелев. Ленинизм и идейно-политический разгром троцкизма. Л, 1970; Н. А. Сламихин. Разоблачение В. И. Лениным теории и практики троцкизма (1917 - 1924 гг.). М., 1977; «Борьба В. И. Ленина против мелкобуржуазной революционности и авантюризма». М., 1966, Л. Г. Титов, А. М. Смирнов, К. Д. Шалагин. Борьба Коммунистической партии с антиленинскими группами и течениями в послеоктябрьский период (1917 - 1934 гг.). М., 1974; Ф. Д. Рыженко, А. Л. Угрюмое. Ленинская партия в борьбе с троцкизмом (1907 - 1927). М., 1969; А. Г. Титов. Борьба партии с троцкизмом в годы строительства социализма в СССР. М., 1975; Я. Г. Темкин. Борьба В И. Ленина с троцкизмом в предреволюционные годы. М., 1977 и др.; Leo figueres. Le trotskisme, cet antileninisme. Paris, 1969; Betty Reld. Ultra-Leftism in Britain. London, 1970; «Philosophischer Revisionismus. Quellen, Argumente, Funktionen im ideologischen Klassenkarepb. Berlin, 1977.

9


мыми преемниками «ортодоксального» троцкизма. Целиком и полностью одобряя теорию и практику троцкизма первых трех десятилетий XX в., солидаризируясь с политическим поведением Троцкого, его борьбой против В.И. Ленина, КПСС, международного коммунистического движения, нынешние троцкисты разделяют ответственность за все то зло, которое причинил еще в прошлом троцкизм делу революции и социального прогресса.

В этих условиях эффективным средством разоблачения троцкизма продолжает оставаться ленинская критика взглядов Троцкого, его «теории перманентной революции». Коммунисты обращаются и к арсеналу средств, выработанных их предшественниками в идеологических сражениях с троцкизмом в 20 - 30-е годы. Основные политические и теоретические аргументы, которые были выдвинуты КПСС, другими братскими партиями, Коминтерном в ходе этой борьбы, и сегодня полностью сохраняют свою силу.

В связи с усилившейся в последнее время активностью троцкистских групп (кое-где громко именуют себя партиями, хотя их численность мизерна) буржуазные историки и «политологи» нередко задают вопрос: правомерно ли говорить об идейном и организационном разгроме троцкизма в 20-е годы? Ведь троцкизм, заявляют они далее, действует и сейчас.

Те, кто задает такой вопрос, забывают упомянуть одно немаловажное обстоятельство: международное коммунистическое движение успешно справилось в 20-е годы с поставленной перед собой задачей и изгнало из своих рядов троцкистов. Двери коммунистических партий оказались для них наглухо закрытыми.

Жалкое существование влачили троцкисты вплоть до 60-х годов, и мало кто знал о том, что они из себя представляют, чем занимаются. И лишь в последние два десятилетия они обратили на себя внимание усилившейся антикоммунистической, антисоциалистической агрессивностью среди людей, никогда ничего не слышавших о троцкизме и не знающих, какой вред он причинил в прошлом революционному движению. Бороться против троцкизма в наше время - значит открыть глаза на его антиреволюционную сущность тем, кто примкнул к нему по ошибке. Это и делают коммунисты.

10


Принципиальные оценки идеологии и практики оппортунизма вообще и троцкизма в частности были даны в документах международного Совещания коммунистических и рабочих партий в 1969 г. в Москве, в решениях XXIV и XXV съездов КПСС. Они наметили основные пути идеологического разоблачения различных видов оппортунизма. На съездах КПСС, пленумах ЦК разоблачалось беспринципное сотрудничество маоизма с троцкистскими организациями. О заимствовании маоизмом многих концепций из идейного багажа троцкизма говорил член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС М.А. Суслов: «Логика борьбы с КПСС и мировым коммунистическим движением привела руководителей КПК к тому, что они все больше смыкаются с злейшим врагом марксизма-ленинизма, с троцкизмом»1. На XXIV съезде КПСС Л. И. Брежнев подчеркнул, что троцкисты блокируются с созданными китайским руководством в ряде стран раскольническими группировками, выступающими под вывеской так называемых «марксистско-ленинских партий»2.

В 70-е годы в Советском Союзе и за рубежом вышел ряд научных работ, разоблачающих антиреволюционную сущность идеологии и практики современного троцкизма. В них подчеркивается историческое значение уроков борьбы В.И. Ленина, КПСС против троцкизма, показывается объективное пособничество нынешних троцкистов империалистической реакции.

Осуществление поставленной Берлинской конференцией коммунистических и рабочих партий Европы задачи «изолировать и победить антикоммунизм» требует дальнейшей активизации работы по идеологическому разоблачению троцкизма, являющегося одним из наиболее злобных разновидностей антикоммунизма и антисоветизма. В современных условиях особое значение приобретают ленинские указания о том, что надо знать «силы врага, его организованность и политические течения в его лагере»3 и что важно сосредоточить внимание на критике «наиболее вредных для демокра-

1 «За сплоченность международного коммунистического движения. Документы и материалы». М., 1964, стр. 243.

2 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 3. М., 1972, стр. 214.

3 В. И. Ленин. Пол», собр. соч., т. 44, стр. 39.

11


тии и для социализма идейно-политических течений данного времени»1.

Именно к таким течениям относится троцкизм.

В марксистской литературе история борьбы против троцкизма подразделяется на три основных этапа.

Первый - 1903 - 1917 гг., когда троцкизм противостоял ленинизму как одна из разновидностей меньшевизма и международного каутскианства - центризма.

Во второй период - в 1917 - 1927 гг. - троцкизм выступал как оппортунистическое течение внутри нашей партии и ряда других коммунистических партий. Его разоблачение приобретало характер внутрипартийной борьбы, в ходе которой было защищено идейное, политическое и организационное единство партии, отражена попытка подмены троцкизмом ленинизма.

В третий период - с конца 1927 г. по настоящее время - борьба ведется против троцкизма, превратившегося из внутрипартийного в явно антикоммунистическое, антиреволюционное течение. Его сторонники выступают против авангардных революционных сил современности, образовав группы, борющиеся с коммунистическим движением.

Предлагаемая вниманию читателя книга посвящена третьему этапу борьбы коммунистических партий против троцкизма. По сравнению с двумя предшествующими это наименее изученный исторической наукой этап.

Активизация подрывной деятельности троцкизма в международном революционном движении потребовала ответа на ряд вопросов: каковы причины оживления этого враждебного марксизму-ленинизму реакционного мелкобуржуазного течения; какова идейно-политическая платформа троцкизма 60 - 70-х годов и как она соотносится с «ортодоксальным учением» Троцкого; на кого пытается опереться троцкизм в новых условиях и к каким приемам и методам усиления своих позиций прибегает; как используют коммунистические партии опыт борьбы В. И. Ленина, коммунистов первых трех десятилетий против троцкизма и какие формы и методы борьбы выработаны в наши дни, с учетом изменившейся политической обстановки? Не все из

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 20, стр. 357.

12


этих вопросов получили достаточное освещение в советской и зарубежной марксистской литературе. Цель данной книги состоит в том, чтобы хоть немного восполнить пробелы.

Как отметил кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС Б.Н. Пономарев, «история троцкизма - это история идейного и политического падения, ренегатства, логическим завершением которого явилось фактическое смыкание с самым злобным империалистическим антикоммунизмом»1. Поэтому борьба против троцкизма была и остается общей для коммунистов всех стран идейно-политической задачей.

1 Б. Н. Пономарев. Избранное. Речи и статьи. М, 1977, стр. 430.


Глава 1

КАК ТРОЦКИЙ «РАЗВИВАЛ» В 30-е ГОДЫ СВОЮ «ТЕОРИЮ ПЕРМАНЕНТНОЙ РЕВОЛЮЦИИ»

С позиций злобного антикоммунизма. В 30-е годы международный рабочий класс, коммунистические партии решали вопросы, имевшие большое историческое значение для судеб человечества. Это был период великой борьбы за демократию и мир, против фашизма и войны. Коммунистами выковывались стратегия и тактика смелых, по-революционному новаторских действий, которые помогали сплочению антифашистских, миролюбивых сил как в национальном, так и в международном масштабах.

Коммунистические партии первыми в черной свастике увидели смертельную опасность для человечества. Они дали четкую классовую характеристику фашизма как ударного отряда империалистической реакции.

Блестящим образцом последовательной борьбы за сплочение революционных и демократических сил явилась разработанная коммунистическими партиями политика Народного антифашистского фронта. Народный фронт призван был обеспечить союз рабочего класса с непролетарскими слоями населения, которые не были сторонниками социалистических преобразований, но выступали против фашизма, за демократические свободы, в защиту социальных и экономических требований. Политика Народного фронта ориентировала не на немедленную ломку капиталистического строя, а на развитие и укрепление демократических свобод, ограничение господства монополий. Коммунисты выдвинули лозунг борьбы за правительство Народного фронта, способное сплотить демократические, антифашистские силы.

14


Коммунисты настойчиво добивались также создания единого рабочего фронта, с тем чтобы преодолеть глубокий раскол пролетариата, сплотить его для решающей схватки с фашизмом. Защиту непосредственных экономических и политических интересов рабочего класса, борьбу против фашизма они считали главным содержанием политики единого фронта во всех капиталистических странах. Компартии выступали за единый фронт с социал-демократией против фашизма и на предприятиях, и в национальных рамках. Коммунисты ориентировались на то, чтобы там, где позволяет обстановка, расширять и углублять классовое, социальное содержание программы единого рабочего фронта, подводить массы к пониманию необходимости социалистической революции.

Коммунистические партии делали все, чтобы помешать агрессивным замыслам империалистической реакции, и особенно германского фашизма. Борьба за мир стала центральной задачей коммунистов всех стран.

Основные направления политической борьбы коммунистов в 30-е годы были изложены в решениях VII конгресса Коминтерна, нашли отражение в документах всех коммунистических партий.

Последующие годы подтвердили политическую мудрость и дальновидность, которые проявили коммунисты, сосредоточив усилия на борьбе против фашизма, в защиту демократии и мира. Опыт стратегии и тактики коммунистов 30-х годов поучителен и для наших дней, хотя теперь иные условия и другое соотношение сил в мире, а воздействие международного рабочего класса, коммунистических партий на политические процессы значительно шире, глубже. Многие идеи, рожденные тогда, получили дальнейшее развитие в современных условиях, обогатились новым содержанием1.

Осуществлению этой единственно верной в тех исторических условиях программы пытался помешать Троцкий. Он занял позицию огульного оспаривания правомерности стратегических и тактических действий

1 См. «Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк». М., 1969; Б.М. Лейбзон, К.К. Шириня. Поворот в Политике Коминтерна (К 30-летию VII конгресса). М., 1975.

15


коммунистических партий. И это все больше укрепляло его связь с империалистической реакцией1.

Сам Троцкий назвал 30-е годы «наиболее результативными» в своей жизни и неоднократно подчеркивал, что именно тогда ему «удалось совершить самое значительное»2. В марте 1935 г. он писал: «Работа, которой я сейчас занят... является самым важным делом моей жизни». Между тем, как отмечал видный деятель английского рабочего движения Р.П. Датт, «Политика и организованная деятельность троцкизма и его сторонников в СССР в рассматриваемый период представляли собой контрреволюционный заговор»3.

После высылки в 1929 г. из СССР Троцкий продолжал усиленно разрабатывать систему взглядов, еще раньше названную «троцкизмом». В противоположность прежним высказываниям, он не только не выступает против этого термина, но и всячески стимулирует его употребление. Даже сам именует себя... троцкистом. В беседе с американским историком Джемсом в апреле 1939 г. он заявил: «Мы называем себя троцкистами»4.

Характеризуя этот период, «биограф» Троцкого И. Дейчер применил термин «новый троцкизм», который, по его мнению, существенно отличался от троцкизма 20-х годов5. Это утверждение несостоятельно.

Троцкизм 30-х годов имеет много общего с теорией и практикой троцкизма предшествовавших десятилетий. Уже через несколько месяцев после высылки из СССР Троцкий опубликовал книгу «Перманентная революция», которую считал своим «идеологическим

1 Это, по сути, не отрицал и Троцкий, о чем свидетельствует следующий факт. 20 декабря 1938 г. он опубликовал нечто вроде сценария-диалога (а Троцкий любил вычурность формы и стиля), где сам задал себе вопрос и попытался ответить на него. Вот как это выглядит: «Вы не можете отрицать, что фашисты используют Вашу критику. Вся реакция внемлет Вам, когда Вы разоблачаете СССР... В этом смысле можно сказать, что Вы объективно на стороне реакции». Отвечая на этот самому себе поставленный вопрос об использовании силами регкции его позиции, Троцкий признал: «Конечно же они пытаются воспользоваться этим»

2 «Workers Press», 2. IX. 1972.

3 Палм Датт. Интернационал. Очерк истории коммунистического движения 1848 - 1963. М., 1966, стр. 253.

4 Jean Jacques Marie. Le trotskisme. Paris, 1970, p. 70.

5 I. Deutscher. The Prophet Outcast. Trotsky, 1929 - 1940. London Oxford - New York, 1970, p. 298.

16


кредо». Там изложены его прежние концепции, начиная со времени первого открытого выступления против Ленина, против большевиков. «В настоящей книжке, - писал он в предисловии, - я восстанавливаю прежде всего теорию перманентной революции, как она была сформулирована в 1905 году, применительно к внутренним проблемам русской революции». И он вновь пытается доказать, что по основным вопросам революции был прав не Ленин, не партия, а он, Троцкий, с его «теорией перманентной революции».

Самые отрицательные черты троцкизма всегда предопределялись именно этой «теорией», являющейся одной из реакционнейших идейно-политических платформ, которые когда-либо рождала мелкобуржуазная реакционная мысль. «Теория перманентной революции» стала идеологической базой для атак с псевдолевых позиций на любое пролетарское революционное движение, на социальные завоевания международного рабочего класса, на авангардные революционные силы, на строящийся или построенный социализм.

С самого начала эта «теория» была идеологическим обоснованием доведенного до крайности мелкобуржуазного реакционного космополитизма, обращенного своим острием против пролетарского интернационализма. Троцкистский космополитизм был рожден стремлением подорвать международную пролетарскую солидарность и путем насаждения национально-нигилистических идей, искажения диалектики интернационального и национального в классовой борьбе расшатать интернационалистские основы революционного движения.

Подлинным революционерам чуждо искусственное противопоставление национальному интернационального. Они постоянно исходят из того, что нельзя быть последовательным интернационалистом, игнорируя интересы своего народа, своеобразие условий, в которых ему приходится вести борьбу. Это положение является для них такой же аксиомой, как недопустимость противопоставления национальных задач интернациональным обязанностям.

Марксизм-ленинизм четко выразил идею соотношения общего и особенного, национального и интернационального. В. И. Ленин писал: «Интернационализм на деле - один и только один: беззаветная работа над

17


развитием революционного движения и революционной борьбы в своей стране, поддержка (пропагандой, сочувствием, материально) такой же борьбы, такой же линии, и только ее одной, во всех без исключения странах»1.

Космополитизм в «теории» Троцкого проявился прежде всего в изображении такого развития мировых революционных событий, когда ни один национальный отряд международного рабочего класса не может рассчитывать на успешный исход своей борьбы. «Не начинай, не будучи уверенным в поддержке соседей» - вот немудреная философия «теории перманентной революции». А поскольку больше рискует тот, кто начинает первым, ибо при отсутствии поддержки его ждет гибель («Сохранение пролетарской революции а национальных рамках может быть только временным», - писал Троцкий в той же книге «Перманентная революция»), мир как бы застывает в ожидании отдаленных «великих перемен».

Рассуждения о приверженности «мировой революции» предназначались для прикрытия идейного и политического бесплодия троцкизма. В отличие от многих других политических течений, имевших возможность подтвердить свои идеологические и политические доктрины практикой государственного строительства, троцкизм за все годы существования не выдвинул ни в одной стране положительной программы действий.

Обращая внимание на то, что своим доведенным до абсурда космополитизмом, исключающим возможность выработки национальных программ, троцкизм подрывает позиции даже собственных «партий» в тех или иных странах, западногерманский историк Г. Барч не без основания пишет: «Троцкизм в отдельно взятой стране вообще невозможен, если следовать троцкистской доктрине. Это было бы самоотрицанием... Так троцкизм запутывается в сетях собственных теорий»2.

Космополитический характер своих «программных» установок троцкисты пытались обосновать рассуждениями об «устарелости государства как понятия». В книге «Коммунистический Интернационал после

1 В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 31, стр. 170.

2 Gunter Bartsch. Trotzkismus als eigentlicher Sowjetkommu-nismus? Die IV Internationale und ihre Konkurrenzverbande. Berlin - Bonn - Bad Godesberg, 1977, S. 57.

18


Ленина» Троцкий писал: «Производительные силы нашего времени перешагнули не только через формы буржуазной собственности, но и через границы национальных государств». Анархистская неприязнь к государству использовалась троцкистами для доказательства, что они «выше национальных программ» и что «необходимо мыслить общемировыми или же общеевропейскими категориями».

Не будучи связанной с общественно-политической жизнью какой-либо страны, вступив в открытый конфликт со всеми отрядами революционного рабочего класса, превращаясь все более в реакционную утопию, «теория перманентной революции» Троцкого близко смыкается с космополитической идеологией монополистического капитала. А та, как известно, всегда насаждала безразличное отношение к судьбам и социальным проблемам отдельных государств, проповедовала национальный нигилизм. Как и буржуазный космополитизм, троцкизм идейно разоружает отдельные национальные отряды рабочего класса, лишает их ясности целей и задач, затягивает в тупики капитулянтства, бесплодного прожектерства.

В 30-е годы Троцкий усиленно изыскивал новые формы антикоммунистической борьбы. Через год после высылки из СССР он опубликовал в Берлине брошюру «Кто руководит ныне Коммунистическим Интернационалом», где клевещет на политическую линию всех коммунистических партий. С тех же позиций он писал десятки других «произведений», которые охотно издавала буржуазия многих стран и распространяла среди рабочих заводов и фабрик1.

В тот период проявились в большей степени и такие черты троцкизма, как грубый субъективизм, демонстративное нежелание считаться с объективными факторами. Реальным признается только то, что отвечает его реакционно-утопическим представлениям о явлениях и событиях. Примитивный схематизм, сектантская озлобленность на целый мир приводят к тому, что ненормальным, противоестественным объявляется все, что выходит за рамки этих представлений2. При-

1 См. «Коммунистический Интернационал», 1937, № 7, стр. 122.

2 С едкой иронией пишет по этому поводу о троцкистах западногерманский журнал «Нейе гезельшафт»: «Поскольку миру

19


сущая троцкизму эклектика выражалась в тот период во все большем заимствовании им концепций из самых неприглядных источников1.

Идеологическая всеядность, политическая беспринципность, антиисторизм, выпячивание «удобных» и игнорирование «неудобных» фактов традиционно использовались реакционными мелкобуржуазными идеологами для создания, как отмечал В. И. Ленин, «карикатуры на теорию»2. Троцкизм конструировал абстрактные, безжизненные схемы, которые по сути были махрово-реакционными, по направленности - космополитическими, по форме - псевдореволюционными.

Это нашло отражение и в рассуждениях троцкистов о строительстве социализма в одной стране, и в их отношении к борьбе за мир, демократию, против фашизма.

Антисоветизм - отличительный признак «теории перманентной революции» Троцкого. В 30-е годы главной частью «теории перманентной революции» становится грубый, разнузданный антисоветизм. Клевета на СССР, стремление скомпрометировать социалистическое строительство, пессимистические прогнозы относительно его перспектив были обусловлены дальнейшим смыканием троцкизма с империалистической реакцией.

В основе троцкистского антисоветизма лежит все тот же тезис о невозможности строительства социализма в одной стране. В книге «Перманентная револю-

не до них, он квалифицируется ими как сумасшедший дом» («Die neue Gesellschaft», 1973, N 5, S. 337).

1 В 1977 г. в ФРГ вышла книга буржуазного социолога Гюнтера Барча, который, изображая троцкизм в виде какого-то «революционного направления», приводит факты, показывающие, насколько неразборчив был Троцкий в стремлении пополнить собственный идеологический багаж. Рекомендуя, например, своим сторонникам «идти на учебу» к фашизму, он призывал штудировать книгу «Моя борьба» Гитлера, речи Муссолини, а также использовать применявшиеся в конце 20 - начале 30-х годов фашистами методы срыва и разгона рабочих собраний «в целях закаливания кадров». В 1937 - 1938 гг. Троцкий ратовал за то, чтобы «брать уроки» у иезуитов, которых превозносил за «агрессивность и воинствующую организованность» (Gunter Bartsch. Trotzkismus als eigentlicher Sowjetkommunismus? Die IV Internationale und ihre Konkurrenzverbande, S. 57).

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 118.

20


ция» (1930 г.) Троцкий повторил мысль о том, что «завершение социалистической революции в национальных рамках немыслимо». Революция, заявлял он, «не получает своего завершения до окончательного торжества нового общества на всей планете». Через два года Троцкий писал: «Завоевание власти немецким и европейским пролетариатом есть задача более реальная и близкая, чем построение замкнутого и самодовлеющего общества в границах СССР».

В Советском Союзе шло развернутое социалистическое строительство, преображался облик страны и людей, а Троцкий упорно твердил: СССР «находится в значительной мере ближе к капиталистическому режиму», чем к социализму, и «все дальше отходит от социализма». Он уверял, что капиталистическая система продолжает определять мировое развитие и это делает невозможным радикальные социально-экономические преобразования ни в одной из отдельно взятых стран1. Как и прежде, троцкизм подвергал сомнению право и возможность пришедшего к власти рабочего класса строить общество без эксплуатации, социалистическое общество.

После Великого Октября империалистическая реакция поставила в центр своей идеологической деятельности дискредитацию реального социализма. Пытаясь убедить массы в «несостоятельности» марксистско-ленинского тезиса о начале эпохи перехода человечества от капитализма к социализму, буржуазные «социологи» и пропагандисты стали фальсифицировать идеи научного коммунизма, дискредитировать развернувшееся широким фронтом в конце 20-х - в 30-е годы социалистическое строительство в СССР.

Троцкизм делал то же самое. В социально-экономическом плане он ратовал за проведение такой экономической политики, которая привела бы к восстановлению капиталистических производственных отношений. «Бюллетень оппозиции» требовал роспуска совхозов, упразднения большей части колхозов, отказа

1 Обращает на себя внимание, что и в 70-е годы троцкисты восхваляют эту капитулянтскую позицию Троцкого, воздают должное его мысли о том, что «капитализм создал такое мировое хозяйство, из которого не может вырваться ни одна страна» (так пишут западногерманские троцкисты, называющие себя «союзом социалистических рабочих». - «Der Funke», 15.1.1974).

21


от политики ликвидации кулачества как класса. «Ликвидировать кулака - значит ликвидировать крестьянство», - заявлял Троцкий. Его сторонник Раковский признавал, что «ни теоретически, ни практически» троцкисты не помышляли «ни о социалистической переделке сельского хозяйства, ни об экспроприации кулачества»1.

Враждебно отнеслись троцкисты и к социалистической индустриализации. Они противопоставляли ей капитулянтскую теорию «потухающей кривой», которая ориентировала на экономическую отсталость страны. Согласно теории, высокие темпы экономического развития возможны лишь в восстановительный период, а потом из года в год будут снижаться. Троцкий призывал приостановить «призовую скачку индустрии».

На этой почве троцкисты нашли общий язык с самыми разношерстными «левыми» и правыми. «Можно сказать, - отмечал Г.К. Орджоникидзе в 1930 г. на XVI съезде партии, - что наша внутрипартийная борьба с «левыми» и правыми в основном была борьбой за действительно реальные большевистские темпы социалистического строительства»2.

В социально-политическом плане троцкизм требовал пересмотра достижений партии, советского народа в создании новой социально-классовой структуры, соответствовавшей установившимся в стране производственным, экономическим отношениям. Он выступил, по существу, за «капитализацию» данной структуры. Именно к этому привела бы реализация троцкистских предложений о «лояльном отношении» к кулачеству, о сдаче предприятий в капиталистические концессии.

Тем же целям расшатывания социально-классовой структуры СССР, подрыва диктатуры пролетариата служили требования «отказа от системы одной партии» и «возвращения к системе нескольких партий». Предложения Троцкого основывались на тезисе, будто в нашей стране должна оставаться неизменной такая

1 См. «Исторический опыт борьбы КПСС против троцкизма», стр. 541 - 542; В.М. Иванов, А.Н. Шмелев. Ленинизм и идейно-политический разгром троцкизма, стр. 471 - 472.

2 «XVI съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). 26 июня - 13 июля 1930 г. Стенографический отчет», т. I. М., 1935, стр. 538.

22


структура общества, которая включала бы и различные непролетарские секторы, чьи интересы расходились бы с интересами рабочего класса. Троцкий открыто заявил об этом в апреле 1936 г. в статье «Новая Конституция СССР»: «Не подлежит сомнению, что структура советского общества значительно разнообразнее и сложнее структуры пролетариата капиталистических стран. Исходя из этого, она создает достаточно благоприятные возможности для образования нескольких партий»1.

В идейно-политическом плане троцкизм стремился подорвать крепнувшее единство советского народа, помешать утверждению нового мировоззрения, формированного нового духовного облика и моральных принципов советских людей. Троцкизм пытался расшатать то главное, что поднимало их на трудовые и боевые подвиги, - веру в марксистско-ленинские идеалы, в партию, руководящую и цементирующую силу общества, в реальность решаемых ими грандиозных планов социалистических преобразований.

Троцкистские интриганы надеялись внести разлад в советское общество, восстановить рабочий класс против крестьянства и оба эти класса - против интеллигенции. Они мечтали вбить клин в отношения между партией и народом, между рядовыми коммунистами и партийным руководством, между людьми старшего поколения и молодежью.

Всенародное соревнование, развернувшееся под лозунгом «Пятилетку в четыре года», троцкисты цинично характеризовали как «бесполезную трату сил». Даже такой народный порыв, как стахановское движение, Троцкий называл «коварством Кремля» и призывал «осудить» его. В написанном им «программном» документе «IV интернационала» был даже лозунг «долой стахановское движение»2.

Таким образом, троцкизм еще раз продемонстрировал, насколько пагубен был его курс и насколько права партия, решительно отмежевавшаяся от него. В 1934 г. на XVII съезде партии Н.К. Крупская говорила: «Если бы победила линия Троцкого, не было бы

1 «Politique de Trotsky. Textes choisis et presentes par Jean Baechler». Paris, 1968, p. 146.

2 «Documents of the Fourth International, 1933 - 40». New York, 1973, p. 213.

23


победы на фронте социализма, - линия Троцкого привела бы страну к гибели»1.

Еще в 20-х годах, выступив в качестве организатора антисоветских вылазок, троцкизм продолжал усиленно изыскивать новые средства подрыва советской власти. Он делал ставку на сохранявшиеся в стране мелкобуржуазные элементы, пытался играть на их политической неуравновешенности, недовольстве осуществляемыми партией, рабочим классом социалистическими преобразованиями.

Сначала Троцкий возлагал надежды на «реформенные изменения в СССР». Под такими «изменениями» он имел в виду размывание социально-экономических и политических основ Советской власти. Он считал, что это произойдет «без новой революции, методами и путями реформ», в результате «обострения разногласий», «углубления трещин» в советском обществе.

Однако, убедившись в несостоятельности своих расчетов, Троцкий объявил ошибочными прогнозы о «реформенных изменениях в СССР». Он начал выступать с белогвардейским призывом к «политической революции». Так троцкистская «теория перманентной революции» пополнилась еще одним неблаговидным элементом - призывом к насильственной ликвидации социализма в СССР. Мировой революционный процесс изображался в виде соединения двух компонентов:

пролетарских революций в капиталистических странах и «политической революции» в Советском Союзе.

В качестве «идеологической» основы своей антисоветской деятельности Троцкий выдвинул тезис о «деформировавшемся рабочем государстве». Причину же деформации он усматривал в том, что из России революция сразу не перекинулась в другие страны и СССР долго сосуществовал с капиталистической системой. По Троцкому, «виноватой» оказалась история, поскольку события развивались не в соответствии с «теорией перманентной революции», не вмещались в ее мертвую схему.

Прогрессивное человечество видело в Советском Союзе опору в борьбе за социализм, мир и демокра-

1 «XVII съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). 26 января - 10 февраля 1934 г. Стенографический отчет». М., 1934, стр. 73.

24


тию, величайшее завоевание международного революционного движения. Троцкий же считал Страну Советов помехой на пути к мировой революции, обвиняя ее в нежелании развертывать классовую борьбу в международном масштабе. Революция против социалистической революции - вот чего хотел Троцкий, призывавший к свержению советского строя. Разве это не махровая контрреволюция? Большей услуги империалистической реакции Троцкий оказать не мог.

Троцкий продолжал пропагандировать тезис о «термидорианском перерождении Советской власти», позаимствованный им у Мартова и Каутского. Он обвинял партию, ее руководство в «захвате власти», в бонапартизме, бюрократизации и т. п.

В действительности же, если обратиться к исторической аналогии, именно троцкисты готовили нечто вроде термидорианского контрреволюционного переворота. Ведь переворот против французской революции в 1794 г. был осуществлен под внешне революционными лозунгами, чем-то похожими на вымыслы о «перерождении».

Подрыв борьбы за демократию, разобщение антифашистских сил. Как известно, одна из порочных сторон троцкистской «теории» состоит в том, что полностью игнорируется общедемократическая борьба. В книге «Перманентная революция» Троцкий признавал, что его «постановка вопроса действительно отличалась от ленинской». В.И. Ленин критиковал Троцкого за утверждение, будто эпоха империализма вообще исключает какие-либо общедемократические, выражающие интересы большинства нации революционные выступления1.

И после Октябрьской революции Троцкий оставался на тех же позициях, пренебрежительно относился к общедемократической борьбе, к задаче завоевания рабочим классом на свою сторону непролетарских слоев. Фальсифицируя опыт трех революций, он пытался представить дело таким образом, будто демократическая революция - антипод социалистической. В 1937 г. Троцкий заявил: «Октябрьская революция наглядно продемонстрировала, что социальная революция не может осуществляться в рамках демократии.

1 См В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 80.

25


«Демократическая» революция и социалистическая революция находятся на противоположных сторонах баррикад».

Особый вред эти концепции Троцкого причиняли во второй половине 30-х годов, когда борьба за демократию теснейшим образом переплелась с борьбой против злейшего врага человечества - германского, итальянского и японского фашизма. Чума фашизма грозила захватить всю Европу, перекинуться на другие континенты.

Классовая цель фашизма состояла в том, чтобы одним ударом ликвидировать все права и свободы трудящихся, завоеванные ими в течение долгой и упорной борьбы. Считая буржуазно-демократические порядки опасными для капитализма, оказавшегося в состоянии глубокого кризиса, фашисты обрушились на демократические институты, на парламентские режимы, на любое проявление демократизма, жестокому террору подвергли коммунистов.

Жизнь настоятельно требовала объединения всех революционных и демократических сил. Применительно к новым историческим условиям, когда главной задачей стала борьба с фашизмом, коммунисты развивали ленинские идеи о широком союзе трудящихся за осуществление демократических целей1.

VII конгресс Коминтерна (1935 г.) охарактеризовал фашизм как открытую террористическую диктатуру наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала2. Германский фашизм был объявлен главным поджигателем новой империалистической войны, ударным кулаком международной контрреволюции3.

А в это время троцкизм пытался насаждать настроения обреченности, бесперспективности борьбы против фашизма. Он проповедовал, что буржуазная демократия неизбежно должна превратиться в фашизм. Более того, в 1938 г. Троцкий заявил: «Программа защиты

1 См. «Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк», стр. 368 - 409.

2 См. Георгий Димитров. Избранные статьи и речи. М., 1972, стр. 113.

3 См. «Резолюции VII Всемирного конгресса Коммунистического Интернационалам М., 1935, стр. 11.

26


демократии в развитых странах является реакционной программой»1. Он допускал возможность ведения борьбы за демократию лишь в колониальных и полуколониальных странах.

Германские троцкисты, именовавшие себя «иностранным комитетом интернациональных коммунистов», распространялись о «прочности», «жизнестойкости» фашизма. Они уверяли, что фашизм - «новая фаза капитализма», через которую должно пройти большинство стран мира. «Вопреки представлениям Ленина империализм не стал последней стадией капитализма. За империализмом следует фашизм. Он всюду заполняет целую историческую эпоху», - заявляли они.

Троцкисты всячески мешали консолидации антифашистов, созданию Народного фронта, порочили единый рабочий фронт, призванный положить конец расколу в рядах пролетариата.

Они обвиняли коммунистические партии в «коалиционизме», в «сползании с классовых позиций» и т.п. В январе 1938 г. Троцкий обвинял коммунистов даже в меньшевизме: «Отвлекаясь от вопроса, хороша или плоха политика «Народного фронта», она является традиционной политикой меньшевизма». Он позволил себе и такое чудовищное заявление: «Народные фронты, с одной стороны, фашизм - с другой, являются последними политическими ресурсами империализма в борьбе против пролетарской революции»2.

Откуда такая ненависть к политике Народного фронта? Дело, видимо, не только в том, что троцкизм всегда пренебрежительно относился к общедемократическому движению. В конечном счете у Троцкого проявилась та же боязнь, что и у крупной монополистической буржуазии, пытавшейся сорвать политику Народного фронта, - боязнь усиления позиции коммунистов и идущих за ними отрядов рабочего класса в случае укрепления союза с непролетарскими слоями общества. Как и монополистической буржуазии, различного рода мелкобуржуазным реакционным течениям легче плести интриги в условиях, когда расколото революционное, демократическое движение. И наоборот, возможности маневров сужаются там, где им противосто-

1 «Politique de Trotsky», p. 216.

2 «Documents of the Fourth International, 1933 - 40», p. 182.

27


ят согласованные действия людей, ясно представляющих, во имя чего ведут борьбу и ее пути.

В отличие от буржуазных противников Народного фронта, запугивавших непролетарские слои «красной опасностью», Троцкий вел свои атаки с псевдолевых позиций. Обвиняя коммунистов в «отказе от революционной программы действий», он призывал к «немедленному установлению диктатуры пролетариата», повсеместному созданию рабочих правительств, а политике Народного фронта противопоставлял лозунг «Вооружайте пролетариат и революционных крестьян»1.

Такая ультралевая фраза помогала фашизму. В самом деле, разве не он был бы в выигрыше, если бы рабочий класс отпугнул от себя непролетарские слои предлагавшимся троцкистами ультиматумом «Коммунизм или фашизм»? Ведь именно под пропагандистский шум о необходимости борьбы с «коммунистической опасностью» фашизм пытался задушить революционное движение.

Какой вред причиняли лозунги троцкизма, показали действия его приверженцев во Франции и Испании.

Большие усилия по созданию антифашистского Народного фронта и единого рабочего фронта предпринимала Французская компартия, сумевшая в 1934 - 1937 гг. достичь немалых успехов. Морис Торез писал по этому поводу: «Мы не выдумали этой задачи из головы. Ее выдвинул сам опыт мирового рабочего движения и прежде всего опыт пролетариата Франции. Заслуга Французской коммунистической партии в том, что она поняла, что нужно делать сегодня, не послушалась сектантов, дергавших партию и мешавших осуществлению единого фронта борьбы против фашизма, а смело, по-большевистски, пактом о совместных действиях с социалистической партией подготовила единый фронт пролетариата как основу для складывающегося антифашистского Народного фронта»2.

Французские коммунисты требовали распустить и разоружить фашистские организации, изгнать из армии фашистских офицеров, демократизировать государственный аппарат, расширить права организаций трудя-

1 Цит. по: «Marxism Today», 1975, N 10, p 314 2 Морис Торез. Избранные статьи и речи. 1930 - 1964 гг. М., 1966, стр. 53.

28


щихся, особенно профсоюзов, обеспечить миролюбивую политику страны1. Они стремились к тому, чтобы Народный фронт выдвигал требования глубоких социально-экономических преобразований, был направлен против финансовой олигархии, против господства «двухсот семей».

Коммунистам удалось привлечь к участию в Народном фронте многих членов социалистической и радикальной партий. Укреплялась и его основа - единый рабочий фронт. На базе объединения профсоюзных организаций - ВКТ и УВКТ - весной 1936 г. в стране была создана единая Всеобщая конфедерация труда, в руководство которой вошли и коммунисты.

Блестящую победу одержали партии Народного фронта в первые же дни парламентских выборов 1936 г. Коммунисты завоевали на свою сторону 1500 тыс. избирателей (в 1932 г. 790 тыс.). Девять депутатов-коммунистов были избраны уже в первом тype2.

Летом 1936 г. по стране прокатилась мощная волна забастовок, побудившая правительство Леона Блюма, сформированное после выборов 1936 г. и опиравшееся на Народный фронт, пойти на ряд серьезных уступок трудящимся. Рабочим удалось добиться значительного повышения заработной платы, введения коллективных договоров, определявших условия оплаты труда; в законодательном порядке была ограничена по всей стране рабочая неделя; удовлетворен ряд требований крестьян и городских средних слоев3.

Что же противопоставили французские троцкисты политике Народного фронта? Саботируя борьбу за права трудящихся, они объявляли, что «пора борьбы за бифштексы миновала» и нет возможности «какого бы то ни было улучшения, до тех пор пока капиталистическая структура не подвергнется прямым ударам революционных сил»4. Троцкисты призывали к «не-

1 См. М. Торез. Компартия Франции в борьбе за единый фронт. - «Коммунистический Интернационал», 1935, № 4, стр. 24, 25, 26.

2 См. Морис Торез. Сын народа. М., 1960, стр. 102.

3 См. «Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк», стр. 435.

4 См. Морис Торез. Избранные статьи и речи. 1930 - 1964 гг., стр. 41.

29


медленным революционным действиям» вместо создания Народного фронта. Их лозунгами, подхваченными другими «леваками», были: «Все возможно», «Ни фашизм, ни парламентаризм», «Социализм - сегодня»1.

Французский марксист Лео Фигер, оценивая троцкистские лозунги, делает вполне обоснованный вывод:

«Если бы эти внешне «ультрареволюционные» лозунги не были со всей решительностью отвергнуты коммунистической партией и Морисом Торезом, они привели бы летом 1936 г. к распаду Народного фронта, т. е. союза пролетариата и средних слоев, которые оказались бы брошены в объятия самой темной реакции. Путь к быстрой победе фашизма был бы, таким образом. открытым»2.

Пытаясь опровергнуть этот тезис, один из лидеров нынешнего лондонского «международного комитета IV интернационала», Тони Кемп заявил: «Но ведь в действительности не было фашистской опасности в 1936 году, не было ее и по окончании забастовок. Фашистские лиги были распущены»3. Он умалчивает о том, что именно благодаря политике Народного фронта рабочий класс, обеспечив единство своих рядов и объединив вокруг себя широкие массы средних слоев, расстроил планы и происки фашистских сил.

Не менее предательски вели себя троцкисты и в Испании. Они учитывали и влияние в стране анархизма, и довольно распространенные среди рабочего класса левацкие, сектантские взгляды.

В результате усилий компартии в Испании тоже был создан Народный фронт, который в феврале 1936 г. на выборах в кортесы (парламент) одержал крупную победу. Это положило начало проведению в стране серьезных демократических преобразований (земельная реформа, национализация крупных предприятий, демократизация общественно-политической жизни). Народный фронт возглавил борьбу против фашизма, поднявшего в июле 1936 г. мятеж при поддержке Германии и Италии. Компартия призвала к

1 См. «Cahiers du Communisme», 1968, N 10, p. 78.

2 Leo Figueres. Le trotskisme, cet antileninisme. Paris, 1969, p. 193.

3 «Workers Press», 13. III. 1973.

30


всеобщему выступлению против фашизма: «Каждый трудящийся, каждый антифашист должен считать себя мобилизованным солдатом».

Троцкисты сосредоточили усилия на том, чтобы дискредитировать и взорвать Народный фронт, обезоружить рабочий класс перед противником1. Клеветнически утверждая, что политика Народного фронта «подчиняет пролетариат руководству буржуазии», Троцкий заявлял: ««Победа демократии» будет означать лишь окружную дорогу к тому же самому фашизму». Он призывал «мобилизовать массы на борьбу против Народного фронта и его правительства». Неудивительно, что испанские фашистские газеты, длительное время запугивавшие население «красной чумой», охотно печатали высказывания троцкистов, направленные против Народного фронта, коммунистической партии. Троцкисты стремились ликвидировать регулярную республиканскую народную армию, требовали «создать Красную армию, а не Народную армию»2.

Как же намеревались троцкисты осуществить в Испании свою программу «революционного разгрома фашизма»? Вот ответ Троцкого, представляющий смесь абсолютного непонимания ситуации с крайней политической наивностью: «Испанская революция может вывести и вражескую армию из подчинения реакционных офицеров. Чтобы добиться этого, надо только серьезно и смело выступить с программой Испанской революции... Фашистская армия не смогла бы выдержать влияния такой программы в течение и двадцати четырех часов; солдаты связали бы руки и ноги своим офицерам и направились бы в ближайший штаб рабочей милиции».

Эту химерную «стратегию» испанские троцкисты дополняли практическими акциями левацкого толка, выгодными лишь фашистам. Одной из них было организованное при активном участии троцкистов антиреспубликанское восстание в Барселоне (июль 1936 г.). Там уже давно вела борьбу против Народного фронта

1 См. «История Коммунистической партии Испании. Краткий курс. М., 1961, стр. 50, 161 - 162.

2 «Trotsky et le trotskysme. Textes et documents». Paris, 1937, P. 91.

31


и якобы «обуржуазившегося» республиканского правительства организация ПОУМ («Партидо обреро де унификасион марксиста»). Официально она не выступала как троцкистская, но имела в своих рядах немало сторонников Троцкого, а его бывший личный секретарь Андре Нин входил в руководство. По ряду вопросов Троцкий не соглашался с ПОУМ; эту организацию, как отмечал И. Дейчер, можно было отнести к «полутроцкистской партии»1.

Обвинив коммунистов в том, что они ведут борьбу якобы не за социализм, а за демократию, барселонские путчисты (вместе с троцкистами орудовали анархисты и прочие левацкие элементы, прибывшие в Испанию из разных стран) принялись за проведение в Каталонии таких «социалистических» мероприятий, как «отмена денег», «упразднение религии». Они учинили кровавую расправу над коммунистами и другими сторонниками республиканского правительства. «Первыми погибли от фаистских (анархистских. - М. Б.) и троцкистских пуль товарищи, возглавлявшие партийную организацию Барселонского порта»2, - писала Д. Ибаррури.

Этот путч в тылу республиканской армии, «гражданская война внутри гражданской войны» были на руку фашистам3. Подавление анархо-троцкистского мятежа в Барселоне потребовало отвлечения частей республиканской армии с фронта военных действий

1 I. Deutscher. Staline. Biographic politique. Paris, 1953, p. 510.

2 Долорес Ибаррури. Единственный путь. М., 1962, стр. 418.

3 Имеются данные о том, что и они причастны к организации барселонского «восстания». Сохранилась запись беседы посла нацистской Германии в Испании Фаупеля с братом генерала Франко 7 мая 1937 г. Вот что сообщал о ней в Берлин посол: «В отношении беспорядков в Барселоне Франко информировал меня, что уличные бои были инспирированы его агентами. Поясняя это, Николае Франко сказал, что в их распоряжении имеется 13 агентов в Барселоне и один из них давно уже сообщил о таком резком усилении напряженности в отношениях между анархистами и коммунистами, что он принял некоторые меры в целях дальнейшего обострения конфликта». Как доверительно заявил Н. Франко германскому послу, его агентура «получила соответствующие указания вести огонь на улицах, что и дало ожидаемые результаты». - «Akten aus dem Archiv des Deutschen auswartigen Amtes», vol. Ill, serie D (1937 - 1945), Deutschland und der Spanische Biirgerkrieg 1936 - 39. Baden-Baden, 1951, S. 343.

32


против фашизма, чем воспользовались враги. К тому же усилились идеологические разногласия в рядах противников франкистского режима.

Троцкисты, которые постоянно прикрывались маской «интернационализма» и выдавали себя за борцов против «узконациональной ограниченности», заговорили совсем по-другому, когда жизнь действительно выдвинула на первый план задачу объединения усилий международного рабочего класса. Они всеми способами препятствовали организации широкой международной кампании в поддержку республиканского правительства. В то время, как коммунисты направляли добровольцев, собирали средства и медикаменты, троцкисты саботировали деятельность комитетов по оказанию испанскому народу материальной и медицинской помощи.

Троцкий оскорбительно отзывался даже о добровольцах-антифашистах из Франции, Италии, Германии, Польши, Венгрии, Болгарии, Бельгии, США, стран Латинской Америки и др.1 Интернациональные бригады, клеветал он, «находятся на услужении коммунистических партий и СССР». Когда же в Испанию прибыли советские добровольцы, троцкисты заявили, что «приехали советские граждане, но это не помощь Советского правительства»2. Они фальсифицировали и другие многочисленные акты поддержки со стороны Советского Союза3.

Пособничество фашизму проявилось и в отношении троцкистов к борьбе против угрозы мировой войны.

1 В Испании сражалось 35 тыс. добровольцев из 54 стран. См. «Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк», стр. 461.

2 «Trotsky et Ie trotskysme. Textes et documents», p. 91.

3 Позиция Советского Союза была изложена в телеграмме И.В. Сталина Коммунистической партии Испании: «Трудящиеся Советского Союза выполняют лишь свой долг, оказывая посильную помощь революционным массам Испании. Они отдают себе отчет, что освобождение Испании от гнета фашистских реакционеров не есть частное дело испанцев, а - общее дело всего передового и прогрессивного человечества» (цит. по кн.: «История Коммунистической партии Испании. Краткий курс», стр. 133). В день первой годовщины войны председатель Совета Министров Испании, характеризуя помощь СССР, писал: «Испания, а вместе с Испанией и весь мир обязаны Советскому Союзу и его великим руководителям вечной благодарностью» (там же, стр. 134).

33


Под фальшивыми лозунгами - против борьбы за мир. В «теории перманентной революции» значительное место занимало восхваление войны. Это не просто дань «теории насилия», которая превозносит разрушения, катаклизмы, конфликты и присуща многим разновидностям мелкобуржуазных течений - как откровенно реакционных, так и псевдореволюционных. Апологетика войны использовалась Троцким для дискредитации созидательных целей социалистической революции. Проповедуя идею о том, что разрушение, и только оно, способно обновлять мир1, Троцкий выдавал ее за последовательно марксистскую и обвинял в «отказе от революционной борьбы», в «отходе от марксизма» коммунистические партии, поскольку они считали первостепенной задачей после революции воплощение теории научного социализма в повседневных делах миллионных масс трудящихся.

В своих рассуждениях о войне Троцкий неоднократно менял акценты, приспособляя к той или иной политической обстановке свои выпады против ленинизма, против коммунистических партий. В первый период после Октября Троцкий был, как известно, сторонником «революционной агрессивности». Он требовал, чтобы страна победившего пролетариата несла на «красных штыках» революцию в другие страны. Великую Октябрьскую социалистическую революцию он считал лишь плацдармом революционной войны против капиталистического мира2.

После высылки из СССР произошла определенная трансформация взглядов Троцкого на вопросы войны. Если раньше им были присущи авантюризм и капитулянтство, то теперь на первом плане их откровенная

1 Троцкий часто выступал с апологетикой разрушения. Так, в речи на IX съезде партии он заявил: «Разруха, уничтожавшая и разбивавшая все на своем пути, вместе с тем очищала путь для нового строительства...» - «Девятый съезд РКП(б). Март - апрель 1920 года. Протоколы». М., 1960, стр. 96.

2 Свою линию на «революционную войну» Советской России с международным капитализмом Троцкий пытался подкрепить практическими предложениями. В 1919 г. он рекомендовал направить 30 - 40 тыс. всадников в Индию, чтобы «дать прямой толчок восстанию угнетенных масс»; в 1923 г. настаивал на том, чтобы послать в Германию регулярные части Красной Армии и тем самым «разжечь пламя пролетарской революции в Европе».

34


антиреволюционность, ничем не прикрытая враждебность к СССР.

Объявив, что Октябрьская революция оказалась «преданной» (советский народ отвернулся от тех, кто толкал его на внешнеполитические авантюры, встал на путь строительства социализма), Троцкий уже не проповедует идею «революционной войны». У него появились новые концепции в отношении империалистической войны, в которой он видит союзника против СССР. Рассуждая о революционной войне, Троцкий говорил, что Страна Советов может погибнуть в ней, но это не будет большой бедой, ибо республика не созрела для революции1. Теперь же уверял, что война, в которую империалистические государства неизбежно втянут Советский Союз, должна завершиться его гибелью. «Можем ли мы, - писал Троцкий, - ожидать, что Советский Союз выйдет из предстоящей великой войны без поражения? На этот откровенно поставленный вопрос мы ответим так же откровенно. Если война останется только войной, поражение Советского Союза неизбежно. В техническом, экономическом и военном отношении империализм несравненно сильнее. Если он не будет парализован революцией на Западе, то он сметет социальный строй, рожденный Октябрьской революцией»2. Он твердил о политической слабости СССР: «Первые крупные социальные потрясения извне могут привести... советское общество в состояние гражданской войны», в результате чего Советский Союз «рухнет, уступив место капиталистическому режиму, вернее сказать: капиталистическому хаосу»3.

Троцкий предрекал появление стремления отдельных советских республик к национальной обособленности. Делая ставку на национализм, он писал: «Национальный вопрос приобретает политическую актуаль-

1 В марте 1918 г. он заявил: «Для развития революционного движения в Европе победа буржуазии над нами будет ударом, но нельзя его отождествлять с тем, что было после Парижской коммуны... Европейский пролетариат более, чем мы, созрел для социализма. Если бы даже нас раздавили, то нет все же никакого сомнения, что не может создаться такого исторического провала, какой был после Парижской коммуны». - «Седьмой экстренный съезд РКП(б). Март 1918 года. Стенографический отчет». М., 1962, стр. 71,

2 См. Р. Палм Датт. Интернационал. Очерк истории коммунистического движения. 1848 - 1963, стр. 252.

3 «Die neue Weltbuhne», 1933, N 49, S. 1527.

35


ность в плане совершения политической революции». За неделю до начала второй мировой войны Троцкий говорил: «В одном я уверен: политический режим не переживет войну».

Пророчества Троцкого очень походили на то, что вещали геббельсовские пропагандисты. Те тоже изображали Советский Союз как «колосс на глиняных ногах» и предсказывали ему гибель чуть ли не в первый же день войны. Они возлагали большие надежды на то, что в нашей стране начнутся распри, национальная вражда. Возможно, фашисты кое-что заимствовали из арсенала Троцкого. Ведь не кто иной, как Гитлер, проявлявший интерес к троцкистской публицистике, говорил, что «многому научился у Троцкого»1.

Рассуждая о якобы неизбежном поражении СССР, троцкисты уверяли: международный рабочий класс только выиграет от этого, поскольку во втянутых в войну странах вспыхнут революции и мировая буржуазия не сможет с ними справиться. В книге «Преданная революция» Троцкий писал: «Даже военное поражение Советского Союза будет лишь коротким эпизодом в случае победы пролетариата в других странах. А с другой стороны, никакая военная победа не может спасти наследие Октябрьской революции, если империализм сохранится в оставшейся части мира».

Троцкисты подвергали яростным пропагандистским атакам Коминтерн, коммунистов за то, что они призывали в случае войны поддержать СССР. Троцкий и его сторонники объявили, что позиция Коминтерна якобы продиктована «узкокорыстными интересами Москвы». Они обвиняли коммунистические партии капиталистических стран в том, что те озабочены не столько развертыванием революционной борьбы, сколько защитой внешнеполитических интересов СССР.

При этом троцкисты не были одиноки. Сразу же после образования Коминтерна буржуазная пресса, демагогически взывая к национальным чувствам трудящихся, принялась шуметь, будто в своей борьбе против военной опасности, угрожающей Советской России, Коминтерн действует «в ее интересах». Об этом же твердили геббельсовские пропагандисты. Цели у

1 Цит. по: «Die neue Gesellschaft», 1962, N 3, S. 126.

36


всех были одни и те же: помешать подготовке международного рабочего класса, прогрессивных сил мира к вооруженной борьбе с фашизмом.

Троцкисты доказывали, будто бесполезно бороться против войны, ибо империализм все равно развяжет ее. Более того, они призывали не мешать такому развитию событий: пусть пламя войны охватывает весь мир, ведь это на пользу революции. Одновременно высказывалась мысль о том, что и революционную борьбу надо бы свернуть в ожидании войны. «Фаталистическая установка на то, что война все равно наступит и революция может прийти только через ворота войны... означала бы отказ как от борьбы за революцию, так и от борьбы с войной»1, - сказал О.В. Куусинен на XII пленуме ИККИ в сентябре 1932 г.

Таковы концепции, с которыми Троцкий выступал в первое десятилетие после высылки из СССР. Они стали идеологической основой созданного в 1938 г. троцкистского «интернационала».

1 XII пленум ИККИ. Стенографический отчет», т. III. М., 1933, стр. 120.


Глава II

«IV ИНТЕРНАЦИОНАЛ» - ПОРОЖДЕНИЕ ТРОЦКИЗМА 30-х ГОДОВ

В 30-е годы троцкисты усиленно вели поиск новых организационных форм антикоммунистической борьбы. После изгнания из рядов коммунистического движения они объединились в небольших группах. Троцкий предпринимал одну за другой попытки сколотить из них международную организацию.

Троцкий преследовал те же цели подрыва мирового коммунистического движения, что и в 20-е годы. Меньшевистский «Социалистический вестник» заявил в июне 1927 г., что «ценность» троцкизма состоит «в разложении большевизма, в расшатывании «монолитного» здания диктатуры, в подрывании идейных и организационных устоев Коминтерна»1. С тем большим старанием это делал Троцкий в 30-е годы, привлекая симпатии не только правых социал-демократов, но и

1 Цит. по: «Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк», стр. 280. Руководство II Интернационала давно симпатизировало Троцкому и его идеям. Во второй половине 20-х годов им было создано специальное бюро для рассылки своим секциям клеветнических материалов против Коминтерна и СССР (см. «Исторический опыт борьбы КПСС против троцкизма», стр. 547). Лидеры II Интернационала выступили в поддержку Троцкого, против его исключения из партии и высылки из Москвы в Алма-Ату, где он находился некоторое время до изгнания из СССР. Клара Цеткин в специальной брошюре «Высылка Троцкого и социал-демократия» отмечала: «Ни разу, никогда руководящие деятели II Интернационала не высказывали свое возмущение Муссолини, Цанковыми, Пилсудскими, Эбертами, Гинденбургами и им подобными по поводу поощряемой и возглавляемой теми террористической системы». Гневно заклеймив антисоветскую и антипартийную деятельность Троцкого, К. Цеткин писала, что советский народ «не только имел право, но это было его долгом и обязанностью - поступить со всей строгостью пролетарской диктатуры в отношении Троцкого и его друзей» (Clara Zetkin. Trotzkis Verbannung und die Sozial-Demokratie. Berlin, 1928, S. 12, 21).

38


самых реакционных империалистических сил, готовивших «крестовый поход» против Коминтерна.

Ныне троцкисты нередко говорят о том, что предвоенный период был слишком краток и поэтому их «интернационал» не сумел «показать себя». Однако в его «программных» документах, представляющих сгусток яда антисоветизма и антикоммунизма, в практических действиях уже проявилось все то, что современные приверженцы «IV интернационала» считают своим «наследием».

Годы, предшествовавшие созданию «IV интернационала», один из его «идеологов», П. Франк, называет периодом принципиального размежевания и собирания кадров. «Это был период, - пишет он, - когда мы учились, если позволят нам такое выражение, говорить по-троцкистски»1.

Под флагом несуществующих «фракций». 31 марта 1929 г., вскоре после прибытия в Турцию, Троцкий направил в различные капиталистические страны послание с призывом к «дальнейшему идеологическому размежеванию» с коммунистическими партиями. Под посланием стояла подпись «Гуров», что вызвало недоумение и иронию среди французов (глагол «gourer» обозначает фальсифицировать, обманывать). Троцкий возлагал большие надежды на поддержку со стороны Суварина, группу которого Исполком Коминтерна назвал проводником правого влияния во Французской компартии2. Троцкий проявил интерес к группе Маслова и Р. Фишер, которые были исключены из КПГ и охарактеризованы VI конгрессом Коминтерна как ренегаты коммунизма3.

 

Троцкий установил связи с обеими группами еще в середине 20-х годов, что отмечалось на V конгрессе Коминтерна (1925 г.), на VII (1926 г.) и VIII (1927 г.) пленумах Исполкома Коминтерна4. Послание было

1 Pierre Frank. La Quatrieme Internationale, Contribution a 1'histoire du mouvement trotskyste. Paris, 1969, p. 25.

2 См. «Коммунистический Интернационал в документах...», стр. 93.

3 См. «Стенографический отчет VI конгресса Коминтерна», вып. 6. М„ 1929, стр. 178.

4 См. «Коммунистический Интернационал в документах...», стр. 471, 694, 741.

39


направлено английским, испанским, итальянским и американским оппозиционным группам.

Оно преследовало цель зондажа. В нем еще не ставился вопрос об объединении этих групп в международную организацию. Предлагался лишь обмен мнениями по таким вопросам: является ли «центристским» руководство Коминтерна, насколько «отходит оно от марксизма» и т. п. Не случайно Троцкий проявлял несвойственную ему осторожность: слишком многое разделяло эти группы. В его планы входило постепенное устранение разногласий путем обмена мнениями, что подготовило бы почву для их объединения.

Эти планы не были реализованы. Б. Суварин настолько ненавидел Советский Союз, ленинизм, коммунистов, что даже злобная клевета Троцкого казалась ему «слишком дозированной», а критика - «непоследовательной». Хотя и помещал в издававшемся им журнале «Коммунистический бюллетень» статьи Троцкого (еще в 1924 г. опубликовал его брошюру «Новый курс»), но говорил позднее: «Я - не за троцкизм». Суварин тоже утверждал, что Советский Союз «переродился» и стал обычным капиталистическим государством, где перестали существовать Советы, профсоюзы и даже коммунистическая партия. Большевизм был объявлен им «опиумом Интернационала»1.

Свою позицию Суварин уже не маскировал, как раньше, «левой» фразой. И Троцкий не мог солидаризироваться с ним, не рискуя потерять приверженцев в других странах. К тому же Суварин потребовал от него «не делать каких-либо публичных выступлений без предварительного согласования с французской оппозицией», т. е. с ним. В ответ Троцкий объявил Суварина «бывшим коммунистом и бывшим троцкистом»2.

Группа Маслова, Фишер и прочих «оппозиционеров» в Германии тоже во многом не соглашалась с Троцким и тяготела к Суварину. Как видно из опуб-

1 Jean Rabaut. Tout est possible! Les «gauchistes» francais 1929 - 1944. P., 1974, p. 16, 17, 18, 40.

2 I. Deutscher. Prophet outcast, p. 46. Уместно напомнить, что Суварин завершил свою Политическую карьеру журналистом в антикоммунистическом буржуазном издании «Фигаро».

40


ликованной в 1929 г. Троцким брошюры «Защита Советской республики и оппозиция», германские псевдолевые, называвшие себя «ленинским союзом», заявляли, что СССР, где, дескать, победила контрреволюция, стал буржуазным государством. Поэтому «не могут согласиться на сто процентов» с Троцким, ибо тот «идет недостаточно далеко».

Троцкому не удалось заручиться поддержкой и близкой по духу группы французских ренегатов, возглавлявшейся Пивером и именовавшей себя «рабоче-крестьянской партией». Пивер потребовал от Троцкого устранить из «теории перманентной революции» упоминание о диктатуре пролетариата и заменить ее понятием «демократический социализм»1. Троцкий постоянно критиковал Пивера и причислил его к «левым центристам».

В таких условиях Троцкий решил взять курс на создание «чисто троцкистских» групп с перспективой их последующего объединения в международную организацию. Но, как отмечал И. Дейчер, «результаты первых попыток придать организационную форму своим последователям на Западе были разочаровывающими»2. Троцкий вначале сконцентрировал усилия на сколачивании лично преданной ему группы во Франции. С его финансовой помощью удалось выпустить в августе 1929 г. первый номер троцкистского журнала «Веритэ», а в начале 1930 г. организовать на его базе «коммунистическую оппозиционную лигу»3. Но в одном из писем Троцкий вынужден был признать, что «во Франции влияние оппозиции чрезвычайно слабое». Такова же была история троцкистских групп в других капиталистических странах. «Великое несчастье всех этих групп, - писал Розмер, один из друзей Троцкого, - состоит в том, что они пребывают вне каких-либо действий; и это фатальным образом предопределяет их сектантский характер»4.

Причина не в пассивности троцкистских групп и не в какой-то фатальной предопределенности. Они испытывали глубочайший кризис, поскольку не толь-

1 Daniel Guerin. Front populaire et revolution manquee. Paris, 1963, p. 243-251.

2 I. Deutscher. Prophet outcast, p. 45.

3 Jean Rabaut. Tout est possible! p. 53.

4 Цит. по: I. Deutscher. The Prophet outcast, p. 45.

41


ко изолировали себя от революционных масс, но и противопоставили им. Первый секретарь ЦК Компартии Уругвая Родней Арисменди назвал эти группы обломками затонувшего корабля. Действительно, троцкистский корабль потерпел в 20-е годы тотальное крушение. Видимо, именно это побудило Троцкого отказаться от мысли объединения их в самостоятельную организацию. В 1929 - 1933 гг. троцкистские группы выдавали себя за «фракции» соответствующих коммунистических партий, хотя уже давно были исключены из них.

В сентябре 1929 г. Троцкий писал в «Веритэ»: «Мы предлагаем в качестве ближайшей цели образование международной фракции на базе общности идей, методов и тактики». Он пытался выдать троцкизм за «оппозицию Коминтерну». Его замысел состоял в том, чтобы привлечь в троцкистские группы политически неустойчивых членов коммунистических партий, хоть как-то воздействовать на положение дел в Коминтерне.

Из тактических соображений Троцкий отверг предложения некоторых своих сторонников создать «IV интернационал». В предисловии к вышедшей в 1930 г. книге «Коммунистический Интернационал после Ленина» он писал: «С разных сторон нам пытаются приписать намерение создать IV интернационал; это очень гнилая идея... Мы продолжаем и развиваем линию III Интернационала».

6 апреля 1930 г. представители ряда троцкистских групп (из Франции, США, Германии, Бельгии, Испании, Италии, Чехословакии и Венгрии), а также французской «еврейской оппозиционной группы» собрались в Париже и провозгласили себя «международной левой оппозицией» и одновременно «фракцией Коминтерна»1. Эта «левая оппозиция» заявила, что намеревается «преобразовать Коминтерн» и «влиться в ряды различных национальных секций»2. «Фракция, а не партия» - так называлась одна из глав составленного в 1932 г. Троцким «программного» документа «Международная левая оппозиция - ее задачи и методы».

Этот документ был положен в основу проведенной в феврале 1933 г. в Париже небольшой кучкой троц-

1 «Documents, of the Fourth International», p. 7.

2 Цит, по: «Quatrieme Internationale», Novembre 1964, p. 54,

42


кистов «предконференции». Имелось в виду, что в июле того же года соберется более широкая по составу и более представительная конференция. Ни в намеченные сроки, ни позднее Троцкому так и не удалось созвать ее.

Февральская конференция выработала «одиннадцать условий» приема в ряды «оппозиции». Среди них были такие, как отрицание возможности победы социализма в одной стране и «осуждение хозяйственной политики в СССР». Слово «осуждение» особенно часто фигурировало в условиях. Предлагалось «осудить» и положение в СССР, и политику Народного фронта, и деятельность коммунистических партий вообще. «Положительная» часть программы сводилась к требованию «признания теории перманентной революции». Троцкистская «предконференция» заявила: «Наше отношение к Коммунистическому Интернационалу определяется названием нашей фракции: левая оппозиция»1.

Минуло пять месяцев, и в июле 1933 г. Троцкий круто меняет позицию. За подписью того же Гурова он рассылает письма, где настаивает: «Необходимо создать новые коммунистические партии и новый Интернационал... Разговоры о «реформе», требования возвращения оппозиции в официальные партии должны быть немедленно прекращены, как утопические и реакционные».

Что же случилось за эти месяцы? Какова причина нового маневра? Троцкий объяснял так: в Германии власть захватил фашизм, и виноваты (?) коммунистические партии, не сумевшие помешать этому; значит, борьба должна быть сосредоточена против коммунистов.

Как известно, гитлеровцы пришли к власти в Германии 30 января 1933 г. Состоявшаяся в феврале того же года троцкистская «предконференция» не усмотрела в данном факте препятствия к осуществлению своего прежнего курса. Троцкому явно надо было хоть как-то замаскировать причины срыва намечавшейся па июль конференции, а главное - провал его ориентации на внутреннюю «трансформацию» Коминтерна и коммунистических партий под воздействием «крити-

1 «Documents of the Fourth International», p. 23, 24.

43


ки» со стороны троцкистов. Естественно, политические интриги троцкизма не могли оказать влияния на политику Коминтерна.

Провал с «оппозицией Коминтерну» побудил Троцкого создать собственный «интернационал». Большинство групп отрицательно отнеслось к его предложению, заявив, что для этого нет условий, а численность троцкистов слишком мала1. Лишь четыре группы (французская «лига интернациональных коммунистов», германская «социалистическая рабочая партия» и две небольших голландских группы) поддержали Троцкого. Однако вскоре три из них (голландские группы и «социалистическая рабочая партия») порвали с Троцким2.

В июле 1936 г. Троцкий собрал кучку своих сторонников, которая с августа 1933 г. называла себя «международной коммунистической лигой». Но так и не удалось убедить их в необходимости создания «IV интернационала». В конце концов решили учредить «бюро и международный секретариат движения за IV интернационал». «Международная коммунистическая лига», как объявили, вошла в «движение за IV интернационал». Конференция вновь выступила с «осуждением» строительства социализма в одной стране, обрушилась с нападками на политику Народного фронта3.

Многие сторонники предлагали Троцкому не идти дальше и ограничиться созданием «движения за IV интернационал». Он резко возражал против таких предложений, называя их «оппортунистическими», «соглашательскими». Более того, в целях форсирования событий Троцкий пошел на прямую фальсификацию: в 1934 - 1937 гг. выступал от имени какой-то «советской секции» несуществующего «IV интернационала».

Смысл позиции Троцкого неплохо выразил И. Дей-

1 Троцкий писал в дневнике (1935 г.), что у него в разных странах 4 тыс. сторонников. Скорее всего, он преувеличил и эту цифру. В том же дневнике (вернее, в предисловии, написанном его бывшим секретарем ван Хейернортом) отмечается, что в каждой из троцкистских групп «велась борьба между двумя, тремя и еще большим числом фракций по карьеристским и идеологическим мотивам».

2 Pierre Frank. La Quatrieme Internationale, p. 34 - 35.

3 «Documents of the Fourth International», p. 82, 83, 92,

44


чер: «Свой долг он видел в том, чтобы провозгласить: «Да здравствует Четвертый!», а что касается остального, то предоставим решить это будущему»1.

Создание «IV интернационала» и его программа. 3 сентября 1938 г. после долгих и мучительных переговоров Троцкий наконец собрал на «учредительную конференцию» тех сторонников, кого все-таки убедил в необходимости создания «IV интернационала». Конференция состоялась под Парижем с участием 21 троцкиста и длилась один день. Кроме себя, они никого не представляли. В большой спешке были приняты заранее написанные Троцким документы и решения. Конференция высказалась прежде всего о работе так называемых исполнительного комитета и бюро троцкистской «международной левой оппозиции», подчеркнув, что они «показали в минувшие годы свою неспособность к действиям». Иными словами, работа «движения за IV интернационал» была признана неудовлетворительной. Тем не менее было решено учредить «IV интернационал», который провозгласили «всемирной партией социалистической революции». На конференции некоторые участники выступали против создания «IV интернационала»: «Наше движение слишком слабое, чтобы называться интернационалом»2. Говорили и о том, что «на наш манифест нигде не откликнется даже незначительная часть рабочего класса». Раздавались предостережения «не делать пустого жеста», «не совершать глупости». Председательствовавший на конференции американский троцкист М. Шахтман отмел все возражения, заявив: «Меньшевики пробрались в наши ряды».

Пессимизм некоторых «учредителей» нашел отражение и в принятом конференцией заявлении: «Скептики спрашивают, а пришел ли момент создания нового интернационала. Разве можно, говорят они, учреждать интернационал искусственно, лишь крупные события могут породить его»3.

Высказывания скептиков были заглушены окриком Троцкого, избранного «тайным и почетным секретарем исполкома интернационала»: «Я говорю вам,

1 I. Deutscher. The Prophet outcast, p. 429.

2 «Documents of the Fourth International», p. 163.

3 Ibid., p. 29.

45


что через три года или через пять лет IV интернационал будет великой силой в мире». В другой аудитории он рисовал еще более радужную картину: «В течение ближайших 10 лет программа IV интернационала станет программой миллионов и эти революционные миллионы сумеют взять штурмом и землю, и небо»1.

Его пророчества тем более смехотворны, что исходные данные у «IV интернационала» были мизернейши, а «программные» документы такими, что могли лишь оттолкнуть массы.

«IV интернационал был немногим более фикции», - заявил И. Дейчер, отметив, что в его «секциях», созданных в некоторых странах Западной Европы, едва насчитывалось несколько десятков членов, за исключением американской троцкистской группы, где были две сотни человек2. Сам Троцкий вынужден был в 1938 г. признать, что «у IV интернационала имеется лишь горстка поддерживающих его людей в нескольких странах»3. Тем своим приверженцам, кто предлагал повременить с созданием «IV интернационала», он заявил в марте 1939 г.: это «несерьезные соображения», «тот, кто плывет против течения, не связан с массами».

Именно в то время Троцкий выступил с идеей об «авангарде авангарда». Он утверждал, что небольшим авангардом будущего массового авангарда может стать и маленькая группа, «знающая, как вести дело». По существу, это было возрождением старой анархистской идеи об «упирающихся массах» и «инициативном авангарде», который должен «потянуть» их за собой. Троцкий уверял своих сторонников, что даже небольшая группа в состоянии со временем превратиться в массовый авангард.

В тех же целях оправдания сложившейся в организациях своих сторонников ситуации Троцкий выдвинул еще одну идею - об «интернационале кадров». Надо стремиться, поучал он, не столько к вовлечению в интернационал широких масс, сколько к формированию соответствующих кадров, которые смогут в будущем, когда появится потребность, повести за собой массы. Этот тезис нашел отражение и в одном из до-

1 I. Deutscher. The Prophet outcast, p. 426.

2 Ibid., p. 420.

3 Цит. по: «The News Line», 28. III. 1977.

46


кументов, принятых парижской «учредительной конференцией». Там говорится: «Интернационал состоит пока главным образом из кадров. Но эти кадры имеют большое значение для будущего»1.

Даже обещая приток миллионных масс в «интернационал», Троцкий не смог надолго сделать своими единомышленниками и тех, кто составлял его окружение. Как правило, тесные контакты заканчивались разрывом. Дело не в том, что Троцкий, как пишут буржуазные историки, обладал «даром отталкивать людей». Он не мог увлечь людей своими идеями, поднять на борьбу за воплощение их в жизнь. Да и не. было у него идей, способных воодушевить. В данном случае речь идет не о Суварине, Маслове, Фишер, Пивере и им подобных, которых Троцкому не удалось сделать союзниками, хотя с самого начала они «симпатизировали» троцкизму. Он не сумел сделать «продолжателями своего дела» никого из тех, кто вместе с ним стоял у истоков троцкистского движения. Американский троцкист Шахтман, председательствовавший в 1938 г. на «учредительной конференции IV интернационала», через несколько месяцев поссорился с Троцким и образовал небольшую группу единомышленников, враждовавших с «интернационалом». На стороне Шахтмана оказались американские троцкисты Барнхэм и Джеме, часто встречавшиеся с Троцким и какое-то время бывшие его горячими поклонниками. Отошли от Троцкого и многие из его ближайшего окружения: голландец ван Хейернорт, испанец Андрее Нин, француз П. Навиль, троцкист из США Макс Истмэн и другие. То же самое произошло и с его личным секретарем П. Франком, которого в 1935 г. Троцкий обвинил в центризме и который вернулся «в лоно троцкизма» только после второй мировой войны.

Из других троцкистов, действовавших в 30-е годы и остававшихся в «IV интернационале» после войны, можно назвать лишь двух американцев - Джемса Кэннона (умер в 1974 г.) и Джозефа Хансена. И их Троцкий в последние годы своей жизни обвинял в «ревизионизме» и «прагматизме», называя оппортунистами, центристами и даже... свиньями2. В нынешнем

1 Цит по правительственному вестнику ФРГ «Exclusiv-Bericht. Regierung, Parteien», 10 Juni 1973, S 6

2 Цит. по: «The Campaigner», November 1975.

47


«IV интернационале» их тоже считают «предателями троцкизма», «проводниками социал-реформизма».

Где же те кадры, которые Троцкий готовил в 30-е годы? Как только он делал попытки объединить их на одной политической платформе, они разбегались.

Кстати сказать, сам «интернационал» появился в атмосфере раскола «международного троцкистского движения». Часть троцкистов (из Англии, Германии, Норвегии, Швеции) учредили в Лондоне свою «широкую», «несектантскую», «недогматическую» «международную троцкистскую организацию», которая избрала «международное бюро революционного социалистического единства». Однако ни она, ни ее бюро никак не проявили себя.

«IV интернационал» начало лихорадить уже через несколько месяцев, когда произошел раскол в одной из троцкистских организаций - «социалистической рабочей партии» США. Шахтману удалось отколоть и повести за собой 40% ее членов. Это был удар, после которого троцкистский «интернационал» не смог прийти в себя - его деятельность накануне войны была парализована1.

Троцкий пытался подвести «теоретическую» базу и под организационную аморфность своего «интернационала». Он заявлял, что не должно быть «механической монолитности»2. Поясняя его мысль, Кэннон писал: «Троцкий никогда не считал IV интернационал монолитной, чисто троцкистской организацией, а широким революционным движением, в котором ортодоксальные троцкисты могли при определенных обстоятельствах и на определенный период оставаться и в меньшинстве»3. Вывод Кэннона оспаривается многими троцкистами, считающими, что он «проповедует оппортунизм».

Троцкий вынужден был считаться с тем, что с самого начала объединение являлось эфемерным, а многие из троцкистских групп не имели между собой, да и с самим «интернационалом» каких-либо связей, кроме заявлений о своей принадлежности к нему.

1 См. James P. Cannon. Letters from Prison. N. Y., 1968, p. IX.

2 Цит. no. «La Verite», 1977, N 575, p. 46.

3 Цит. no: «Trotskyism versus Revisionism. A documentary history». Ed. by Slaughter. Vol. three. N. Y., 1974, p. 80.

48


В апреле 1939 г. в одном из интервью Троцкий признавал: «Интернационал составлен из групп интеллигентов и полуинтеллигентов и лишь нескольких рабочих, изолированных от своего класса»1. Не оспаривают этого факта и нынешние его сторонники: «Троцкий вел настойчивую борьбу за IV интернационал главным образом среди мелкобуржуазных элементов, оторванных от масс»2.

В троцкистских группах нашли пристанище ренегаты, исключенные из коммунистических партий. Как отмечает один из бывших вожаков американских троцкистов, А. Герман (позже переметнулся в ряды христианского движения), его организация рекрутировалась за счет лиц, исключенных из коммунистической партии3.

На «программные» документы, принятые в 1938 г. «учредительной конференцией», глубокий отпечаток наложил тот факт, что троцкизм 30-х годов сформировался в результате изгнания из коммунистического движения, а его основная, «стратегическая» цель предусматривала борьбу против Советского Союза, коммунистических партий, подрыв их боеспособности. Нынешние троцкисты всячески популяризируют эти документы, стремясь придать им характер долговременного действия. Они уверяют, что решения «учредительной конференции IV интернационала» «сохраняют свою ценность», и черпают там аргументы для своих антисоветских, антикоммунистических кампаний.

Главным документом «учредительной конференции» является так называемая переходная программа, озаглавленная «Агония капитализма и задачи IV интернационала». Суть его сводится к следующему: мировой капитализм не только созрел, но и «перезрел» в смысле подготовки его к социализму; «производительные силы человечества исчерпали возможности дальнейшего роста»; поскольку нет социалистической революции, «человеческая цивилизация в целом находится под угрозой колоссальной катастрофы»; «все

1 Цит. по: Jean Rabaut. Tout est possible! p. 331.

2 «In Defense of Trotskyism». London, 1973, p. 74.

3 А. К. Hermann. Trotskyism. A call to the streets. N. Y., 1975, p. 18.

49


зависит теперь от пролетариата, и в первую очередь от его революционного авангарда»; коммунистические партии и Советский Союз не хотят революции; «исторический кризис человечества состоит в кризисе революционного руководства»1.

Эти рассуждения понадобились для того, чтобы обвинить компартии в нежелании свергнуть капитализм. Так подводилась псевдотеоретическая база под чрезвычайно простой и типичный троцкистский тезис: для продвижения по пути революции необходимо «избавиться» от руководства со стороны рабочего класса, от коммунистических партий. Борьба против капитализма подменялась осуждением тех, кто, по мнению троцкистов, недостаточно борется против него. Тем же целям борьбы против коммунистических партий служил и выдвинутый «IV интернационалом» тезис о якобы сложившейся «всемирной предреволюционной ситуации». Когда жизнь выдвинула на первый план борьбу против опасности фашизма, троцкисты обвиняли коммунистов в том, что силы сосредоточили на этой борьбе, поскольку не хотят коренных революционных преобразований. Клеветнически заявив об «окончательном переходе Коммунистического Интернационала на сторону буржуазного строя», они вновь повторили свой излюбленный тезис: «Главным препятствием на пути превращения предреволюционной ситуации в революционную является оппортунистический характер пролетарского руководства»2.

Со всей определенностью троцкизм заявил, что своей первостепенной задачей считает борьбу не против фашизма, а против антифашистских сил. В «программе переходных требований в фашистских государствах», опубликованной «IV интернационалом» в феврале 1939 г., говорилось: «Первой предпосылкой революционной [?] борьбы против фашизма является безжалостное разоблачение теории и практики Народного фронта».

В 1938 г. советский народ приступил к осуществлению третьего пятилетнего плана. За два года до этого была принята Конституция, отразившая победу социализма в СССР и закрепившая в законодатель-

1 «Documents of the Fourth International», p. 181. 2 Ibidem.

50


ном порядке великие социальные завоевания трудящихся.

Империалистическая пропаганда, и прежде всего фашистская, усиленно клеветала на социалистические достижения страны Ленина, чернила теорию и практику социалистического строительства. «IV интернационал» присоединился к хору антисоветчиков. В основу троцкистских выпадов был положен пресловутый тезис о невозможности строительства социализма в одной стране. «IV интернационал» голословно отрицал исторические достижения советского народа.

В тот период троцкизм внес некоторые коррективы в тактику своей борьбы против социализма. Если раньше Троцкий предсказывал Советскому Союзу прогрессирующее экономическое отставание от капиталистических стран, разруху и кризисы, то теперь вынужден был считаться с его превращением в могучую индустриальную державу. Тогда-то и был запущен в оборот еще один антисоветский «довод»: «Экономический прогресс не идентичен социализму». И опять Троцкий не был оригинален. Об этом же трубила империалистическая печать, пытавшаяся скрыть от трудящихся стран капитала тот факт, что стремительный экономический подъем СССР достигнут благодаря социалистическим преобразованиям: обобществлению средств производства, ликвидации эксплуатации, созданию материально-технической базы социализма, обеспечению социально-политического и идейного единства общества и многим другим мероприятиям, осуществленным после прихода к власти рабочего класса.

«Учредительная конференция» повторила клевету троцкистов, будто СССР не является социалистическим государством. «Он продолжает оставаться режимом переродившегося рабочего государства»1, - говорится в документе «Агония капитализма и задачи IV интернационала».

Троцкий злобно выступил против заявления правительства СССР о том, что «мы не хотим ни пяди чужой земли, но и своей не отдадим», в чем усмотрел «квинтэссенцию порочной программы статус-кво». Борьбе за мир, за коллективную безопасность он при-

1 «Documents of the Fourth International», p. 182.

51


зывал противопоставить «агрессивный характер пролетарской революции».

«Учредительная конференция» продолжила ставшую уже традиционной линию троцкизма на подрыв антифашистского движения. В документе «Агония капитализма и задачи IV интернационала» говорится:

«Беспощадное разоблачение теории и практики Народного фронта является первым условием революционной борьбы против фашизма». И опять троцкизм остался верен себе. Обещая где-то в будущем выступать «по-революционному», в данный период он был озабочен тем, как мешать силам, борющимся против фашизма.

«IV интернационал» саботировал и общедемократическую борьбу, которую вели трудящиеся капиталистических стран. Повторялись троцкистские измышления, будто борьба за демократию - «реакционная утопия», а борьба за удовлетворение экономических требований бесперспективна, поскольку «капитализм уже не в состоянии выдерживать бремя периода реформ». Троцкисты намеревались навязать рабочему классу программу так называемых переходных требований.

Вот как излагал суть программы сам Троцкий: «Ни одно из наших требований не может быть реализовано при капитализме. Поэтому мы называем их переходными требованиями». И далее: «Если мы скажем, что хотим удовлетворения только таких требований, на которые они, капиталисты, могут пойти, то правящий класс удовлетворит только десятую часть требуемого или вообще ничего. А если мы потребуем больше и будем настаивать на наших требованиях, капиталисты будут вынуждены дать нам максимум возможного». Руководствуясь лозунгом «Требуйте невозможного!», троцкисты пытались дискредитировать программные документы коммунистических партий, призывавшие к борьбе за удовлетворение насущных нужд трудящихся. «IV интернационал» претенциозно заявил: «Старая, так называемая «программа-минимум» заменяется отныне переходной программой, цель которой состоит в мобилизации масс на пролетарскую революцию»1.

1 Цит. по: «The Newsletter», 5. IV. 1969.

52


Как и прежде, троцкисты руководствовались формулой «чем хуже, тем лучше». Они делали, в частности, ставку на кризис, который якобы укрепит позиции «IV интернационала». Троцкий говорил в одном из интервью: «Если наступит новый кризис, то создастся очень тяжелая ситуация для Коминтерна и очень хорошая для нас».

Таковы основные положения программы, выдвинутой «учредительной конференцией IV интернационала». По своей сути она была контрреволюционной.


Глава III

ТРОЦКИЗМ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Войны всегда служили проверкой стратегических и тактических установок политических партий и организаций, они не раз сбрасывали маски с тех, кто в мирных условиях выступал с позиций «левее левых», «революционнее революционеров».

Вторая мировая война до конца обнажила идейно-политическое банкротство троцкизма, раскрыла его истинную роль союзника империалистической реакции, воинствующего врага социализма и революционных сил. Пытаясь помешать организации борьбы против нацистской агрессии как в отдельных западноевропейских странах, так и в международном плане, троцкизм добровольно взял на себя функцию агентуры фашизма.

Эти страницы летописи позора троцкизма, которые, к сожалению, еще мало освещены в марксистской литературе, сами по себе обвинительный акт против «IV интернационала». Обвинительный акт строгого и объективного судьи - Истории.

Троцкистская оценка характера второй мировой войны. Как известно, В. И. Ленин придавал большое значение научному определению характера войны и выработке марксистами отношения к ней. «Выяснение характера войны, - говорил он, - является для марксиста необходимой предпосылкою, чтобы решить вопрос о своем к ней отношении. Для такового же выяснения необходимо, прежде всего, установить, каковы объективные условия и конкретная обстановка данной войны. Нужно поставить эту войну в ту историческую обстановку, в

54


которой она происходит, и только тогда можно определить свое к ней отношение»1.

В. И. Ленин обращал внимание на необходимость конкретного исторического анализа каждой войны. Он решительно выступал против поверхностных аналогий, механического повторения в иных условиях подходов и лозунгов, оправдавших себя раньше. «Войны, - писал В. И. Ленин, - вещь архипестрая, разнообразная, сложная. С общим шаблоном подходить нельзя»2.

Активно борясь против поджигателей войны, коммунисты определили ее характер и цели, выработали свое отношение к ней. Как и предвидели компартии, вторая мировая война, подобно первой, вспыхнула в результате резкого обострения межимпериалистических противоречий, проявившихся в силу неравномерности развития капитализма. Однако имелись и значительные различия. Иной была обстановка в мире, которая характеризовалась прежде всего существованием Советского Союза - оплота социализма и мирового революционного движения. Это обстоятельство имело принципиальное значение, ибо исключало возможность политического подхода ко второй мировой войне с теми же оценками, что и к первой. «Ни для кого не может быть сомнения в том, - говорил П. Тольятти на VII конгрессе Коминтерна, - что грядущая война, даже если бы она началась как война двух великих империалистических держав между собой или как война какой-нибудь великой державы против малой страны, неизбежно будет иметь тенденцию вылиться и неизбежно перейдет в войну против Советского Союза»3.

Интересы защиты СССР определяли основную линию международного рабочего класса, коммунистических партий в вопросах войны и мира. Поэтому VII конгресс Коминтерна поставил перед коммунистами задачу: если разразится война, призвать «всех трудящихся всеми средствами и любой ценой содейство-

1 В. И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 26, стр. 27.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 49, стр. 369.

3 Пальмира Тольятти. Избранные статьи и речи, т. 1 (1923 год - октябрь 1956 года). М, 1965, стр. 151 - 152.

55


вать победе Красной Армии над армиями империалистов»1.

Специфическая особенность второй мировой войны состояла и в том, что участники фашистской оси Берлин - Рим - Токио стремились не просто к переделу мира, а к завоеванию мирового господства, порабощению и ликвидации многих народов и государств. Под смертельной угрозой оказались судьбы человечества, социального прогресса.

В этих условиях, разоблачая империалистические силы как источник военной опасности, коммунисты не приняли точку зрения равной ответственности всех капиталистических держав. Если в 1914 г. революционеры-ленинцы выступали за поражение буржуазного правительства своей страны в войне, то теперь борьба против Германии, Японии и Италии, как самых опасных по агрессивным намерениям государств, диктовалась всей политической обстановкой. Главным врагом международного рабочего класса, Советского Союза был германский фашизм, и против него коммунисты призывали сосредоточить силы.

По-другому решался и вопрос о защите отечества, об освободительных войнах. В 1914 г., когда между собой столкнулись империалистические хищники, жаждавшие передела-мира, лозунг защиты отечества был равносилен защите права на грабеж. Вместе с тем В. И. Ленин выступил в то время против превращения лозунга отрицания защиты отечества в шаблон. Он подверг критике тех, кто заявлял, будто вообще «больше не может быть национальных войн». Такие войны вполне возможны. «В действительно-национальной войне слова «защита отечества» вовсе не обман и мы вовсе не против нее»2.

Таким образом, коммунисты разработали широкую программу с учетом реальной обстановки3. Она была образцом реальной принципиальности, тщательного научного анализа конкретных исторических условий. Ее положения выдержаны в духе лучших марк-

1 «Резолюции VII Всемирного конгресса Коммунистического Интернационала», стр. 40.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 80.

3 См. подробнее: Б. М. Лейбзон. К. К. Шириня. Поворот в Политике Коминтерна, стр. 178 - 199; «Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк», стр. 478 - 488.

56


систско-ленинских традиций. Годы войны подтвердили великую жизненную силу программы.

Троцкизм противопоставил ей систему собственных концепций, отличительная черта которых - помощь фашизму в осуществлении человеконенавистнических планов.

Разуверившись в возможности превращения своих групп в массовые организации в мирных условиях, Троцкий надеялся, что война пойдет на пользу «IV интернационалу». «Каждый день войны будет работать на нас», - неоднократно подчеркивал он. Троцкий жаждал войны и мечтал о том, что она нанесет смертельный удар по международному коммунистическому движению. «Первыми жертвами» станут партии Коммунистического Интернационала, «их гибель явится важнейшим условием создания обновленного революционного движения», - пророчествовал он.

Яростным атакам подвергли троцкисты тезис коммунистических партий о необходимости проводить различие между агрессивными фашистскими режимами и капиталистическими странами, выступающими за мир и коллективную безопасность. Троцкий назвал это «доморощенным марксизмом». Считая каждую капиталистическую страну потенциально фашистской, он объявлял «немарксистским» любой дифференцированный подход к ним.

В конечном счете, говорил Троцкий, не важно, кто победит - гитлеровская Германия со своими союзниками или же противостоявшие им государства. Важно другое: война взбудоражит международный рабочий класс, подтолкнет его к революционным действиям. «Победа Японии, как и победа Гитлера, - писал он, - не будет последним словом истории. Война и в этом случае станет матерью революции. С самого же начала революция выдвинет и пересмотрит все вопросы истории человечества в развитых, а также и в отсталых странах, проложит путь к преодолению самого различия между развитыми и отсталыми странами».

Еще более определенно мысль о том, что победа противостоявших гитлеровской Германии сил не обещает ничего хорошего, прозвучала в опубликованном «IV интернационалом» «Манифесте об империалистической войне и пролетарской революции». Там говорилось: «Победа империалистов Англии и Франции

57


будет не менее ужасной для основных судеб человечества, чем победа Гитлера и Муссолини. Буржуазную демократию не спасти. Помогая своей буржуазии против иностранного фашизма, рабочие лишь ускорят победу фашизма в собственной стране. Поставленная историей задача состоит не в том, чтобы поддерживать какую-либо из сторон империалистической системы в ее борьбе против другой стороны, а в том, чтобы положить конец системе как таковой»1.

Как же троцкисты рассчитывали «положить конец системе»? В первую очередь путем проведения политики поражения «своего» правительства. «Официальный патриотизм, - заявляли они, - лишь маскировка интересов эксплуататоров»2. При этом «IV интернационал» уверял, что революционна лишь такая политика, поскольку оправдала себя в годы первой мировой войны. Он не желал считаться с тем, что пораженчество в 1939 г. имело совершенно иной смысл, чем в 1914 г. Когда фашистская армия захватывала одну страну за другой, политика пораженчества была равнозначна непротивлению агрессии, означала доброе вольный переход в нацистскую неволю.

Когда над Чехословакией нависла смертельная угроза, Троцкий, отстаивая все ту же линию пораженчества, заявлял: поддерживать ее - значит поддерживать империалистическую эксплуатацию. «Чехословакия, - утверждал он, - является в полном смысле империалистическим государством... Война, даже на стороне Чехословакии, велась бы не за ее национальную независимость, а за сохранение и, по возможности, расширение границ империалистической эксплуатации». Он призывал относиться к агрессии нацистской Германии против Чехословакии как к незначительному эпизоду, «недостойному внимания марксистов».

Для коммунистических партий не было вопроса, быть ли на стороне чехословацкого народа и других порабощенных нацизмом народов. На VII конгрессе Коминтерна говорилось, что если бы Гитлер напал на Чехословакию, то защита ее явилась бы справедливым делом и международный пролетариат обязан был бы

1 «Manifesto of the Fourth International on the imperialist war and the proletarian revolution». New York, 1940, p. 44 - 45.

2 Цит. по органу французских троцкистов «Informations ouvrieres», 1970, Semaine du 20 au 27 mai 1970, N 476.

68


оказать помощь. Как отмечалось в резолюции конгресса, война в защиту национальной независимости и национального единства против посягавших на них крупных империалистических держав может принять характер освободительной войны, в которую рабочий класс и коммунисты данной страны не могут не вмещаться1. Позднее, 14 июня 1939 г., в директивах «Новое положение в Чехословакии и задачи партии» Секретариат ИККИ отмечал, что гитлеровцы проводят в захваченной стране Политику уничтожения целого народа и что коммунисты должны выступить борцами за национальное дело, применяя наиболее подходящие и целесообразные формы сопротивления. Из задачи сопротивления гитлеровскому фашизму, говорилось в директивах, «вытекает линия широчайшего объединения сил народа в единые национальные фронты от рабочих и крестьян и мелкобуржуазных слоев в городах до тех буржуазных элементов, которые вследствие давления германского насилия склонны отступить от своей капитулянтской линии и линии на унификацию и которые согласны совместно с народом вступить на линию отпора германским фашистским насильникам»2.

Иные директивы получала от Троцкого кучка его сторонников в Чехословакии. Еще в октябре 1938 г. он написал статью «Свежий урок. О характере предстоящей войны», где проповедовал, что ни в коем случае рабочему классу не следует выступать в поддержку жертв гитлеровской агрессии. «Может возникнуть вопрос, что после присоединения к себе Судетской Германии, венгров, поляков, а возможно, и словаков Гитлер не остановится перед порабощением чехословаков, и в этом случае борьба за национальную независимость потребует поддержки со стороны пролетариата. Такой метод формулирования вопроса является не чем иным, как социал-патриотической софистикой». И далее следует циничная фраза о том, что надо мыслить глобально, а не отдельными эпизодами, хотя в данном случае речь идет о судьбах народов и государств.

1 См. «Резолюции VII Всемирного конгресса Коммунистического Интернационала», стр. 38

2 Цит по: «Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк», стр. 471.

59


Пресловутую формулу «все или ничего», постоянно служившую оправданием пассивного выжидания грядущих крупных перемен и оценивавшую как ничтожно-эпизодические и «недостойные революционера» любые практические меры по приближению таких перемен, троцкисты использовали для подкрепления своих атак на антифашистское движение. По отношению к любой порабощенной германскими фашистами стране такая линия троцкистов могла быть квалифицирована лишь как предательская, антинародная, антинациональная. Это обстоятельство их не смущало. «У пролетариев нет своего отечества», - заявляли троцкисты, оправдывая свою политику пораженчества и ослабления стран, противостоявших гитлеровской агрессии.

И здесь, как в других случаях, они искажали мысль В. И. Ленина. В 1908 г. он писал: «Что «пролетарии не имеют отечества», это действительно сказано в «Коммунистическом манифесте»... Но отсюда еще не следует правильность утверждения... что пролетариату безразлично, в каком отечестве он живет: живет ли он в монархической Германии, или в республиканской Франции, или в деспотической Турции. Отечество, т. е. данная политическая, культурная и социальная среда, является самым могущественные фактором в классовой борьбе пролетариата... Пролетариат не может относиться безразлично и равнодушно к политическим, социальным и культурным условиям своей борьбы, следовательно, ему не могут быть безразличны и судьбы его страны»1.

Сознавал ли Троцкий, что политика «пораженчества» на руку фашистам? Оказывается, понимал. В одной из статей в июне 1938 г. он признал: если рабочие Чехословакии встанут на позицию пораженчества, «рабочий класс может облегчить Гитлеру осуществление его военных целей; он может первоначально сработать и на него». Но Троцкий считал это лишь «вопросом военной карты», поскольку-де ситуация все равно изменится. «Представьте себе, - писал он, - что в Чехословакии возьмет верх революционная политика, которая приведет к завоеванию власти. Это будет

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 17, стр. 190.

60


в 100 раз более опасным для Гитлера, чем патриотическая поддержка Чехословакии».

Реальная помощь Гитлеру на деле и расплывчатые намерения «досадить» ему в будущем - таков смысл концепции Троцкого.

Нацистская пропаганда, расхваливавшая «новый порядок», сетовала, что главным препятствием на пути его установления являются национальные границы и «лоскутные государства», доставшиеся Европе как «тяжкое наследие прошлого». И опять фашистские установки сомкнулись с троцкистскими призывами к уничтожению национальных государств. «Реакционному лозунгу «национальной защиты» необходимо противопоставить лозунг революционного разрушения национального государства», - провозгласил «IV интернационал» в мае 1940 г. Это было сказано спустя несколько недель после оккупации Дании и Норвегии, в дни, когда гитлеровская армия вторглась в Бельгию, Нидерланды и Францию, захватила Люксембург.

Не к сопротивлению нацизму, а к борьбе против коммунистов и их программы широких антифашистских действий призвали троцкисты. Они обвинили компартии в «сползании с классовых позиций», в «отказе от революционных целей». Лишь сами германские рабочие могут покончить с Гитлером, заявляли троцкисты, саботируя организацию антифашистской борьбы в международном масштабе.

Троцкий дискредитировал и предпринимавшиеся СССР и коммунистическими партиями усилия по созданию союза государств, которые выступили бы в поддержку Чехословакии. В сентябре 1938 г. он задавал себе вопрос: «Что означал бы военный блок империалистических демократий против Гитлера?» И отвечал: «Это было бы новым изданием Версальских цепей, но еще более тяжких, кровавых и невыносимых».

Накануне войны троцкисты заявили, что будут выступать против любого капиталистического государства, которое установит военносоюзнические отношения с СССР. К нему станут относиться как к любому иному империалистическому государству, т. е. выступать за его поражение в войне.

61


От пораженчества в теории к пораженчеству на практике. Как троцкисты осуществляли свою Политическую линию, показывает их деятельность на оккупированных гитлеровцами территориях, в частности во Франции. Там было несколько троцкистских групп, численность которых трудно установить. Если судить по записям префектуры французской полиции в марте 1934 г., в Париже - 500 человек и примерно столько же в провинции1. В довоенные годы эти группы задавали тон в международном троцкизме и наряду с членами американской «социалистической рабочей партии» являлись его «флагманами».

С самого начала вступления Франции в войну троцкисты заняли позицию пораженчества. Они распространяли листовки с текстом заявления «Мы не изменим своего курса», которое было сделано Троцким в июне 1940 г. Там, в частности, говорилось, что поражение собственного правительства является меньшим злом. Троцкий призвал вести борьбу против «псевдоинтернационалистов». Он имел при этом в виду французских коммунистов, которые 6 июня 1940 г., когда гитлеровские войска подходили к Парижу, призвали народ взяться за оружие, а столицу превратить в неприступную крепость. Они требовали от правительства отказаться от антинародной политики, поднять страну на борьбу за свободу и независимость. Однако правящие круги предпочли капитуляцию. Тогда коммунисты приступили к организации народных комитетов Сопротивления. 10 июля 1940 г. ЦК ФКП опубликовал Манифест к народу Франции. Коммунисты призывали к беспощадной борьбе против оккупантов и антинародного правительства Виши, к созданию вокруг рабочего класса «фронта свободы, независимости и возрождения Франции». В мае 1941 г. по инициативе ФКП был учрежден Национальный антифашистский фронт, куда вошла значительная часть патриотических сил страны. Проводилась большая работа по развертыванию партизанского движения.

В воззвании от 15 мая 1941 г. ЦК ФКП подчеркивал: «Руководствуясь единственной целью - осуществить единство нации в борьбе за священное дело на-

1 Jean Rabaat. Teut est passible! p. 137.

62


циональной независимости, Французская коммунистическая партия, ставя превыше всего интересы страны, торжественно заявляет, что для создания широкого фронта национального освобождения она готова поддержать любое французское правительство, любую организацию и любых людей, усилия которых будут направлены на действенную борьбу против национального гнета, испытываемого Францией, и против предателей, находящихся на службе у захватчиков»1.

В труднейшее для Франции время подлинно национальные интересы борьбы трудящихся против гитлеровских поработителей совпали с интернациональными интересами рабочего класса всего мира, видевшего в фашизме смертельного врага. Коммунисты Франции с честью выполнили свой высокий национальный и интернациональный долг, став вдохновителем и организатором движения Сопротивления и подняв на борьбу с фашизмом широчайшие народные массы. Тяжелую утрату понесла ФКП в этой борьбе народов мира против фашизма. От рук нацистских палачей погибло 75 тыс. ее членов. «Партией расстрелянных» назвал народ Французскую компартию2.

Троцкистская тактика «меньшего зла», ориентировавшая на поражение, шла вразрез с интересами обеспечения успешной освободительной борьбы против гитлеровских захватчиков. Она предполагала создание «внутренних фронтов», обращенных не против вражеской армии, а против определенных секторов антифашистской освободительной борьбы, обвинявшихся троцкистами в проведении «чисто буржуазной политики», в «нежелании революционных преобразований» и т. п. По существу, они проводили ту же линию раскола движения Сопротивления, что и коллаборационисты, действовавшие по прямым указаниям нацистов. Видимо, именно поэтому оккупанты терпи-

1 Цит. по: «История международного рабочего и национально-освободительного движения, часть III (1939 г. - середина 50-х годов)». М., 1966, стр. 14.

2 Как отмечал Жак Дюкло, «ни одна другая партия, ни одна другая группировка движения Сопротивления не сделала столько для освобождения родины, не пожертвовала во имя этого таким количеством своих членов, как Французская коммунистическая партия» («Histoire du Parti communiste francais (Manuel)», P., 1964, p. 451).

63


мо относились к деятельности троцкистов. Такую же позицию занимал и вишистский режим.

Одна из групп, называвшая себя «партией интернационалистских рабочих» (создана 2 июня 1936 г.), хотя в ее рядах не было ни одного представителя пролетариата, издавала еженедельник «Рабочая борьба» («Лют увриер»). Вторая группа - «интернационалистский коммунистический комитет» (образована в 1943 г. путем слияния нескольких более мелких) - издавала еженедельник «Веритэ». И наконец, во Франции обосновалась группа «международные коммунисты Германии»1.

Даже в условиях оккупации троцкисты имели возможность проводить свои конференции. Так, в начале 1944 г. состоялась конференция, принявшая решение об объединении двух организаций, сформировавшихся вокруг «Лют увриер» и «Веритэ», в «партию интернационалистских коммунистов, секцию IV интернационала». А в феврале 1944 г., за полгода до вооруженного восстания в Париже, троцкисты сумели провести и такое трудно осуществимое в той обстановке мероприятие, как конференцию европейских «секций» «IV интернационала». Троцкисты публиковали и широко распространяли большое количество пропагандистских материалов, журналов и газет, которые выходили под такими громкими названиями, как «Французская революция», «Наша революция», «Наша борьба», «Свобода», «Советы» и т. д.2 «Для Франции, для Европы США представляют гораздо большую опасность, чем гитлеровская Германия», - писали троцкисты. В связи с этим они упрекали и фашистскую Германию: «Ослабляя Англию, Германия играла до сих пор роль солдата Америки»3. В марте 1943 г. они запугивали

1 Jean-Jacques Marie. Le trotskysme, p. 57, 74 - 75.

2 Jean Rabaut. Tout est possible! p. 356, 367 - 368. Современные троцкисты заявляют, что во время войны их пресса тоже преследовалась. В подтверждение приводится следующий факт: 13 июня 1941 г. нацисты арестовали издателя троцкистского органа «Парижская революция» Жана Ру и приговорили его... к шести месяцам тюремного заключения. Наказание более чем либеральное - примерно такое же, какое применялось в самой Германии в отношении редакторов и издателей, совершивших мелкие провинности. Поэтому данный факт можно рассматривать, скорее, как показатель общего благосклонного отношения нацистов к троцкистам, а отнюдь не как пример гонения.

3 Ibid., p. 343.

64


французский народ «американофильским фашизмом», по сравнению с которым гитлеризм чуть ли не благо: «Победа Америки будет означать поражение рабочего класса и социализма и возвращение к варварству»1. Другая троцкистская группа, издававшая еженедельник «Советы», заявила 1 апреля 1943 г.: «Мы против победы одного империализма над другим...»2

Троцкисты, действовавшие в Южной Франции и именовавшие себя «большевиками-ленинцами», выступили в 1940 г. с осуждением проводившейся коммунистами политики сопротивления фашизму. Они ратовали за «заключение немедленного мира между Францией и Германией»3. Когда фашистские войска зверски расправлялись с мирным населением, насильственно угоняли рабочих в Германию, Троцкий проповедовал, что «германские солдаты, т. е. рабочие и крестьяне, будут испытывать больше симпатий к побежденным народам, чем к своей собственной правящей касте».

Троцкисты заняли позицию критиков и в отношении героической общенародной антифашистской борьбы. Они осуждали вооруженное сопротивление нацистской армии, поскольку считали его... несовместимым с интернационализмом. Заявляя, что в нацистские военные мундиры одеты германские рабочие и крестьяне, троцкисты призывали к братанию с ними. В 1941 г. «Веритэ» осудила террористические акты участников движения Сопротивления против военнослужащих гитлеровской армии и коллаборационистов4.

Лозунг братания с нацистами не был случайным. Троцкисты остались ему верны и в дальнейшем. Та же «Веритэ» обратилась 1 мая 1944 г. к французам: «IV интернационал призывает вас к братанию с вашими германскими братьями»5.

1 Jean Rabaut. Tout est possible! p. 367. Таким путем троцкисты стремились дискредитировать и антифашистскую борьбу. Они заявляли: «Антифашистская, демократическая, антигитлеровская политика», «движение за национальное освобождение» - все это не что иное, как результат давления на народ со стороны американского империализма» (Ibid., p. 367).

2 Ibidem.

3 Ibid., p. 342.

4 Leo Figueres. Le trotskisme, cet antileninisme, p. 195; Jean Rabaut. Tout est possible! p. 369.

5 Jean Rabaut. Tout est possible! p. 373.

65


Чем объяснить призывы к братанию жертвы с мучителем, ограбленного с грабителем, подневольного с насильником? В этом проявилась не только догматическая приверженность формулам, механически переносимым из другой исторической ситуации.

В политике троцкизма в военные годы нашла отражение и присущая определенной части мелкой буржуазии нерешительность, склонность к колебаниям, шараханию от одной крайности к другой. В обстановке, когда антифашистское движение все больше перерастало во всенародное восстание, эта часть мелкой буржуазии растерялась, а свойственная ей предвзятость в отношении коммунистов1 породила неприязнь к движению Сопротивления, душой и организатором которого была ФКП.

И опять совпали интересы мелкобуржуазных элементов и крупной буржуазии, стремившейся предотвратить перерастание национально-освободительной борьбы в антифашистские демократические революции. Она делала все, чтобы подорвать силы внутреннего сопротивления фашизму. Троцкизм, отражавший в несколько трансформированном виде боязнь глубоких социальных перемен определенной частью мелкой буржуазии, действовал в том же направлении.

Троцкисты тоже старались дискредитировать движение Сопротивления. Они попытались противопоставить ему левацкую организацию, в программе которой псевдореволюционные фразы перемежались с капитулянтскими. «Революционное национальное движение» (РНД) они создали в июле 1940 г., куда вошли и сторонники Пивера. Как декларировали руководители, организация не является ни проанглийской, ни прогерманской, ни профранцузской, а выступает в качестве «сторонницы европейской кооперации с Германией», но не за «сотрудничество на основе угнетения». В «программном» заявлении говорилось, что «в ожидании решения военного конфликта французы не дол-

1 Приспосабливаясь к этим настроениям, отвечавшим троцкистским взглядам и представлениям, журнал «Четвертый интернационал» призывал в августе 1944 г. сосредоточиться на «борьбе против тех, кто не может быть лидерами». Так троцкисты еще раз подтвердили, что для них была важна борьба не столько против фашизма, сколько против коммунистических партий.

66


жны заниматься ни проанглийской, ни прогерманской агитацией. Они должны вести себя как французы».

За туманными призывами «покончить с колебаниями между проанглийским аттантизмом и прогерманским низкопоклонством» скрывалось все то же пособничество фашистам1. Троцкисты были далеки от того, чтобы предложить какие-то меры, которые могли бы вынудить буржуазию к отказу от политики аттантизма. 22 мая 1942 г. «Веритэ» писала: «Есть два врага у французских трудящихся: Лаваль и де Голль»2. Одновременно троцкисты выдвигали левацкие лозунги «захвата власти организацией РНД», «национализации банков и их слияния в единую организацию». Как и следовало ожидать, РНД распалась, так и не успев оформиться.

Вместе с тем некоторые троцкисты сами проповедовали «революционный аттантизм». Они утверждали, что «долго оккупация Франции не продлится, поскольку в Германии начнется революция»3.

Тем же духом «аттантизма» были проникнуты и троцкистские прогнозы относительно «социалистических Соединенных штатов Европы», которые со временем придут на смену фашистскому «новому порядку». В связи с этим троцкисты уверяли, что господство гитлеровцев почти над всей Западной Европой не представляет отрицательного явления, поскольку тем самым облегчаются условия для перехода к общеевропейскому социализму. «Партия интернационалистских рабочих» заявляла: «Объединение крупной буржуазии в рамках гитлеровской Европы позволяет... использовать ее в виде трамплина для объединения против нее рабочего класса и мелкой буржуазии города и деревни... Надо, наконец, организовать акции солидарности с германскими трудящимися и солдатами

1 Jean Rabaut. Tout est possible! p. 343 - 344. Политикой аттантизма (воздержания) именовалась Политика, которую проводили буржуазные организации, ориентировавшиеся на пассивное выжидание краха «нового порядка» и рассчитывавшие на заключительном этапе войны захватить власть в свои руки. Только под давлением рабочего класса, коммунистов они пошли на соглашение о единстве действий.

2 Ibid., p, 366.

3 Jean-Jacques Marie. Le trotskysnie. p. 74 - 75.

67


против нацизма, с тем чтобы выйти на просторы социалистических Соединенных штатов Европы»1.

Как признавали руководители «IV интернационала», «выход на просторы» произойдет не скоро. Так, рекомендуя своим сторонникам служить в коллаборационистских органах (якобы для проведения там «революционной политики»), один из лидеров французских троцкистов говорил: «Мы полагаем, что немцы будут оккупировать Европу долгие годы, и речь идет поэтому о нашем присутствии в единственных организациях, которые будут наделены властью»2. Под тем же предлогом троцкисты вступали в легионы французских «добровольцев», которые создавались по прямому указанию фашистских властей и вели вооруженную борьбу против движения Сопротивления3.

Одну из главных задач французские троцкисты видели в пропаганде своих взглядов в рядах движения Сопротивления. В принятой в 1944 г. «Резолюции европейского временного секретариата о партизанском движении» говорилось о том, что троцкисты должны «внедрять свою политику в ряды партизан в целях перегруппировки»4. Под «перегруппировкой» подразумевались усиление их позиций и ослабление позиций коммунистов, революционного рабочего класса и его союзников.

Между троцкистскими организациями было установлено своего рода распределение обязанностей: «партия интернационалистских рабочих» занималась тайным проникновением в партизанское движение, а так называемый «интернационалистский коммунистический комитет» сосредоточил усилия на подрывной деятельности среди рабочих коллективов на заводах и фабриках5.

Пытаясь в послевоенный период оправдать поведение своих единомышленников, «идеологи» троцкизма (в частности, об этом писал Франк в книге «Четвертый Интернационал. Вклад в историю движения троцкизма») уверяют, что во время войны некоторые троцкисты сражались против нацизма и даже пожерт-

1 Jean-Jacques Atone. Le trotskysme, p. 74 - 75.

2 Leo Figueres. Le trotskysme, cet antileninisme, p. 195.

3 Jean Rabaut. Tout est possible! p. 365.

4 Ibid., p. 372.

5 Jean-Jacques Marie, Le trotskysme, p. 75.

68


вовали жизнью. В действительности речь идет о тех, кто порвал с троцкизмом. За это их подвергли критике в «Тезисах о ситуации в рабочем движении и перспективах развития IV интернационала» (апрель 1944 г.). Там рекомендовалось «на базе интернационалистских принципов» принимать меры против «опасности заражения эпидемией национализма и патриотизма». Там же говорилось о необходимости борьбы против «социал-патриотизма» и «националистической идеологии». Поддержка некоторыми французскими троцкистами движения Сопротивления, подчеркивалось в тезисах, представляет «социал-патриотическое извращение и должна быть еще раз открыто осуждена и отброшена, как не совместимая с программой и основной идеологией IV интернационала»1.

Таким образом, участники движения Сопротивления во Франции имели все основания считать троцкистов гитлеровскими агентами. Они и являлись таковыми - если не по своему субъективному положению, то по объективной роли.

Эта оценка относится и к троцкистам других западноевропейских стран, оккупированных гитлеровской армией. Приняв участие в проведенной в 1944 г. во Франции троцкистской международной конференции, они выступили в поддержку «пораженческих» резолюций этой конференции.

Проведение троцкизмом линии на внешнеполитическую изоляцию и поражение СССР. Как только вспыхнула вторая мировая война, «IV интернационал» развязал под видом дискуссии разнузданную антисоветскую пропагандистскую кампанию, которая особенно усилилась в 1941 - 1945 гг. Начало было положено американскими троцкистами Шахтманом и Барнхэмом. В сентябре 1939 г. они предложили пересмотреть политические оценки, которые Советскому Союзу давали Троцкий и «учредительная конференция IV интернационала». СССР, клеветали они, перестал быть «деформировавшимся рабочим государством» и превратился в обычное капиталистическое государство. Завоевания Октябрьской революции якобы утрачены, и в стране «победила контрреволюция». Шахтману и Барнхэму удалось убедить в этом многих

1 Pierre Frank. La Quatrieme Internationale, p. 48 - 49.

69


членов американской «социалистической рабочей партии», а также заполучить сторонников в Англии, Канаде и других капиталистических странах.

Отнюдь не было случайным совпадением то обстоятельство, что антисоветскую кампанию троцкисты организовали буквально через несколько дней после начала войны. Наряду с выдумкой об утрате завоеваний Октября выдвигался и еще один, не менее клеветнический тезис: поскольку Советский Союз превратился в «обычное капиталистическое государство», не может быть и речи о его поддержке международным рабочим классом в случае империалистической агрессии. К нему, мол, следует относиться так же, как к любой империалистической державе, т. е. стремиться к его поражению.

Участники другого лагеря в «IV интернационале» выступили против Шахтмана и Барнхэма, считая, что те заходят «слишком далеко». Но и они не упустили возможности использовать дискуссию для нагромождения нелепых обвинений в адрес СССР и его народов.

Что касается отношения к Советскому Союзу в случае империалистической агрессии против него, то позиция сторонников Троцкого отличалась от позиции Шахтмана скорее нюансами, а не по существу. Троцкий повторил свой давний тезис о необходимости воспользоваться военной обстановкой для свержения Советского правительства.

И те и другие отрицали социалистический характер Советского государства. Общим у них было стремление зародить в рабочем классе, у трудящихся капиталистических стран враждебность к СССР. Общим являлось убеждение, что в случае военного нападения империалистов Советский Союз потерпит поражение. По их единодушному мнению, это не причинит ущерба международному революционному движению, поскольку война начнет «новый отсчет» классовой борьбы, и человечество выйдет из военного столкновения «обновленным» в результате мировой революции, которая неизбежно вскоре последует. Поражение СССР, как считали троцкисты, явится незначительным эпизодом в грядущей цепи «более важных» мировых событий.

Свое отношение к войне троцкисты высказали так-

70


же в принятом в мае 1940 г. в Нью-Йорке «Манифесте IV интернационала об империалистической войне и пролетарской революции». «Война - это мать революции», - провозгласили они и призвали не бояться разрушений, ибо пролетариат быстро восстановит и многое еще лучше построит. В «манифесте» прозвучал своеобразный гимн войне: «Война разрушает здания, железные дороги, фабрики, рудники, но она не может ликвидировать технологию, науку, профессиональное мастерство. Создав собственное государство, правильно построив свои ряды, втянув в процесс производства доставшиеся от буржуазного режима квалифицированные кадры и организовав производство в соответствии с единым планом, пролетариат не только восстановит за несколько лет все разрушенное войной, но и создаст условия для великого расцвета культуры на основе солидарности»1.

Как и остальные документы троцкистов, «манифест» был обращен не против фашизма, а против Советского Союза. «Мы решительно отвергаем, - говорилось там, - теорию социализма в одной стране». И далее формулировалась программа действий: «Подготовка революционного свержения московских правителей является одной из главных задач IV интернационала»2.

Троцкисты старались внести свой вклад в усилия реакционных кругов изолировать Советский Союз на международной арене. Как и империалистическая реакция, «IV интернационал» не скрывал своей заинтересованности в такой политической ситуации, когда СССР будет противостоять объединенный капиталистический мир.

Троцкисты пытались настроить рабочий класс, прогрессивную общественность на Западе против СССР. Для этого прибегали в зависимости от аудитории к разного рода вымыслам: обвиняли нашу страну то в «измене революции», то во «внешнеполитическом ковар-

1 «Manifesto of the Fourth International on the imperialist war and the proletarian revolution», p. 38.

2 Троцкисты делали ставку, например, на разжигание националистических настроений в СССР. Троцкий призвал в июле 1939 г. к созданию «единой, свободной и независимой Украины». Он предрекал в случае войны «национальные восстания в рамках политической революции» («Quatrieme Internationale», 1972, N 4, P. 27).

71


стве», то в «национальном эгоизме». Одновременно с помощью псевдореволюционных фраз они старались помешать нормализации отношений СССР с капиталистическими странами, созданию политических и военных союзов в интересах общей борьбы против фашистской агрессии.

Накануне войны троцкисты вели пропагандистскую кампанию с требованием разрыва франко-советского договора о взаимной помощи, подписанного в мае 1935 г. Изощряясь в клевете на внешнеполитический курс СССР, они призывали трудящихся Франции «во имя революции» выступать против договора. В соответствии с договором стороны обязывались оказать немедленную помощь друг другу в случае военного нападения какой-либо третьей державы. Этот договор наряду с советско-чехословацким договором о взаимной помощи, подписанным тогда же, мог положить начало системе коллективной безопасности в Европе. Однако французская реакция относилась к заключенным с Советским Союзом соглашениям как к временному маневру и не собиралась выполнять взятых обязательств.

Особую ярость вызвало у троцкистов создание антигитлеровской коалиции. В выпущенном в 1943 г. манифесте «IV интернационал» назвал ее «актом, чуждым интересам русской и мировой революции»1. Лидер американских троцкистов Кэннон заявил тогда же, что такие союзы несовместимы со взглядами Ленина2.

Между тем, выступая за коллективный отпор фашистской агрессии и создание антигитлеровской коалиции, Советский Союз руководствовался ленинскими указаниями. В годы гражданской войны и интервенции В. И. Ленин отмечал, что страна победившего рабочего класса может, если в этом есть политическая и военная целесообразность, заключать соглашения с какой-либо группой капиталистических держав. Коммунисты не должны отказываться «вообще от военных соглашений с одной из империалистских коалиций против другой в таких случаях, когда это соглашение,

1 «The End of the Comintern. The Manifesto of the Fourth International». New York, 1943, p. 31 - 32.

2 James P. Cannon. The End of the Comintern. New York, 1943, p. 15 - 16.

72


не нарушая основ Советской власти, могло бы укрепить ее положение и парализовать натиск на нее какой-либо империалистской державы...»1.

Сплочению свободолюбивых сил в рядах антифашистской коалиции способствовало то обстоятельство, что народные массы капиталистических государств считали СССР способным нанести военное поражение гитлеровской Германии и спасти мировую цивилизацию. Сразу же после вероломного нападения фашистского агрессора на СССР в США, Англии и многих других странах развернулось движение солидарности с советским народом, ширились требования оказать ему необходимую помощь. С этим не могли не считаться правящие круги США и Англии, к тому же опасавшиеся, что победа гитлеровской Германии чревата угрозой и для них.

Троцкисты заявляли, что антигитлеровская коалиция не менее опасна для рабочего класса, чем страны фашистского блока. Они обвиняли Советский Союз в «антипролетарских действиях» с целью «стабилизации капиталистической системы». В действительности же их политика была заговором против мирового революционного движения, против социализма. Она могла привести к потере завоеваний международного рабочего движения.

Даже в марте 1943 г., через несколько недель после разгрома гитлеровцев под Сталинградом, французские троцкисты продолжали твердить: «поражение СССР неизбежно, но это будет событием преходящего значения», поскольку «придут новые импульсы со стороны пролетариата Запада»2.

В действиях троцкистов в США, Англии и других странах, противостоявших фашистским государствам, отчетливо прослеживаются два этапа. На первом этапе, до вступления этих стран в войну, троцкисты отстаивали политику дальнейшего неучастия в ней. Так, «социалистическая рабочая партия» призывала американский рабочий класс оказывать нажим на администрацию Рузвельта, с тем чтобы США сохраняли нейтралитет. Конкурирующие с этой «партией» сторонники Шахтмана прямо говорили, что свою задачу видят в «удержании США от какого-либо участия в

1 В. И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 36, стр. 323.

2 Jean Rabaut. Tout est possible! p. 366.

73


новой мировой войне». Они заявляли: «Война между Советским Союзом и США, с одной стороны, и Японией и какими-либо другими государствами - с другой, не могла бы изменить своего характера»1.

Подобную политику проводили и английские троцкисты. Они считали, что и после того, как СССР был вынужден вступить во вторую мировую войну, международный рабочий класс должен «стоять от нее в стороне». «Участие СССР в войне на стороне империалистических «союзников» не меняет характера войны ни для империалистов с обеих сторон, ни для кого-либо еще. И это не меняет нашей стратегии... революционного пораженчества в рамках всех капиталистических стран». И тут же они добавляли: к термину «антифашизм» прибегают «предатели социализма»2. Один из нынешних руководителей лондонского «международного комитета IV интернационала», Джери Хили, хвастается: «Троцкисты были единственной международной тенденцией, заявлявшей, что... это - капиталистическая война, которая не решает ничего из того, в чем был бы заинтересован рабочий класс»3.

В США и Англии троцкисты стремились организовать забастовки в первую очередь на военных предприятиях, призывали саботировать поставки оружия Советскому Союзу. Кстати, нынешние «идеологи» «IV интернационала» не только не стыдятся, но, наоборот, гордятся такими деяниями своих предшественников.

С теми же целями троцкисты призывали не допустить открытия второго фронта в Европе, поскольку «он задержит революционную борьбу в Европе»4. Французские же троцкисты запугивали тем, что высадка американо-английских войск приведет к «закабалению» Европы и усилению Советского Союза, кото-

1 «The American Left. Radical Political Thought in the Twentieth Century». Ed. by Loren Bartz. New York, 1971, p. 298. Американские троцкисты выдвинули следующий тезис: «Поддерживать проводимую Россией политику союзов - значит выступать за третью мировую войну» (Ibid., p. 303). Тем самым они пытались уверить, что «социал-империализм» (так называли они Советский Союз) в случае победы использует свою военную мощь для подготовки к третьей мировой войне.

2 Цит. по: «Fourth International», 1973, N 3, p. 135.

3 Цит. по: «Marxism Today», 1964, N 9. p. 277.

4 Ibidem.

74


рый намерен якобы проводить «политику социал-империализма»1.

Обращает на себя внимание поведение троцкистов в период, когда произошел коренной перелом в ходе войны в пользу антигитлеровской коалиции. Они сочли возможным открыто выразить симпатии к фашистской Германии. Так, «европейский временный секретариат IV интернационала» высказал в декабре 1943г. свое «возмущение» бомбардировками германских военных объектов. Как и геббельсовская пропаганда, троцкисты изощрялись в клевете на Тегеранскую конференцию - первую встречу руководителей трех держав, - выработавшую общую стратегию антифашистской коалиции и наметившую контуры послевоенного мирного урегулирования.

В мае 1945 г., когда отгремели последние залпы войны, мир радовался победе. Троцкисты же оказались в одном стане с теми, кто кощунственно оскорблял память миллионов погибших борцов против фашизма, заявляя, что их жертвы были напрасными, а результаты войны не те, которых следовало ожидать. Шахтман и его приверженцы выражали неудовлетворение тем, что «никаких фундаментальных, а тем более серьезных социальных изменений не произошло в России, не изменились там ни экономическая основа, ни социальная структура»2. Как и остальные троцкисты, они были разочарованы: ведь социальные и политические устои Советского Союза не только не были расшатаны войной, а еще более окрепли. Шахтман заявил даже, что после войны на смену фашистскому рабству пришло «новое рабство», еще более тяжкое. «На каждого человека, - писал он в сентябре 1945г., - освобожденного союзниками от рабства держав оси, приходятся по меньшей мере два или три человека, закабаленные союзниками. Изменились лишь имена и адреса рабов, но не само рабство». О народах Германии и Италии Шахтман говорил: «Каждый из жителей этих стран менее свободен и более закабален, чем это было до войны; многие из них не являются более свободными, чем были при Муссолини и Гитлере; кое-

1 Jean Rabaut. Tout est possible! p. 368.

2 «The American Left. Radical Political Thought in the Twentieth Century», p. 328.

75


кто из них менее свободен, чем во времена правления держав оси»1.

О каких же «лишениях свобод» ведет речь Шахтман, с кем солидаризуется? В соответствии с Потсдамскими соглашениями великих держав были поставлены преграды на пути возрождения фашизма. В то же время были открыты огромные возможности для возрождения в бывших фашистских государствах подлинно демократических свобод, для развития народов по пути прогресса и мира. Троцкисты же находились на стороне врагов свободы и демократии. Особенно это проявилось в дни работы Международного военного трибунала, заседавшего в Нюрнберге (ноябрь 1945 г. - октябрь 1946 г.). Они характеризовали его как «акт мести победителей», сея сомнения в справедливости выдвинутых трибуналом обвинении против фашизма. 12 октября 1946 г. газета английских троцкистов «Сошиалист лидер» опубликовала огромную статью под крикливым заголовком: «Виновата же не только одна сторона!» Ее авторы оправдывали злодеяния фашистов тем, что они были якобы ответом на «злодеяния другой стороны». «История выкинула немало трюков [?], - цинично писали они, - но ни один из них не вызывал такого недоумения, как этот суд»2. Возможно ли большее кощунство над памятью многих миллионов людей, убитых или замученных нацистами в лагерях смерти?

Троцкизм не ограничился выражением симпатий гитлеровцам, потерпевшим военное поражение. Он выступил с такой социальной оценкой результатов второй мировой войны, которая вновь продемонстрировала его контрреволюционную сущность.

Вместе с самыми реакционными силами троцкисты уверяли, что война, дескать, привела к «установлению господства Москвы в Восточной Европе». «IV интернационал» заявил: в результате войны международный рабочий класс оказался не в выигрыше, а в проигрыше. Кстати сказать, эту точку зрения продолжают отстаивать и нынешние лидеры «IV интернационала». В книге «Грядущая Британская революция»

1 «The American Left. Radical Political Thought in the Twentieth Century», p. 319.

2 Цит. по: «International Socialism», 1961, p. 20.

76


Тарик Али утверждает, например: «Поражение европейского рабочего класса из-за классово-коллаборационистской политики сталинистов после второй мировой войны, позволившей капитализму стабилизироваться, еще дальше отложило победу революции»1.

В чем же усмотрели троцкисты «коллаборационистскую политику»? Оказывается, в том, что сразу же после войны Советский Союз, обладавший огромной военной мощью, не занялся «продвижением революции», т. е. не обратил оружие против государств антигитлеровской коалиции. Троцкисты, устранившиеся во время войны от антифашистской борьбы и клеветавшие на нее, теперь принялись обвинять коммунистические партии Западной Европы в том, что они «воздержались от выдвижения социалистических целей в гражданской войне против фашизма»2.

Все эти голословные заявления призваны «обосновать» политику самих троцкистов, которая шла вразрез с интересами антифашистской борьбы, международного рабочего класса. В ответственнейшее для судеб мирового революционного движения время троцкизм играл на руку самым черным силам реакции.

1 Tariq All. The Coming British Revolution. London, 1972, p. 19.

2 «Workers Press», 22.1.1970.


Глава IV

ТРОЦКИЗМ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 40 - 50-х ГОДОВ:

«ПЕРИОД ЛАБОРАТОРНЫХ ЭКСПЕРИМЕНТОВ»

Так сами троцкисты характеризовали первые 15 лет своей послевоенной истории. «Лабораторные эксперименты» были подчинены одной цели - поискам форм и методов деятельности, которые позволили бы троцкистским группам удержаться на поверхности политической жизни. Выжить и сохраниться - вот что стало предметом забот руководителей «IV интернационала» в еще большей мере, нежели до войны. Троцкистские группы, многие из которых к концу второй мировой войны либо распались, либо влачили жалкое существование, переживали острейший идейный кризис.

Прогнозы, над которыми посмеялась жизнь. «Политика - это наука перспективы», - любил говорить Троцкий. Но сам был плохим политиком, которому не дано предвидеть перспективы мирового революционного развития. Все его пророчества оказались несостоятельными:

а) не сбылись неоднократно повторявшиеся Троцким предсказания о том, будто в случае войны империалисты разгромят СССР. Провалились и прогнозы относительно того, что война явится источником непреодолимых противоречий в советском обществе, вызовет центробежные тенденции националистического толка, поставит СССР на грань хаоса и анархии. Наша страна вышла победителем в самой кровопролитной из войн, продемонстрировав прочность социалистической системы. Советские люди еще теснее сплотились вокруг КПСС, которая и в бою и в труде была признанным вожаком масс;

б) история принесла новые подтверждения ленинской теории социалистической революции, перехода революционной борьбы от первоначально демократической к последующей социалистической. Революции, как и предвидели марксисты, совершились там, где для этого имелись объективные и субъективные условия.

78


После второй мировой войны народно-демократические революции развернулись в странах Восточной Европы не в результате «привнесения извне» или «экспорта», а как следствие резкого обострения классовых противоречий, революционного кризиса. Успех революционных сил был подготовлен возглавлявшейся коммунистическими партиями многолетней борьбой рабочего класса и крестьянства против фашизма и внутренней реакции. Он был облегчен братской помощью Советского Союза, который, освободив народы от ярма фашизма, обеспечил условия для того, чтобы они смогли решать свою судьбу и установить строй, который отвечал бы их интересам. Победа революций стала возможной, таким образом, в результате органического сочетания благоприятных внутренних и внешних факторов.

Коренным образом изменилось в мире положение дел. Социализм перешагнул рубежи Советского Союза и стал мировой системой, основной движущей силой мирового революционного процесса, оказывающего влияние на весь ход международных событий;

в) несостоятельными оказались утверждения Троцкого о том, что империализм «не допустит» успешного развертывания борьбы против колониального угнетения.

По мере укрепления сил социализма все больший размах принимало национально-освободительное движение. Колониальная система империализма стала распадаться. Начавшись в Азии, этот процесс охватил Африканский континент;

д) не нашла подтверждения и версия Троцкого о неизбежности превращения буржуазной демократии в фашизм. После второй мировой войны росла способность народных масс противостоять буржуазии в тех случаях, когда она пыталась прибегать к фашистским методам управления. Развертывание борьбы за общедемократические требования с вовлечением в нее широких слоев трудящихся создает условия, при которых монополистической буржуазии трудно открыто прибегать к террористическим методам, не опасаясь при этом ответных мер со стороны демократических сил;

д) в современных условиях нелепо звучит выдвинутый троцкистами еще в 1938 г. тезис о том, что капитализм якобы исчерпал возможности уступок рабо-

79


чему классу в ответ на его борьбу за жизненно важные экономические и общедемократические требования. Достигнутые в послевоенные годы в результате ожесточенных классовых битв пролетариатом успехи - наглядное опровержение этих капитулянтских оценок;

е) не сбылись мрачные предсказания Троцкого в отношении международного коммунистического движения, которое «распадется в первые же дни войны». Во всех странах коммунисты являлись душой и совестью антифашистской борьбы. Если в довоенные годы коммунистов было 4200 тыс., то к концу войны - уже 20 млн.1;

ж) жестоко посмеялась жизнь над словами о том, что каждый день войны будет усиливать троцкистское движение. Военные годы еще больше обнажили контрреволюционную сущность троцкизма. От него отошли все, кто поддались дурману звонких фраз.

Как же реагирует троцкизм на то, что провалились его схемы и концепции? Для «IV интернационала» характерна двойственность. С одной стороны, в расчете прежде всего на мало посвященных в тонкости троцкистских взглядов его руководители голословно заявляют, что послевоенное развитие подтвердило... правильность «теории перманентной революции». С другой стороны, в беседах с единомышленниками руководители «IV интернационала» вынуждены признать провал «предсказаний» Троцкого. Один из лидеров современного троцкизма, Йозеф Хансен, заявил: «Никто не просит никого из последователей Троцкого быть «полностью согласным» со всем, что писал Троцкий. Сам Троцкий не был «полностью согласным» со всем им написанным».

У Троцкого действительно много взаимоисключающих «теоретических» положений, что нередко сбивало с толку его приверженцев и затрудняло критику троцкизма. В связи с этим невольно вспоминаются слова К. Маркса относительно мелкобуржуазного теоретика: «...противоречие есть основа его существа. Он сам - не что иное как воплощенное общественное противоречие. Он должен оправдать в теории то, чем он является на практике...»2

1 См. «Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк», стр. 546.

2 К.. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 27, стр. 412.

80


Иногда современные троцкисты бывают весьма откровенны, когда говорят об отношении к своему идейному «наследству». В высказывании одного из бывших руководителей американской «спартаковской лиги», Байта, прозвучал глубокий пессимизм: «Никогда, ни в одной из крупных исторических кризисных ситуаций мы не оказались способными воздействовать на подлинное развитие событий... Ход борьбы бывает далеким от того, как мы его видим в своей предвзятости, нам не удается привести наши идеи или нашу историю в соответствие с ним... Вот вывод, к которому я прихожу со все большей убежденностью в его правильности»1.

Обращает на себя внимание и высказывание бывшего председателя «учредительной конференции IV интернационала» М. Шахтмана. Вскоре после войны, в сентябре 1945 г., он признал: «Смерть теории - вот что наблюдаем мы сейчас в интернационале... Теория умирает из-за недостатка питательной почвы. Она умирает в вакууме, который образовали вокруг нее события и из-за которых она задыхается. Она умирает из-за того, что нет никаких заметных средств ее поддержки». И далее: «Основополагающий анализ, сделанный для IV интернационала его лидером, Троцким, оказался ложным и несостоятельным в вопросе о классовой природе России. Предсказания, базирующиеся на этом анализе, также фальшивы и несостоятельны»2.

Вольно или невольно признают несостоятельность прогнозов своего «родоначальника» и нынешние лидеры «IV интернационала». Так, в одном из документов парижского «объединенного секретариата» говорится:

«Теория перманентной революции, разработанная 60 лет назад во время первой русской революции Троцким, необходима для ориентации при изучении новых проблем, но ее недостаточно, чтобы понять всю совокупность явлений». Лидер латиноамериканских троцкистов X. Посадас признает, что «у Троцкого нет ответа на новые проблемы нашего этапа».

1 Цит. по: А. К. Hermann. Trotskyism. A Call to the streets, p. 239.

2 «The American Left. Radical Political Thought in the Twentieth Century», p. 328.

81


И все же такие высказывания - редкость. В «IV интернационале», как правило, отказываются признавать, что сектантство и отрыв от масс являются результатом его идейно-политической несостоятельности, отсутствия положительной программы. Троцкисты стараются заштопать дыры в обветшавшей, потрепанной «теории перманентной революции». Она нужна для прикрытия идейной наготы, создания впечатления, будто у троцкизма есть какая-то система взглядов. Именно поэтому как заклинание повторяются слова о том, что «наше движение повсюду основывается на учении Троцкого». Всеми силами троцкисты пытаются замаскировать противоречие между его «теориями» и жизнью.

«Отчуждение» от собственных организаций. После войны троцкистские группы были особенно озабочены тем, как увеличить, хотя бы немного, количество своих сторонников, вырваться из рамок хилых, дышащих на ладан сект. Ставка делалась на «энтризм».

В чем же суть троцкистского «энтризма»? Это слово образовано от французского entrer - входить, вступать. «Энтризм» - проникновение в партии и массовые организации при внешнем проявлении лояльности и согласия с их целями и задачами. Такая тактика предусматривает подтачивание организаций изнутри, выискивание там людей, которых можно было бы сманить на позиции троцкизма1.

Троцкисты пытались практиковать «энтризм» еще в 30-е годы. Тогда Троцкий, отмечает И. Дейчер, «настоял на том, чтобы его последователи вступали в социалистические партии и пытались вербовать там приверженцев нового интернационала» (I. Deutscher. The Irony of History. Essays on Contemporary Communism. London, 1966, p 175 - 176).

В 1934 г. эта тактика была рекомендована «международной левой оппозицией», предшественницей «IV интернационала». Основным плацдармом для ее претворения в жизнь была вначале избрана Франция, где троцкисты вступили в социалистическую партию СФИО.

Инструктируя своих агентов о поведении в профсоюзах, лидер американских троцкистов Кэннон наставлял «постараться быть самыми лучшими членами профсоюза, брать на себя самые большие общественные нагрузки, быть предупредительными и максимально активными, чтобы обрести там влияние». Аналогичную политику проводили другие троцкистские группы. В целом тактика «энтризма» не получила до войны широкого распространения и, по словам П. Франка, проводилась лишь в форме «отдельных рейдов». Многие троцкисты высказывались против «самоотчуждения», видя опасность утраты «секциями» «IV интернационала» собственного Политического лица.

82


На широкую ногу эксперимент с «энтризмом» был поставлен после войны. Обратиться к этой тактике побудило крайне беспомощное состояние «IV интернационала». «Надо честно признать, - заявляли троцкисты, - что IV интернационал переживает серьезный международный кризис, который продолжается уже в течение ряда лет и который не находит легкого или немедленного разрешения»1. Не только стремление поправить положение дел заставило троцкистов вспомнить о тактике, которая до войны вызывала у них сомнение. Была и другая причина, связанная с провалами их политики в военные годы.

Смыкание с фашизмом привело к тому, что само понятие «троцкизм» приобрело в глазах широких масс отрицательное значение. Приверженцам Троцкого пришлось считаться с возросшей антипатией к своему «учению». Стремление предстать перед массами в другом обличье послужило одной из причин широкого использования троцкистами «энтризма». Насколько далеко заходили «энтристы», можно судить по тому, что, проповедуя троцкизм, они не только не признавались в своей к нему приверженности, но и... осуждали его. Так троцкизм преподносился в «антитроцкистской» упаковке. Вряд ли история знает много таких примеров «самоотрицания во имя самоутверждения». «Секции IV интернационала слишком малочисленные, чтобы воздействовать на массы под собственным именем и под собственным знаменем», - заявили троцкисты. У нас, объясняли они, «нет другого выхода, кроме как заниматься «энтризмом», то есть участвовать в качестве интегрированных компонентов в международной жизни массового движения»2.

Начало осуществлению тактики «энтризма» положила троцкистская группа в Англии, выступавшая под громким названием - «революционная коммунистическая партия» (РКП). Сразу же после войны она проводила «индивидуальный энтризм», засылая своих сторонников в лейбористскую партию для распростра-

1 «International Socialist Review», 1961, N 3, p. 98

2 «International Socialist Review», 1963, N 4, p. 129, 69; «Sous Ie Drapeau du Socialisme», 1967, N 37, p. 2).

83


нения, особенно среди молодежи, троцкистских взглядов и тайной вербовки сторонников «IV интернационалу». Однако часть РКП, возглавлявшаяся Джерри Хили, настаивала на переходе от индивидуального к «тотальному энтризму», т. е. к формальному самороспуску организации и вступлению ее членов в лейбористскую партию.

Этот вопрос обсуждался в 1947 г. руководством «IV интернационала», и после долгих дискуссий позиция Хили получила поддержку. В резолюции говорилось: «Наше движение в Англии, находящееся в настоящее время в состоянии опасного застоя, может оживиться и существенно укрепиться, если начнет рассчитанную на длительный срок, тщательно подготовленную, систематическую работу внутри лейбористской партии в виде какой-то политической тенденции»1.

В соответствии с этими рекомендациями РКП была объявлена в 1947 г. самораспустившейся, ее членам было предложено вступить в лейбористскую партию. Для координации их деятельности была создана организация, работавшая в условиях строгой секретности.

Во Франции троцкисты, не без влияния «международного секретариата IV интернационала», тоже усердно проводили тактику «энтризма» по отношению к социалистическим организациям. Сразу же после войны объектом их пристального внимания стал «союз социалистической левой» (ССЛ), который в 1960 г. был одним из «учредителей» Объединенной социалистической партии. «Энтристским» проискам троцкистов способствовало то, что члены ССЛ не были лишены антикоммунистических предрассудков, проявляли склонность к левацкой фразеологии.

В 1947 г. французским троцкистам удалось развернуть активную «энтристскую» деятельность среди социалистической молодежи, а также в профсоюзной «Национальной федерации образования». Для подрывной работы во французских профсоюзах была создана организация, называвшая себя в целях маскировки «эмансипированной школой»2.

В 1950 - 1951 гг. в международном троцкизме началась дискуссия о том, насколько оправдывает себя так-

1 «Internal Bulletin of International Secretariat», 1947, N 16.

2 Leo Figueres. Le troskisme, cet antileninisme, p. 199; «Cahiers du Communisme», 1968, N 10, p. 80.

84


тика «энтризма». Высказывались сомнения: не приведет ли она к организационному распаду троцкизма? Верх взяли сторонники «энтризма», внесшие в него ряд корректив.

В 1951 г. пленум «секретариата IV интернационала» потребовал от своих «секций» проведения «энтризма» в качестве «временной тактики», продиктованной состоянием дел в международном троцкизме. Было рекомендовано осуществлять «комбинированную политику: одна часть троцкистов действует в массовых организациях, другая выбывает из игры, составляя независимое ядро организации». Перед первыми ставилась задача «навербовать любой ценой хотя бы немного новых членов». «Секретариат» призвал не бояться «растворения» и «распыления сил». «Если троцкисты будут достаточно динамичными, организация революционеров, применяющая методы подполья и практикующая энтризм, может быть уверенной на 100%, что будут найдены необходимые формы «параллельной «работы», не приносящей ущерба основной линии»1.

М. Пабло, являвшийся секретарем «IV интернационала», опубликовал памфлет «Куда мы идем?», который расценивался как манифест троцкизма начала 50-х годов. В целях интеграции в массовое движение трудящихся, в частности в профсоюзы, он рекомендовал «быть и коварными и покладистыми»2.

Тактика «энтризма» получила одобрение на III конгрессе «IV интернационала» осенью 1951 г. Конгресс дал указание проводить ее и в отношении коммунистов.

В коммунистических партиях троцкистские «энтристы», если удавалось проникнуть туда, сразу же получали решительный отпор. Теоретический орган Компартии Великобритании «Марксизм тудей», обобщая опыт борьбы с ними, писал: «Секретная работа внутри коммунистической партии - дело, безусловно, трудное. Троцкисты не могут проводить эту работу, не открывая рта, а как только они это делают, то троцкистский лексикон разоблачает сам себя... Наш устав гарантирует право на то, чтобы поднимать спорные вопросы и вы-

1 «Quatrleme Internationale», 1952, fevrier - avril, p. 49; «Bulletin d'information du Secretariat International de la IV Internationale», decembre 1960, p. 9 - 10.

2 Цит. по; lean-Jacques Marie. Le trotskysme, p. 81.

85


сказывать свое мнение. Но ряды нашей партии закрыты для тех, кто не соглашается с нашей программой, нашим уставом, нашей нынешней политикой»1.

И хотя «энтризм» не дал «IV интернационалу» желаемых результатов, не сделал его «массовым», все же «эксперимент» был признан удачным. Абсолютное большинство троцкистских групп взяло тактику «энтризма» на вооружение, дополнив ее в 60 - 70-е годы новыми иезуитскими приемами.

В первые послевоенные годы троцкисты были обеспокоены также тем, что их газеты, журналы и прочая пропагандистская литература почти не пользуются спросом. Это побудило прибегнуть к тактике идеологической мимикрии. В свет стали выходить журналы и газеты, которые демонстративно отмежевывались от Троцкого и его взглядов.

Сразу же после войны в Англии появился журнал «Сошиалист аутлук», мало чем отличавшийся от троцкистского «Сошиалист эпил». Он выступал с позиций троцкизма без ссылок на него. Более того, на страницах журнала, распространявшегося главным образом среди членов лейбористской партии, можно было встретить статьи, где высказывалось «возмущение» по поводу обвинений журнала в троцкизме. И лишь позже троцкисты признали, что журнал издается ими.

Характеризуя «Сошиалист аутлук», английская марксистка Бетти Рид писала: «Журнал предназначался для осуществления очень важной задачи, решавшейся правящим классом, - привнесения в лейбористскую партию внешне «левой» политики, являвшейся антисоветской, антикоммунистической и больше всего нацеленной на раскол левых сил»2. Примечательно, что журнал долгое время выходил после того, как руководство лейбористской партии осуществило ряд административных акций против других «инакомыслящих».

1 «Marxism Today», 1964, N 9, p. 278.

2 Обращает на себя внимание, что нынешние руководители английских троцкистов полностью одобряют предпринятый после войны выпуск таких изданий. Троцкистская газета «Ныос Лайн» писала в феврале 1977 г.: «Сошиалист аутлук» приобрел значительную поддержку в рядах тред-юнионистского и лейбористского движения, так как боролся за социалистическую политику» («The News Line», 21. II. 1977).

86


Троцкисты не ограничились выпуском журнала. «В порядке эксперимента» они печатали пропагандистские материалы и бюллетени анонимного характера. В них приводились антикоммунистические высказывания, которые, как надеялись троцкисты, будут подхвачены определенной частью членов профсоюзов, и прежде всего молодежью1.

Такие же журналы, газеты и прочие материалы, по содержанию троцкистские, а по внешней форме «нетроцкистские» и даже «антитроцкистские», издавались во Франции и в других западноевропейских странах.

В «IV интернационале» сочли и этот «эксперимент» оправдавшим себя. Выпуск анонимной литературы стал широко практиковаться в 60 - 70-х годах.

Одновременно троцкисты начали выдавать кое-где сколоченные ими группы за «независимые». Так, во Франции вскоре после войны они создали организацию «Революционное движение молодежи», официально не выступавшую в качестве троцкистской. Тогда же появились так называемый «Центр по связи революционных студентов» и группа «Револьт», маскировавшие свою принадлежность к троцкизму. Впоследствии на базе этих двух была создана «организация интернационалистских коммунистов», преобразованная в 1969 г. в «троцкистскую организацию (за реконструкцию IV интернационала)»2.

В 50-х годах в Англии действовала так называемая «социалистическая рабочая лига». В ее документах проповедовались троцкистские взгляды без каких-либо ссылок на Троцкого и позицию «IV интернационала». Лишь в мае 1960 г. руководители «лиги» заявили о своей принадлежности к троцкизму.

Все эти «эксперименты» продолжали вызывать споры среди троцкистов. Некоторые возмущались теми, «кто думает, что в предстоящий период мы должны избегать даже упоминания имени и дел Льва Троцкого», и обвиняли их в «узкогрупповом мышлении». Сторонники же другой позиции отвечали: «Те, кто отказывается под лозунгом программной чистоты от продвижения по пути, открывающему нам возможность

1 «Comment», 16.V. 1964, Supplement. 2 Leo Figueres. Le trotskisme, cet antileninisme, p. 198.

87


обучения широких масс и руководства ими, хотят превратить нашу партию в секту» '.

Однако никто из троцкистов не отвергал «энтризма». Спор шел лишь о его «дозировке», с тем чтобы «не заходить слишком далеко», не повредить «самобытности троцкизма».

В тот же период «IV интернационал» предпринимал усилия с целью идейной консолидации своих приверженцев на антисоциалистических, антикоммунистических позициях.

Безуспешные поиски «объединяющих идейных позиций». После войны многие секции «IV интернационала» скорее походили, по признанию Франка, на мелкие пропагандистские группы, чем на организации, которые хотя бы в далекой перспективе могли рассчитывать на превращение в партии2. Об их организационном укреплении речь шла весной 1946 г. на «международной конференции», которая проводилась совместно американским «международным секретариатом» и европейским «секретариатом IV интернационала»3. На конференции присутствовала кучка троцкистов: считалось, что их командировали 20 «секций» «IV интернационала». Избрав «исполнительный комитет» и «международный секретариат», конференция призвала вести подготовку к «международному конгрессу». Он должен был выработать программу «превращения пропагандистских групп в партии, связанные с борьбой масс». Замысел вновь избранных руководящих органов «IV интернационала» состоял в том, чтобы объединить послевоенный троцкизм под знаком «верности идеям Троцкого».

Уже в самой такой постановке вопроса был заложен источник острых противоречий. Объявлялась «нетленной» схема, которая не выдержала испытания временем. Тем не менее в первые послевоенные годы руководители «IV интернационала» старались пресечь в троцкистских рядах любые разговоры о выявившихся изъянах «теории перманентной революции», о несбыв-

1 Betty Reid. Ultra-Leftism in Britain, p. 18, 19. 2 P. Frank. La Quatrieme Internationale, p. 50. 8 Во время войны у «IV интернационала» было два центра - один в США, после перемещения туда накануне войны парижского «секретариата». Второй избран на конференции европейских «секций», состоявшейся во время войны во Франции.

88


шихся прогнозах Троцкого. Лидеры «IV интернационала» опасались, что «еретическая» критика может в конечном счете расшатать идеологическую базу международного троцкизма. К тому же они сами не могли дать сколько-нибудь удовлетворительного ответа на возникавшие в троцкистском лагере вопросы, не бросая тени сомнения на отдельные положения «теории перманентной революции». Гораздо проще было квалифицировать эти вопросы как «нигилистические», а тех, кто их задавал, клеймить как «отступников».

В обстановке «борьбы за ортодоксальный троцкизм» был проведен в апреле - мае 1948 г. II конгресс «IV интернационала» с участием троцкистов из 19 стран. Оценивая его, П. Франк писал: «Бросая ретроспективный взгляд, можно увидеть, что главная задача II конгресса состояла в подтверждении основополагающих позиций троцкизма перед лицом различных центробежных тенденций, проявившихся в период войны и сразу же после нее»1. Конгресс повторил клеветнические вымыслы Троцкого о Советском Союзе, о международном коммунистическом движении, об их «сползании с классовых позиций» и т. п.

Конгресс принял устав «IV интернационала». В преамбуле повторяются отрицательные оценки I Интернационала («Сошел с исторической сцены, не успев выполнить поставленной задачи»), II Интернационала («Не был интернационалом, а являлся простой федерацией национальных партий»), Коммунистического Интернационала («Превращался все больше в простой инструмент защиты интересов советской бюрократии в СССР»). Претенциозно провозглашалось, что «IV интернационал преследует цель завершить задачу всемирной социалистической революции»2. II конгресс обратился к троцкистам с призывом создавать «массовые партии».

Надежды «идеологов» «IV интернационала» путем повторения «азов троцкизма» и декларативных призывов консолидировать троцкистские ряды, естественно, провалились. Сразу же после конгресса многие троцкисты высказались за пересмотр отдельных положений «теории перманентной революции». Предлагая внести коррективы в «учение» Троцкого, они объясняли, что

1 Р. Frank. La Quatrieme Internationale, p. 51.

2 Цит. по: «Quatrieme Internationale», 1964, N 23, p. 54 - 55.

89


это усилило бы позиции троцкизма в борьбе с коммунизмом. Другие, расценив подобные заявления как «крамольные», «ревизионистские», отстаивали «незыблемость» троцкистских положений, поскольку таким образом можно якобы укрепить позиции «IV интернационала».

Эти споры велись в условиях, когда империалистическая реакция развязала «холодную войну», готовилась к новой мировой войне, попыталась перейти в наступление на демократические силы и в первую очередь на коммунистические партии. И «ортодоксы» и «ревизионисты» определяли свои позиции, смыкавшиеся с реакцией.

Коммунистические партии считали своей главной задачей дальнейшее сплочение демократических сил во имя отпора агрессивным устремлениям империализма, а своим долгом - всемерно помогать Советскому Союзу и странам народной демократии укреплять позиции мирового социализма. Даже в самые мрачные годы «холодной войны» международное коммунистическое движение вело борьбу за мир, не теряло уверенности в реальности поставленных задач. Оно исходило из того, что миролюбивые силы значительно окрепли и могут сорвать планы агрессоров. Коммунисты стремились к сплочению на общей антиимпериалистической и демократической платформе всех, кто был способен оказать сопротивление монополистическому капиталу.

В разгар «холодной войны» «IV интернационал» развернул дискуссию о том, как следует с точки зрения «последовательного троцкизма» оценивать политическую природу СССР и стран Восточной Европы, вставших на путь социализма. С помощью дискуссии лидеры «IV интернационала» надеялись консолидировать силы международного троцкизма.

Эта акция походила на ту, которую предприняли троцкисты за год до начала второй мировой войны. Тогда под видом дискуссии тоже была развязана разнузданная антисоветская кампания. Ситуации тем более схожи, если учесть, что и в конце 40 - начале 50-х годов троцкисты тоже были уверены: скоро вспыхнет новая мировая война.

Началось с того, что в декабре 1950 г. «исполнительный комитет IV интернационала» разослал в секции «Тезисы о перспективах развития международной

90


обстановки и об ориентации IV интернационала». Они были положены в основу дискуссии, которая предшествовала III конгрессу.

На состоявшемся осенью 1951 г. конгрессе (участвовали троцкисты из 25 капиталистических стран) тезисы были одобрены.

Перспективы развития международной обстановки оценивались примитивно. Троцкисты заявили, что вот-вот разразится третья мировая война и нет сил, способных сорвать агрессивные замыслы империализма. Борьба за мир, которую вели коммунисты, была объявлена «буржуазно-пацифистской политикой». Антивоенные усилия СССР и стран народной демократии характеризовались как «проявление консерватизма».

Нарисовав мрачную перспективу неотвратимости мировой войны, троцкисты высказались о своих симпатиях и антипатиях. Подобно тому как в 1938 - 1939 гг. «IV интернационал» боролся не против фашизма, а против СССР, теперь его преемники выступили не против империализма, а опять против Советского Союза, стран народной демократии. Хотя в тезисах и признавалось, что Советский Союз одержал победу во второй мировой войне благодаря превосходству над капиталистической системой и жизненности установившихся после Октябрьской революции производственных отношений, вместе с тем вновь говорилось, что он не является социалистическим государством. Правда, его характеризовали как «рабочее государство в стадии подготовки к социализму». И за этим следовало обычное для троцкизма утверждение: строительство социализма возможно лишь в отдаленном будущем, с победой революций во всем мире или, по крайней мере, в развитых капиталистических странах.

III конгресс повторил клеветническое утверждение Троцкого о Советском Союзе как «бюрократически переродившемся рабочем государстве». Вновь прозвучали призывы к «политической революции», т. е. к свержению советского строя.

С тех же позиций троцкизм охарактеризовал и страны народной демократии. Была подтверждена оценка, данная в апреле 1949 г. «исполнительным комитетом IV интернационала»: эти страны являются «бюрократически деформированными рабочими госу-

91


дарствами». Деформация наступила, по утверждению троцкистов, вследствие приверженности курсу строительства социализма в одной стране, а также из-за влияния, оказываемого Советским Союзом.

На конгрессе было заявлено, что имеются все условия для мировой победы социализма, но препятствует этому отсутствие революционного руководства. Коммунистов обвинили в нежелании революционных преобразований, в «реформизме», в проведении политики, выгодной якобы только СССР.

Такова была политическая платформа, на которой руководители «IV интернационала» надеялись объединить международный троцкизм. С «особым мнением» по многим позициям выступил ряд троцкистских групп, расценивших решения III конгресса как «проявление оппортунизма». Они заявили, что Советский Союз превратился в «обычное капиталистическое государство». Такую точку зрения отстаивала, в частности, английская группа, возглавлявшаяся Тони Клиффом. Находясь под влиянием идей М. Шахтмана, Т. Клифф опубликовал ряд книг и брошюр о «капиталистическом» характере СССР. Аналогичным образом оценивал он и страны народной демократии. В годы борьбы корейского народа против американской интервенции Т. Клифф заявил, что эта война является империалистической и рабочему классу нечего в ней делать1.

С подобных позиций выступили испанские троцкисты, опубликовавшие брошюру под претенциозным названием «За второй коммунистический манифест». Они обвинили руководителей «IV интернационала» в «разбазаривании теоретического наследства», а также в том, что «замкнулись в троцкистской ортодоксии». Испанские троцкисты тоже занимались клеветой в адрес СССР. Например, заявляли, что русская экономика - такой же империалистический государственный капитализм, как и ее американский соперник.

В результате всех этих споров в 1953 г. произошел раскол в двух ведущих троцкистских организациях - французской «партии интернационалистских коммунистов» и американской «социалистической рабочей партии». Усилились разногласия в самом «IV интерна-

1 «Permanente Revolution», 1972, N 3, S. 9; «The Newsletter», 14.1.1969.

92


ционале». Из него вышли две группировки: так называемый лондонский «международный комитет» и латиноамериканское бюро «IV интернационала».

На IV конгрессе (1954 г.) и на V конгрессе (1957г.) парижский «секретариат IV интернационала» безуспешно обращался с призывами к этим троцкистским организациям искать пути к объединению. Центробежные тенденции в «интернационале» все более усиливались.


Глава V

ПОЧЕМУ ОЖИВИЛСЯ ТРОЦКИЗМ В 60-70-х ГОДАХ?

Некоторая активизация троцкизма началась со второй половины 60-х годов. Чаще стали проводить свои «конгрессы» различные группировки «IV интернационала». Усилилась подрывная деятельность троцкистских групп в ряде капиталистических стран. Выпускалась в значительном количестве их пропагандистская литература. Кое-где в период избирательных кампаний стали баллотироваться троцкистские кандидаты.

Разумеется, не следует преувеличивать значение этого факта. Влияние троцкизма на политическую жизнь капиталистических стран весьма слабое. Тем не менее ему удается причинять ущерб революционному движению.

Бесспорно, оживление подрывной деятельности троцкизма теснейшим образом связано с обострением идеологической борьбы на международной арене, со стремлением монополистической буржуазии любыми средствами помешать утверждению социализма, дальнейшему распространению марксизма-ленинизма.

Социально-Политические причины этого явления. Господствующая буржуазия отдает себе отчет в том, что может удерживать под своим влиянием широкие слои населения только при условии, если ее идеология смыкается с реакционной мелкобуржуазной идеологией. Именно с помощью такого «взаимообогащения», «взаимопитания» апологеты капитализма укрепляют защитный идеологический пояс вокруг буржуазного общества.

Между тем в результате ужесточения капиталистического гнета ускоряется процесс высвобождения из духовного плена буржуазной и мелкобуржуазной реак-

94


ционной идеологии все более широких масс трудящихся. Коммунистические партии пришли к следующему выводу: «В ходе единых антимонополистических и антиимпериалистических действий создаются благоприятные предпосылки для объединения всех демократических течений в политический союз, способный решающим образом ограничить роль монополий в экономике страны, положить конец власти крупного капитала и осуществить также коренные политические и экономические преобразования, которые обеспечат наиболее благоприятные условия для продолжения борьбы за социализм. Основная сила этого демократического союза - рабочий класс»1.

Усиливается протест против засилья монополий в так называемых средних слоях, еще подверженных влиянию буржуазной идеологии. Как отметило международное Совещание коммунистических и рабочих партий 1969 г., «широкие массы средних слоев населения, несмотря на отсутствие единства в их рядах и их особую восприимчивость по отношению к буржуазной идеологии, выступают в защиту своих интересов, включаются в борьбу за общедемократические требования. В их среде растет понимание жизненной важности совместных действий с рабочим классом».

Коммунисты учитывают, что включающиеся в борьбу непролетарские слои нередко приносят с собой немало предрассудков и предубеждений. Одни не оставляют надежд вернуть утраченный ими социальный статус, мечтают о наступлении лучших времен в результате «изменения» капитализма, его «подобрения». Они тяготеют зачастую к социал-реформизму. Другие уповают на «крепкую власть», «сильную личность», которые смогут «навести порядок», расправиться с «красными», ибо из-за них «все беды». Эти составляют резерв для возрождения фашизма. И наконец, третьи подвержены авантюристическим настроениям и служат источником разного рода «лево»-экстремистских проявлений.

Характеризуя настроения «рекрутов», втягивающихся в политическую борьбу, В. И. Ленин писал: «Если не мерить этого движения по мерке какого-ни-

1 «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5 - 17 июня 1969 г.». М„ 1969,стр. 307 - 308, 310.

95


будь фантастического идеала, а рассматривать его, как практическое движение обыкновенных людей, то станет ясным, что привлечение новых и новых «рекрутов», втягивание новых слоев трудящейся массы неизбежно должно сопровождаться шатаниями в области теории и тактики, повторениями старых ошибок, временным возвратом к устарелым взглядам и к устарелым приемам и т. д.»1.

В данной ситуации троцкизм проявил высокую степень политического приспособленчества, беспринципного «подыгрывания» настроениям тех социальных слоев, которые являются объектом его происков. Действуя в среде, подверженной леворадикальным настроениям, они выдают себя за «самых решительных радикалов». Орудуя среди тех, кто заражен реформистскими иллюзиями, троцкисты изображают себя «революционными реформаторами». Перед колеблющимися элементами они выступают в роли неких «центристов», ищущих «золотую середину».

Троцкисты пытаются извлечь пользу прежде всего из антикоммунистических предрассудков определенной части непролетарских слоев. Эмиссары «IV интернационала» стремятся убедить их в том, будто можно быть революционером и одновременно вести борьбу против коммунистических партий. В Италии, Испании, ФРГ и других капиталистических странах троцкисты находят общий язык даже с неофашистами, нередко маскирующими свои реакционные планы псевдореволюционной фразой.

Со второй половины 60-х годов троцкисты особенно усиленно ведут подрывные действия в студенческом движении. Монополистическая буржуазия оказалась захваченной врасплох студенческими волнениями, прокатившимися по западным странам. Она была убеждена в том, что с этой стороны опасность не грозит. Из среды студентов нередко вербовались штрейкбрехеры, когда надо было сломить бастовавших рабочих. В первое послевоенное десятилетие основная масса студентов была либо аполитичной, либо реакционной, и только небольшая часть выступала на стороне рабочего движения.

Политическая активность студенчества, все чаще

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т 20, стр. 65.

96


принимавшая антиимпериалистическую направленность, не случайно пугает монополистическую буржуазию, ведь оно становится заметной силой в социальной структуре капиталистического общества. В Англии, например, накануне второй мировой войны численность студентов не превышала 70 тыс., в 1962 – 1963 гг. было уже 216 тыс., а спустя три года - 300 тыс.

Бурный рост студенчества вызван нуждами научно-технической революции. Она же круто изменила положение высших учебных заведений, превратившихся из «башен из слоновой кости» чуть ли не в промышленные комбинаты по подготовке специалистов1.

Диплом об окончании высшего учебного заведения отнюдь не гарантирует материально обеспеченную жизнь. Лишь незначительный процент студентов может рассчитывать войти в привилегированную элиту. Чаще же они становятся такими же эксплуатируемыми, наемными работниками, как и другие рядовые участники сферы материального производства. В худшем случае их ждут труд не по специальности и даже безработица.

Безработица среди молодежи достигла таких размеров, что 27 июня 1977 г. страны «Общего рынка» провели в Люксембурге специальную конференцию по вопросу о профессиональной занятости молодежи. За неделю до ее начала французское профсоюзное объединение ВКТ опубликовало цифры: к концу 1976 г. в Западной Европе было 2 млн. безработных из среды молодежи; в 1976 г. по сравнению с 1970 г. количество безработных в возрасте до 25 лет более чем удвоилось. Быть молодым - значит являться первым кандидатом на увольнение2.

Студенты требуют ломки устаревшей системы высшего образования, сложившейся много десятилетий назад. Они протестуют против связей учебных заведений с военно-промышленным комплексом, против дискриминационной системы образования и расистских ограничений. Выходцы из бедных семей (а их становится все больше среди студентов) требуют улучшения ма-

1 Журнал «Business week» (сентябрь 1971 г., стр 28) писал: система высшего образования ««выплевывает» обладателей дипломов так же проворно и эффективно, как детройтские конвейеры «выплевывают» автомобили» (см. «Рабочий класс и современный мир», 1974, № 4, стр. 65).

2 «L'Humanite», 21. VII. 1977.

97


териального обеспечения, чтобы иметь возможность закончить учебное заведение.

Глубокие социальные причины лежат в основе студенческих волнений, ибо нынешнее молодое поколение вступает в жизнь в обстановке глубокого кризиса капиталистического общества, распада сложившихся жизненных стереотипов, ценностей. В. И. Ленин, имея в виду крупные студенческие выступления, называл их признаком политического банкротства капиталистического строя1.

Отношение коммунистов вообще к молодежному движению было высказано международным Совещанием коммунистических и рабочих партий (1969 г.): «Коммунисты высоко ценят подъем молодежного движения и активно в нем участвуют. Они распространяют в его рядах идеи научного социализма, разъясняют опасность разного рода псевдореволюционных идей, которые могут повлиять на молодежь, стремятся помочь ей найти правильный путь в борьбе против империализма, в защиту его интересов. Только тесная связь с рабочим движением и его коммунистическим авангардом может открыть перед молодежью действительно революционную перспективу»2.

Для значительной части радикально настроенной молодежи характерна, однако, определенная предубежденность в отношении рабочего класса и его боевого авангарда - коммунистических партий. Дают знать результаты длительной буржуазной пропагандистской обработки, идеологической дрессировки всей системой образования. К этому добавляется преувеличение собственных сил и возможностей, пренебрежительное отношение к рабочему классу и его антиимпериалистической борьбе.

Оценивая политические настроения и поведение этой части молодежи, Л.И. Брежнев говорил: «В выступлениях молодежи... зачастую еще сказывается нехватка политического опыта и связи с авангардом революционной борьбы. Поэтому ее выступления нередко приобретают стихийный характер и выражаются в политически незрелых формах. Этим пытаются вос-

1 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, стр. 273 - 279.

2 «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5 - 17 июня 1969 г.», стр. 309.

98


пользоваться экстремистские, по существу враждебные коммунизму элементы, а подчас и прямая агентура империалистов»1.

Эти элементы умышленно дробят молодежное движение ради усиления собственных позиций. Среди них есть и правые экстремисты откровенного фашистского толка, и различные псевдореволюционеры - троцкисты, маоисты, анархисты и им подобные.

Как и другие «левые» экстремисты, троцкисты стремятся обрести поддержку и среди части интеллигенции.

Еще в 1903 г., отмечая возможный источник мелкобуржуазного экстремизма, В. И. Ленин писал об «интеллигенции, которой тоже все труднее становится жить в капиталистическом обществе и которая в массе своей смотрит на это общество с точки зрения мелкого производителя». Он отмечал, что «отсюда с полной неизбежностью вытекает широкое распространенней постоянное возрождение в самых разнообразных формах мелкобуржуазных идей и учений»2.

В условиях научно-технической революции обостряется противоречие между ролью, которую играет интеллигенция капиталистических стран в разработке и претворении в жизнь научных достижений, и тем местом, которое отвел ей в обществе государственно-монополистический капитал. Интеллигенция остро ощущает образовавшийся идеологический и интеллектуальный вакуум, протестует против идейной опустошенности буржуазного общества.

Даже выступая против монополистического капитала, радикально настроенная интеллигенция не всегда осознает, что только совместно с пролетариатом и во главе с ним она может добиться изменения своего положения. Понять это нередко мешает eй оторванность от эксплуатируемых масс, подверженность определенной части интеллигенции мелкобуржуазной идеологии, включая и ее «лево»-экстремистскую разновидность. «У интеллигенции без масс, - подчеркивал В. И. Ленин, - никогда не было и никогда не будет ни парламентских, ни серьезных внепарламентских

1 «Международное Совещание коммунистических и Рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5 - 17 июня 1969 г.», стр. 59.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 7, стр. 213 - 214.

99


средств борьбы»1. Присущий же таким представителям интеллигенции крайний индивидуализм порождает неприязнь к организации, к дисциплине, без чего невозможны успехи в революционной борьбе.

Во Франции, в Англии, Японии и ряде других капиталистических стран троцкистам удалось установить политические контакты с левацки настроенными интеллигентами. И хотя те не всегда проявляют желание организационно связывать себя с троцкизмом, но заимствуют отдельные его идеи и повторяют антикоммунистические измышления.

Троцкисты заигрывают также с крестьянством развивающихся стран, особенно Латинской Америки. Еще в конце 50 - 60-х годах попытались использовать некоторые организационные и идеологические слабости крестьянского движения. Вынашивались даже планы создания троцкистских «крестьянских союзов». Но они провалились. В странах Латинской Америки троцкисты не отказываются от намерений склонить на свою сторону и радикально настроенных офицеров. Они всегда проявляли интерес к слоям, склонным к различного рода авантюристическим «рецептам». Так, троцкисты стараются обрести сторонников среди пауперизированной части населения и деклассированных элементов, ряды которых растут в результате ликвидации многих профессий в ходе научно-технической революции. В ряде западных стран, например в Италии, троцкисты вместе с другими «леваками» усиливают подрывные действия среди безработных, стараясь привлечь в свои группы.

Современные троцкисты стали проявлять повышенный интерес к иностранным рабочим. Их положение, как известно, особенно тяжелое.

По оценкам Международного бюро труда, количество трудящихся-иммигрантов, включая их семьи (с учетом и нелегальной эмиграции), достигло в начале 70-х годов в Западной Европе 11 млн., а ежегодный иммиграционный поток составляет от 60 тыс. до 1 млн.2 Их нередко называют «новыми рабами» и используют на низко оплачиваемых работах. Во Франции многие из них получают зарплату значительно ниже миниму-

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч, т. 17, стр. 351

2 «Migrant Workers». International Labour Office. Geneva, 1973, p. 8.

100


ма, которого требует Всеобщая конфедерация труда, и живут в ужасных условиях. В ФРГ, во Франции, в Бельгии даже появились настоящие гетто1.

Троцкисты называют себя «выразителями интересов» иностранных рабочих. В ФРГ особенно активна «группа интернационалистских марксистов», издающая газету «Вас тун» («Что делать»). Она убеждает иностранных рабочих, что они играют в политической борьбе «важную, в чем-то даже ведущую роль».

Троцкизм паразитирует на ошибочных взглядах и представлениях, неизбежно оживляющихся в условиях расширения социальной базы антиимпериалистического движения. Если прибегнуть к графическому изображению, то этот процесс будет выглядеть в виде такой пирамиды:

Паразитирование

на ошибках «рекрутов»

Груз ошибок, которые несут с собой «рекруты»

Расширение социальной базы

антиимпериалистической борьбы

за счет вовлечения новых «рекрутов»

Несомненно, основание пирамиды и дальше будет увеличиваться. Но это не значит, что следующая ступень, отражающая груз ошибок «рекрутов», непременно должна расти пропорционально основанию. Преодоление ошибок в значительной мере зависит от идеологической активности коммунистов, от их разъяснительной работы в массах.

Что касается вершины пирамиды, то она неизбежно должна уменьшаться. Этому будут способствовать следующие обстоятельства: активное разоблачение коммунистами паразитической, реакционной роли троцкизма в международном революционном движении; уяснение одурманенными «рекрутами» антиреволюционной сущности троцкизма в результате их собственного политического опыта; глубокие внутренние противоречия в идеологии и практике троцкизма, которые и впредь будут ослаблять, расшатывать его позиции.

Необходимо учитывать и привходящие обстоятельства: довольно влиятельные силы в капиталистическом обществе заинтересованы в том, чтобы ошибки «рекру-

1 «Was tun», May 1973 (Extra-Blatt).

101


тов» приумножались, а организации и группы, паразитирующие на таких ошибках, сохранялись и усиливали свое влияние.

Интерес представляют также некоторые другие факторы, способствующие оживлению троцкизма.

Идеологические и иные причины активизации троцкизма. Все большую поддержку псевдомарксистским, псевдокоммунистическим течениям оказывает буржуазная пропаганда. Цель поддержки - сбить с толку непролетарские слои, проявляющие растущий интерес к научному социализму, к стратегии и тактике коммунистических партий. Империалистическим силам выгодно наличие множества мелких групп и группочек, выступающих под псевдореволюционным флагом и способствующих рассредоточению, дроблению сил, которые противостоят или могут противостоять монополиям1. Не случайно одна из подкомиссий палаты представителей в Вашингтоне приняла в 1968 г. на основе доклада группы специалистов рекомендацию о том, чтобы соответствующие службы США использовали левацкие и ультралевацкие элементы в борьбе против коммунистических партий2.

Не буржуазия создала левацкие группы: такое объяснение было бы упрощением, не учитывающим социальных причин этого явления. Однако благосклонное отношение крупной буржуазии помогает им удерживаться на поверхности политической жизни3.

1 Выходящий во Франкфурте-на-Майне журнал «Марксистише блеттер» писал: крупная буржуазия «способствует появлению все новых раскольнических групп, именующих себя коммунистами, и великодушно поощряет их, с тем чтобы причинить ущерб единственной партии в нашей стране, являющейся действительно коммунистической, - ГКП - и чтобы помешать единству левых прогрессивных сил». К тому же на этой почве «леваки» нередко устанавливают контакты с крайне правыми силами. В ФРГ неонацистская газета «Ребель» опубликовала в 1973 г. коммюнике о встрече молодых представителей неонацистских и маоистских групп, где говорилось, что «маоисты и национал-революционеры едины в борьбе против империализма США и империализма Советского Союза» («Проблемы мира и социализма», 1973, № 11, стр. 60).

2 См. «Современный антикоммунизм. Политика, идеология». М., 1973,стр. 14.

3 Стало привычным, что о вылазках «леваков», об их манифестациях буржуазная пропаганда пишет очень много, и нередко без осуждения, тогда как о проводимых компартиями мероприя-

102


Империалистическая реакция охотно использует действия «леваков» для компрометации коммунистических партий. В этих целях пущена в ход пропагандистская версия о существовании «двух экстремизмов». К «левому» экстремизму причисляются и коммунисты, к правому - фашисты. Отсюда делается вывод о «равной политической ответственности обоих экстремизмов». И эта пропагандистская тактика порой достигает своей цели. Так, 20% опрошенных в 1972 г. французов заявили, что не видят разницы между коммунистами и «леваками»1. В ФРГ шпрингеровская пресса усиленно распространяет тезис о том, что «все они одинаковы», и требует «призвать к порядку» «коммунистические элементы».

Как известно, одним из мотивов фашистского переворота в Чили в 1973 г. была, по словам Пиночета, «необходимость борьбы с «левыми» экстремистами». В Португалии и Испании реакция использует выступления «леваков» как повод для того, чтобы тормозить темпы демократизации внутриполитической жизни.

Буржуазная пропаганда широко рекламирует взгляды политических групп и течений, выступавших или выступающих против коммунистических партий с псевдореволюционных позиций2. Издаются и переиздаются произведения Бакунина, Нечаева и других анархистов прошлого и современности. Органы власти не только мирятся с распространением маоистскими группами многочисленной пропагандистской лите-

тиях, если даже в них участвовали тысячи людей, в газетах не говорится ни слова. В ряде случаев «леваки» принимаются на работу в органы массовой информации в качестве «экспертов» по борьбе с идеями коммунистов. Так, в шведских двух телевизионных программах постоянно сотрудничали 25 - 30 «леваков» (см. «France Nouvelle», 9. XI I. 1972). Во Франции профсоюз полицейских, входящих в ВКТ, потребовал публичного выявления лиц из руководящей верхушки полиции, попустительствующих «левакам» и использующих хулиганские инциденты как предлог для «чистки государственных органов от радикальных элементов». Орган коммунистов Гондураса писал: «Ряды наших ультра, будь то анархисты, троцкисты или просто маркузианцы, кишат агентурой североамериканцев».

1 «Sondage, Revue francaise de 1'opinion publique», 1972, N 3, p. 74.

2 «Левакам» довольно часто предоставляется возможность использования буржуазных средств информации. Так, лидерам французских левацких групп отводилось по целому часу телевизионной программы для изложения их взглядов.

103


ратуры, но и поощряют издание в своих странах произведений Мао Цзэдуна и его последователей.

Особенно охотно буржуазия популяризирует троцкизм. В отличие от маоистских групп, за спиной которых стоят пекинские руководители, троцкисты не сориентированы на какую-либо внешнюю силу. Подняв шумиху об «интеллектуальности» троцкизма, буржуазные пропагандисты надеются, что кое-кто из непролетарских слоев, в частности из молодежи, клюнет на эту идеологическую приманку.

Буржуазные издательства выпускают в свет книги и статьи Троцкого с таким усердием, какого не было после выдворения его из СССР. На Западе появилось нечто вроде «троцковедения». Особый интерес вызывает то, что Троцкий написал в 1929 - 1940 гг., когда он особенно изощрялся в клевете на СССР, на коммунистические партии. На учет берется каждая строчка, вышедшая в то десятилетие из-под пера Троцкого.

Отвечая троцкистской газете «Милитэнт» на вопрос о цели публикации этих материалов Троцкого, один из американских издателей, Ноани Аллен, заявил 21 сентября 1973 г.: «Мы решили перевести на английский язык все, что было опубликовано на каком-либо языке. Мы тщательно подобрали даже статьи и письма, которые никогда нигде не публиковались, - подобрали благодаря помощи отдельных лиц, являющихся владельцами таких материалов, а также благодаря использованию архивов Троцкого в библиотеке Гарвардского университета (открытая секция)»1.

Некий Луис Синклер проделал весьма кропотливую работу: составил библиографию книг, брошюр, статей и речей Троцкого, публиковавшихся на Западе. Книга «Лев Троцкий. Библиография», которую он выпустил в 1972 г., содержит 1000 (!) страниц. В ней перечисляются только названия «работ» Троцкого, вышедших на

1 Имеется в виду та часть проданных в марте 1940 г. Троцким Гарвардскому университету архивов, которая открыта для широкого пользования. Там же находится и так называемая «закрытая секция», где хранится около 20 тыс. документов и писем, относящихся к его деятельности в 1929 - 1940 гг. Троцкий завещал открыть их для ознакомления лишь в 1980 г. По личному разрешению жены Троцкого к ним имел доступ И. Дейчер, поспешивший затем создать им рекламу «ценнейших исторических материалов». Буржуазная пропаганда уже сейчас предвкушает предстоящее открытие архивов Троцкого.

104


разных языках1. Тот же Н. Аллен признает, что за четыре года (с 1969 по 1973 г.) на английский было переведено гораздо больше «произведений» Троцкого, чем в любой такой же отрезок его жизни. Издатель признал, что в подобных количествах издаются творения Троцкого на других языках2.

Никогда не появлялось на Западе столько книг, посвященных жизнеописанию Троцкого. Начало этому потоку апологетической литературы о Троцком положил И. Дейчер, опубликовавший еще в конце 50-х годов трилогию под интригующими названиями: «Вооруженный пророк», «Разоруженный пророк», «Пророк в изгнании». Книги стали «бестселлерами», их перевели на многие языки. В них Троцкий предстает в роли «несгибаемого революционера», а троцкизм изображается как «революционное учение», «правомерная ветвь марксизма».

И хотя современные троцкисты кое в чем не соглашаются с содержащимися в трилогии оценками (возмущались, например, высказываниями И. Дейчера о «IV интернационале» как о секте), а иные даже критикуют «дейчеризм», но с благодарностью отзываются о помощи, оказанной им Дейчером. Орган парижского секретариата «IV интернационала» писал в конце 1967 г.: «Несмотря на разногласия с нами, написанные Дейчером работы часто подключали к троцкистской мысли многих молодых людей, которые затем присоединялись к троцкистскому движению»3.

Трактовка Дейчером троцкизма как «разновидности марксизма» была сразу же подхвачена буржуазной пропагандой. В таком плане пишут о Троцком в научных монографиях, в «серьезных» и бульварных журналах, на страницах газет. Троцкому посвящают сценарии и пьесы, основной замысел которых - вызвать интерес к его личности и идеям.

Многочисленные буржуазные историки и социологи черпают в «работах» Троцкого материал для фальсификаций. В свое время Ф. Энгельс писал: «Буржуазия все превращает в товар, а, следовательно, так-

1 «Leon Trotsky. A Bibliography. By Lois Sinclair». California. Hoover Institution' Press, 1972.

2 «The Militant», 21. IX. 1973.

3 «Quatrieme Internationale», 1967, N 32, p. 65. Апологетика Троцкого содержится и в других книгах Дейчера.

105


же и историю. В силу самой ее природы, в силу условий ее существования ей свойственно фальсифицировать всякий товар: фальсифицировала она также и историю. Ведь лучше всего оплачивается то историческое сочинение, в котором фальсификация истории наиболее соответствует интересам буржуазии»1.

Не обойдены вниманием и нынешние последователи Троцкого. Тот же издатель Н. Аллен заявил, что в США широко публикуются произведения таких «идеологов» «IV интернационала», как Дж. Новак, Э. Мандель, Дж. Кэннон, и других2. В типографиях самых солидных буржуазных издательств набираются тексты, составленные «IV интернационалом».

Таким образом, троцкистские идеи пропагандируют те, в чьих руках находятся издательства, типографии, поставленная на широкую ногу книжная реклама3. Облегчается проникновение его идей и в высшие учебные заведения, где книги Троцкого входят в списки обязательной литературы. Буржуазные университеты открывают для «идеологов» «IV интернационала» свои двери. В сентябре 1976 г. одного из лидеров парижского «объединенного секретариата IV интернационала», Э. Манделя, пригласили прочесть цикл лекций в Кембриджском университете. Сообщая об этом факте, конкурирующая с парижским «объединенным секретариатом» организация английских троцкистов подчеркнула, что Мандель характеризуется университетскими властями как «надежный марксист»4. В мае 1978 г. Мандель получил новое

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 16, стр. 524. Насколько высоко ценят фальсификаторы идеи Троцкого, подтвердил западногерманский «историк» Гейнц Брам. «Все мы, - писал он в своем пасквиле «Борьба Троцкого за наследство Ленина», - отталкивались от Троцкого, в чем наверняка должен был бы признаться ряд историков, отвечая на вопрос, что послужило первоначальными стимулами их исследований» (Heinz Brahrn. Trotzkis Kampf urn die Nachfolge Lenins. Koln, 1964, S. 9).

2 «The Militant», 21. IX. 1973.

3 На состоявшемся в 1969 г. IX конгрессе, проведенном парижским «объединенным секретариатом IV интернационала», с удовлетворением отмечался «необычайно большой объем изданий и переизданий работ Троцкого на многих языках и в тех странах, где они раньше ни разу еще не появлялись» («Die Internationale», 1969, № 2, 11). И это не потребовало от троцкистов ни малейших усилий!

4 «The News Line», l.VIII. 1976.

106


приглашение - прочитать курс лекций в ряде университетов США.

Есть основание полагать, что монополистическая буржуазия в своем стремлении помочь троцкистам не останавливается и перед финансированием их идеологической и пропагандистской деятельности. Так, по подсчетам французской газеты «Нуво журналь», троцкистскому кандидату на пост президента Франции А. Кривину (1969 г.) нужно было не менее 300 тыс. франков для оплаты избирательных афиш и плакатов, поездок по стране, аренды помещений для митингов. По данным еженедельника «Экспресс», троцкистская «коммунистическая лига», выдвинувшая кандидатуру А. Кривина, имела в кассе накануне первого тура голосования 85 тыс. франков. Троцкисты заявили, что необходимые суммы они получили от лиц, которые просили не сообщать их фамилии1. И еще один беспрецедентный в истории Франции случай: сержанту Кривину (он проходил в тот период военную службу) был предоставлен отпуск на период предвыборной кампании.

И это не исключение. В 1972 г. на выборах президента США троцкистская «социалистическая рабочая партия» развила большую активность, ее предвыборная пропагандистская литература издавалась значительными тиражами. В интервью Линда Дженнесс, кандидат на пост президента, заявила, что это будет «самая крупная кампания» за долгое время и что СРП израсходует на нее 500 тыс. долл. Сумма внушительная для небольшой организации, состоящей преимущественно из малосостоятельных молодых людей. Неизбежно возникает вопрос: откуда берутся средства? Вопрос тем более закономерен, что расходы партии постоянно растут2.

1 «Cahiers du Communisme», 1969, № 5. Для выдвижения своей кандидатуры А. Кривину необходимо было получить минимум сто подписей депутатов, сенаторов, муниципальных советников. Он собрал более двухсот. Комментируя этот факт, троцкистская газета «Ныослеттер» писала: «Очевидно, что, поскольку ни коммунистические, ни социалистические представители никогда не подписались бы в поддержку кандидатуры Кривина, он собрал подписи среди буржуазных Политиков» («The Newsletter», 7. VI. 1969).

2 См. «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма». М., 1973, стр, 126.

107


На почве антикоммунизма складывается союз монополистической буржуазии и троцкизма. Их объединяет и общее стремление - расколоть фронт антиимпериалистических борцов.

Для оживления своих позиций троцкизм воспользовался помощью со стороны маоизма, пекинского руководства. Выступив с ревизией марксизма, Мао Цзэдун и его сторонники усилили международный оппортунизм и ревизионизм во всех его проявлениях.

Маоизм - это эклектическая смесь мелкобуржуазных взглядов, в которой нашлось место и разного рода троцкистским идеям. В одних случаях китайские лидеры просто позаимствовали кое-что из троцкизма, в других - взгляды объективно совпадают. Сказывается также мелкобуржуазная основа, на которую пытаются опереться маоизм и троцкизм. По разным мотивам они стремятся подорвать единство рядов международного коммунистического движения, оклеветать Советский Союз и другие социалистические страны.

Маоизм, как и троцкизм, игнорирует объективные законы общественного развития, проповедует авантюризм и волюнтаризм, антимарксистскую, антиленинскую концепцию мирового революционного процесса, толкует революцию как чисто волевой акт. И маоизм и троцкизм считают войну единственным средством революционных преобразований во всемирном масштабе, отрицают революционизирующую роль социалистического содружества, стоят на позиции грубого антисоветизма.

Первые же признаки «особой позиции» китайских лидеров вызвали у троцкистов взрыв ликования. В «Открытом письме» ЦК Компартии Китая, направленном за два месяца до международного Совещания коммунистических партий 1960 г., парижский «секретариат IV интернационала» писал: «Лидеры и официальные органы вашей партии открыли недавно дискуссию по ряду принципиальных вопросов: о мирном сосуществовании, об иллюзии относительно всеобщего разоружения, об идеализации пролетарского движения в империалистических странах... IV интернационал, который с самого начала... боролся с идеями, против которых выступаете и вы, стоит на вашей сто-

108


роне. Международный секретариат IV интернационала приветствует начатую вами в международном коммунистическом движении дискуссию. Он призывает вас развивать эту дискуссию»1.

Выступления в поддержку пекинских руководителей троцкисты сопроводили пропагандистской шумихой о «живучести», «правоте» своих идей. Они заявили летом 1961 г., что в результате усилившихся разногласий в международном коммунистическом движении «дело троцкизма» «только выиграет»2. Троцкистские лидеры не скрывали, что путем блокирования с маоистским руководством Китая им удастся решить задачу «преодоления численной слабости IV интернационала»3.

Многочисленные заявления по этому вопросу «IV интернационала» и различных троцкистских групп были продиктованы стремлением привлечь внимание к своим «теоретическим» установкам, представить их как идущие в ногу со временем и дающие ответ на основные проблемы современности. В заявлениях подчеркивалась готовность «IV интернационала» к союзу с пекинскими руководителями. Латиноамериканское бюро троцкистского «интернационала», обращаясь к ним, выражало уверенность, что в недалеком будущем можно будет договориться «по всем пунктам»4. Парижский «секретариат» сожалел о том, что «еще не пришло время для единого фронта». Но он выразил уверенность, что руководство КПК приблизится к еще большему усвоению троцкистских идей, и констатировал: «По трем основным проблемам, высказанным в этот период, - вопрос о борьбе против войны, вопрос о характере колониальных революций и об ориентации революционного движения в слаборазвитых странах, вопрос о путях к социализму, в особенности в развитых капиталистических странах, - китайские концепции... в своей основе аналогичны известным положениям, которые отстаивались троцкизмом»5.

1 «Information Bulletin», Prag, 1964, N 6, p. 191.

2 «International Socialist Review», 1961, N 2, p 44.

3 «Quatrieme Internationale», 1963, N 19, p. 2.

4 См. «Коммунист», 1964, № 11, стр. 125.

5 «Quatrieme Internationale», 1963, N 19, p. 55.

109


«IV интернационал» принялся ревностно афишировать маоистские взгляды. В Латинской Америке его сторонники призывали рабочих «выступать на собраниях в поддержку... китайской программы»1. На троцкистском конгрессе в 1968 г. отмечалось: «Мы часто следуем за китайцами, играя в ту же игру, что и они, или полагаясь только на их действия, часто облегчая им доступ туда, куда им было бы обычным образом трудно пробраться»2.

Троцкисты завязывали контакты с маоистскими группами, распространяли там свои пропагандистские материалы. Один из лидеров троцкизма заявил в 1964 г.: «Не проходит ни одного крупного собрания прокитайски настроенных коммунистов, у которых не было бы наших документов».

Интересы ориентирующихся на китайских руководителей раскольнических групп и троцкистов переплелись. Пользуясь тем, что на практике трудно различить их аргументацию, троцкисты развернули бурную деятельность по вербовке новых сторонников «IV интернационала». Одновременно предпринимаются усилия для преодоления раскола международного троцкизма. Инициативу взял на себя парижский «секретариат IV интернационала», заявивший, что сложившиеся в коммунистическом движении из-за «особой позиции» Пекина условия «открывают перед троцкизмом такие возможности действий, каких у него никогда не было в прошлом». В 1963 г. парижскому «секретариату» удалось провести так называемый «объединительный конгресс». И хотя не все троцкисты приняли в нем участие, созданная «конгрессом» парижская группировка «IV интернационала» стала ядром международного троцкизма.

Таким образом, маоизм помог идеологическому и организационному укреплению троцкизма как в отдельных капиталистических странах, так и в международном плане.

В начале 70-х годов троцкисты выступили с критикой отдельных аспектов Политики пекинских руково-

1 Victoria Codovilla. La posicion de los marxistas leninistas frente a los cismaticos trotskisantes del Partido Comunista Chino. Buenos Aires, 1963, p. 44.

2 «European Marxist Review», 1968, N 1, p. 128.

110


дителей. Такие высказывания позволили себе даже те троцкисты, которые еще недавно безоговорочно поддерживали любой шаг, каждое слово маоистского руководства. Посадас, например, заявил, что в пекинской верхушке победило «оппортунистическое крыло», и призвал «подвергнуть серьезной критике позицию китайцев». В декабре 1976 г. он же говорил, что многие внешнеполитические выступления пекинского правительства, направленные на сближение с НАТО, «не являются ошибками; они отражают контрреволюционную позицию». В своем еженедельнике «Воз обрера» латиноамериканские троцкисты призвали социалистические страны «сконцентрировать усилия на том, чтобы в Китае возобладали левые тенденции»1. Так называемая группа «За реконструкцию IV интернационала» заявила в 1977 г., что Китай «движется по ультрареакционному пути»2.

Троцкистская критика не затрагивает основополагающих концепций идеологии маоизма. Ее назначение - привлечь на сторону троцкизма разочаровавшихся членов маоистских «партий». Английская троцкистская газета «Уоркерс пресс» писала в мае 1971 г.:

«Несомненно, многие, разочаровавшись, покинут маоистские организации или же будут исключены из них. Это те члены, которые верили в маоистскую «антиимпериалистическую» идеологию»3. Орган парижского «секретариата IV интернационала» с удовлетворением отмечал: «В ряде стран, особенно в Латинской Америке и на Ближнем Востоке, китайское влияние значительно уменьшилось»4.

Троцкистам удавалось переманить на свою сторону разочаровавшихся маоистов. Как сообщалось в

1 «Voz Obrera», 1976, N 247.

2 «La Verite», 1977, N 575, p. 53.

3 «Workers Press», 31. V. 1971.

4 «Quatrieme Internationale», 1971, N 51, p. 4. В этот период маоистские группы вступили в полосу глубокого кризиса. В Нью-Йорке, например, 150 членов «прогрессивной рабочей партии» приняли в феврале 1972 г. участие в демонстрации перед гостиницей «Рузвельт», где размещалась китайская миссия при ООН. Демонстранты обвиняли правительство КНР в измене. В том же месяце в Вене состоялась «китайско-европейская конференция», в которой по приглашению посла КНР в Австрии участвовали представители маоистских организаций стран Западной Европы. На конференции выражалась озабоченность происходящими в маоистских группах расколами, оправдывалась политика Пекина.

111


троцкистской прессе, «все большее число членов их групп приходит к троцкизму»1. В США троцкистская «спартаковская лига» с удовлетворением отмечала усиление своих позиций за счет вступления в ее ряды маоистов2. В Швеции группа маоистов отошла от так называемой «лиги марксистско-ленинской борьбы» и присоединилась к «лиге революционных марксистов», выступающей под флагом «симпатизирующей IV интернационалу организации»3. Во время избирательных кампаний местные маоисты все чаще отдают голоса троцкистским кандидатам4.

Поддержка пришла и еще с одной стороны - от социал-реформизма. Как отмечал В. И. Ленин, полуанархистская «революционность» нередко является своего рода наказанием за правооппортунистические грехи рабочего движения. Это положение находит подтверждение и применительно к другим разновидностям мелкобуржуазного революционаризма.

Иногда на Западе 60 - 70-е годы называют «эрой социал-демократизма». В ряде стран руководители социал-демократических партий сформировали правительства или вошли в правительственные коалиции. Лидеры и идеологи социал-демократических партий всячески содействовали распространению правореформистских иллюзий, заявляя о трансформации буржуазного общества в «надклассовое», о «приобщении» капитализма с помощью реформ к «социализму», о возможности создания «государства всеобщего благоденствия» и т. п. Путем осуществления мелких реформ социал-демократические руководители попытались уменьшить боеспособность рабочего класса, отвлечь их от антиимпериалистического движения.

Однако их политика вступила в острейший конфликт с объективными потребностями развития общества, с жизненно важными интересами широких масс. «Реформизм вообще состоит в том, - отмечал В. И. Ленин, - что люди ограничиваются агитацией за изменения, не требующие устранения главных основ старого, господствующего класса, - изменения, совме-

1 «The Militant», 25. V. 1973.

2 «Workers Vanguard», 1973, N 15, p. 12.

3 «The Militant», 25. V.I 973.

4 «Lutte ouvriere», 9. X. 1976.

112


стимые с сохранением этих основ»1. Между тем социальные пороки капитализма и постоянные провалы с социал-реформистскими «экспериментами» побуждают массы задуматься о необходимости предлагаемых коммунистами глубоких изменений экономических и политических основ общества.

Высвобождение из духовного плена реформизма не всегда сопровождается выходом на верную политическую дорогу. Сказываются и присущее определенной части непролетарских слоев недоверие к рабочему классу, и поиски несуществующего «третьего пути» развития общества, и подверженность антикоммунистическим настроениям.

Троцкисты, как и другие «леваки», активно действуют среди тех, кто разочаровался в социал-реформизме. Им внушается мысль, что троцкистская идеология является альтернативой социал-реформизму. В «секциях» «IV интернационала» можно встретить бывших членов социал-демократических партий и примыкающих к ним молодежных организаций. В троцкистских газетах нередко публикуются письма этих людей с объяснениями причин их выхода из социал-демократических партий2.

Троцкизм использует в собственных интересах всяческие проявления «мелкобуржуазного революционаризма», существующего в ряде стран. Еще В. И. Ленин указывал, например, что во Франции всегда революционному движению вредили сторонники «левых» фраз. Здесь был и бланкизм, и анархизм различных видов и оттенков, и разные ультралевые «социалистические» течения, и троцкизм «суваринского» и «ортодоксального» толка. При всей несхожести все они способствовали устойчивому сохранению «левизны» в политической жизни страны.

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 23, стр. 87. 2 В 70-е годы наблюдается и другое явление: поражения, вызванные левацкими тенденциями, порой приводят к оживлению правого оппортунизма. Разочаровавшиеся «леваки» пополняют в таких случаях социал-демократические ряды (см. статью А. Куньяла в «Проблемах мира и социализма», 1972, № 6). Западногерманский марксист Гюнтер Вейс тоже отмечает: «Когда сторонники троцкистских групп в процессе своего развития отходят от троцкистских убеждений, то во многих случаях они пополняют ряды социал-демократов» («Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр. 104).

113


В Латинской Америке тоже было сильно влияние «мелкобуржуазного революционаризма». В Аргентине, Бразилии, Мексике, Перу и других странах анархизм долго сохранялся как самостоятельное течение. Этим пользуется троцкизм, проповедующий взгляды «мелкобуржуазного революционаризма». Не случайно латиноамериканским троцкистам особенно присущи концепции полуанархистского толка.

Спекулирует троцкизм и на постоянно растущем в капиталистических странах интересе к марксизму. Свои идеи троцкисты всегда выдавали за последовательно марксистские. Этот обман тем легче сходит с рук троцкистам, когда многие из тех, кто втягивается в политическую борьбу, в частности молодежь, слабо или превратно осведомлены о троцкизме.

В периоды резкого расширения социальной базы революционной борьбы неизбежно вовлечение в него тех, кто, как отмечал Ленин, усваивает лишь некоторые стороны марксизма, «лишь отдельные части нового миросозерцания или отдельные лозунги, требования, не будучи в состоянии решительно порвать со всеми традициями буржуазного миросозерцания вообще и буржуазно-демократического миросозерцания в частности»1. Троцкизм же воспринимается ими в качестве марксистского течения. В этом их убеждает буржуазная пропаганда, рисуя в «революционных» красках прошлое и настоящее троцкизма.

Дает себя знать и недовольство некоторых социальных слоев медленными, как им кажется, темпами развития революционной борьбы. Как отмечал В. И. Ленин, таких людей всегда доводила до анархизма и отчаяния отсрочка решительной борьбы против капитализма2. К «левакам» нередко тянутся те, кто хотел бы «подхлестнуть» развитие истории. Им кажется «излишне осторожной» стратегия и тактика коммунистических партий, требующая сплочения масс на антиимпериалистической основе, большого терпения в осуществлении намеченных мероприятий, упорства и целеустремленности. Эти люди не желают счи-

1 В. И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 20, стр. 65.

2 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 23, стр. 3.

114


таться с тем, что большинство трудящихся еще не осознало необходимости революционных изменений в капиталистическом обществе. «Леваки» называют «нереволюционной» саму мысль о том, что без такого большинства не может быть революции.

Многим втягивающимся в политическую борьбу «рекрутам» свойственно желание все проблемы ликвидировать «одним ударом», им импонируют призывы к «немедленным решениям», к «безотлагательным действиям». Поэтому они готовы принять за «революционный марксизм» троцкистскую авантюристическую программу и, наоборот, проявить» сдержанность в отношении подлинного марксизма, предостерегающего от необдуманных шагов.

Троцкизм постоянно спекулирует и на неосведомленности людей, на их ошибочных представлениях о происходящих в мире событиях. «IV интернационал» продолжает искажать факты, связанные с идейным и организационным разгромом троцкизма в 20-е годы, сводит их к «личным разногласиям между Сталиным и Троцким».

Даже И. Дейчер в откровенно антисоветской, протроцкистской книге «Сталин» выступает против такой трактовки и игнорирования серьезнейшей идейной борьбы, в частности по вопросу строительства социализма. Подобное упрощенное представление, пишет он, не дает ответа на вопрос, почему проблема строительства социализма в СССР «стала тогда настолько серьезной для всего российского поколения и почему она определила перспективы развития великого народа на четверть века вперед»1. В 20-е годы партия единодушно поддержала Центральный Комитет, И. В. Сталина, отстоявших ленинскую Политику строительства социализма в СССР.

Нелепы попытки «IV интернационала» изобразить Троцкого и в роли борца против культа личности. Как известно, наша партия резко выступала против того самого чрезмерного увлечения чисто административной стороной дела, на которое обращал внимание В. И. Ленин, характеризуя Троцкого2. Партия отвергла, и предлагавшуюся им Политику «милитаризации

1 Isaac Deutscher. Staline,.. p. 352 - 353.

2 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 345.

115


гражданского труда», и его линию на «завинчивание гаек» в профсоюзах, и установку «прижать крестьянина», и многое другое1. Она критиковала Троцкого за бонапартистские, диктаторские замашки. Троцкий неоднократно пытался шантажировать Центральный Комитет, требовал для себя особого положения в партии и Коминтерне. И. И. Скворцов-Степанов справедливо называл Троцкого «барином с тросточкой». Троцкий пытался противопоставить себя и партии. Не случайно Г. И. Петровский сказал на Пленуме ЦК РКП (б) 17 января 1925 г.: «Партия дальше оскорблений не потерпит. Она не может держать в своей партии сверхчеловека».

Насколько далеко заходили троцкисты в ставке на администрирование и притеснение масс, видно из выступления Гольцмана, который на Московской партийной конференции 1920 г. предлагал насаждать меры беспощадной палочной дисциплины по отношению к рабочим массам. «Мы не будем останавливаться, - угрожал он, - перед тем, чтобы применять тюрьмы, ссылку и каторгу по отношению к людям, которые не способны понять наши тенденции»2.

Смысл организованной в капиталистических странах шумихи3 о «реабилитации» Троцкого состоит в том, чтобы бросить тень на международное коммуни-

1 На IX съезде партии Троцкий, выступив, например, с проповедью «милитаризации труда», пророчествовал, что вся хозяйственная жизнь будет впитывать в себя «элементы милитаризации». Он говорил: «В военной области имеется соответствующий аппарат, который пускается в действие для принуждения солдат к исполнению своих обязанностей. Это должно быть в том или другом виде и в области трудовой... Рабочая масса должна быть перебрасываема, назначаема, командируема точно так же, как солдаты. Это есть основа милитаризации труда.. » («Девятый съезд РКП (б). Март - апрель 1920 год. Протоколы». М, 1960, стр. 93). Партия отвергла эти установки Троцкого.

2 См. В. М. Иванов, А. Н. Шмелев Ленинизм и идейно-политический разгром троцкизма, стр. 295 - 296, 349, 382.

3 Троцкисты вскоре же после XX съезда КПСС развязали пропагандистскую кампанию с призывами к «реабилитации» Троцкого. Его жена, Наталия Седова, неоднократно выступала с «открытыми письмами», в которых излагалось такое требование. Те же мотивы звучали на троцкистских конгрессах и конференциях. Буржуазные средства массовой информации немедленно подхватили эту шумиху вокруг «реабилитации» Троцкого, с тем чтобы попытаться подорвать авторитет КПСС, международного коммунистического движения.

116


стическое движение, изобразить троцкистов в роли борцов против какого-то «сталинизма» и под этим флагом привлечь в их организации новые жертвы пропагандистского одурманивания. «IV интернационал» и тут поспешил призвать свои «секции» «использовать открывающиеся возможности»1. В 1968 г один из лидеров современного троцкизма, Т. Клиф с удовлетворением писал, что эта задача была выполнена и «троцкистам удалось усилить свои позиции»2.

Таким образом, причины оживления троцкизма довольно разнообразны. И где бы ни появлялись троцкисты, они стремятся использовать в своих узкокорыстных целях неосведомленность, политическую неопытность избранных ими жертв идеологического обмана.

С чем же пришел троцкизм к концу 70-х годов? Каков его организационный облик?

1 «Marxism Today», 1964, N 9, р. 279

2 «Fourth International», 1968, N 2, p. 45.


Глава VI

ТРОЦКИЗМ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 70-х ГОДОВ:

СОПЕРНИЧЕСТВО «ИНТЕРНАЦИОНАЛОВ»

Как свидетельствует история, претендующим на позиции «левее коммунистов» организациям органически присущи большая раздробленность, идейная сумятица и неразбериха. Это обусловлено рядом обстоятельств социально-политического, идеологического и гносеологического характера.

В социально-политическом плане левацкие организации отражают постоянно меняющиеся настроения той части мелкой буржуазии, которая легко переходит от «крайней» революционности к политическому капитулянтству и пораженчеству. Ее стремление «дистанцироваться» от рабочего класса, выражающееся в политических и тактических установках таких организаций, делает еще более очевидными их бессилие, неспособность предложить положительную программу действий.

С идеологической точки зрения левацким организациям свойственно неизменное сползание с мелкобуржуазных позиций на буржуазные. Близость к буржуазной идеологии отталкивает от них многих представителей тех самых непролетарских слоев населения, интересы которых они якобы отстаивают.

С точки зрения гносеологической всем таким организациям присущи безжизненные схемы, софистика и метафизика, беспринципный эклектицизм. Грубый субъективизм, гипертрофированный индивидуализм и волюнтаризм - извечные их спутники.

Именно в силу данных качеств «IV интернационал» непрестанно лихорадило, происходили расколы, деление на бесконечно мелкие единицы. И виноваты не злой рок, не фатальное невезение, как порой объясняла

118


ют троцкистские «идеологи» и их буржуазные меценаты.

Не оправдали себя и многочисленные рецепты исправления положения дел, предлагавшиеся троцкистскими «реформаторами». Центробежные тенденции продолжают нарастать, а обостряющийся кризис теоретических, идеологических, программных и политических концепций углубляет дифференциацию в рядах троцкизма.

В 1963 г. парижский «секретариат» постарался собрать на «конгресс» представителей разных направлений троцкизма. И хотя «конгресс» был объявлен «объединительным», этого не произошло. Многие троцкистские группы отказались от участия в нем. На самом «конгрессе» троцкисты раскололись на «большинство» и «меньшинство».

В 1970 г. состоялись две встречи лидеров парижского «объединенного секретариата» и лондонского «международного комитета». Они закончились тем, что каждая из сторон осталась на собственной позиции, взаимные обвинения стали еще яростнее.

В 1976 - 1979 гг. призывы к объединению или «хотя бы к лучшему взаимопониманию» исходили и от лондонского «международного комитета», и от парижского «секретариата», и от прочих троцкистских группировок. В самих троцкистских кругах это воспринимается как бессодержательная декламация или дежурная фраза тех, кто уже давно не верит в возможность единства, да и не желает его. Как неоднократно подчеркивалось в прессе «IV интернационала», за рассуждениями об объединении скрываются призывы к безоговорочному принятию программы одной стороны и отказу остальных троцкистских группировок от занимаемых ими позиций. В конечном счете желание взять верх над соперниками, подчинять их себе. В результате от троцкистских группировок отпочковываются все новые. Расколы происходили и в международных троцкистских организациях. Междоусобицы поглощают много сил у руководителей троцкизма всех рангов. Каждый пытается побольнее «укусить» другого. Их взаимоотношения напоминают кадры забытых теперь фильмов, в которых герои радовались, когда им удавалось испачкать друг друга кремом или извалять в грязи.

119


«Существует ли IV интернационал?» - задают вопрос сами троцкисты. И некоторые отвечают: «В настоящее время нет IV интернационала»1.

Для такого пессимистического вывода есть основания. Трудно определенно ответить, сколько троцкистских группировок выступает от имени «IV интернационала». Вряд ли история знала другую организацию, которая, претендуя называться «всемирной», обладала бы способностью делиться на такое множество мелких сект, бесконечно враждующих друг с другом.

И все под флагом «IV интернационала». П. Франк сетует на то, что до сих пор никто из троцкистов не написал историю «IV интернационала»2. Его книжка «Четвертый Интернационал. Вклад в историю троцкистского движения» убеждает, насколько трудна эта задача. Провели, скажем, троцкисты «конгресс», и тут же образовывается новая международная группировка. И она проводит свой «конгресс», на котором тоже вспыхивают острые разногласия, и - как итог бурных дебатов - появление очередной группировки. Поэтому Франк предпочел кое-что рассказать о «своем» «интернационале», о «своих» «конгрессах», «своем» окружении.

Франк готов признать троцкистами лишь тех, кто мыслит и поступает, как он. Недавних единомышленников, не принявших его оценок, Франк «отлучает» от троцкизма, объявляет «оппортунистами», «ликвидаторами».

В свою очередь другие международные троцкистские группировки относят Франка и его «секретариат» к категории тех, кто «присвоил имя троцкистов, выхолостив, однако, его фундаментальную сущность»3. Троцкисты США, примыкающие к лондонскому «международному комитету», опубликовали четыре тома материалов, относящихся к 1951 - 1973 гг., под общим названием «Троцкизм против ревизионизма. Документальная история»4. Много места там отведено доказа-

1 «Spartacist», 1971, р. 4.

2 Р. Frank. La Quatrieme Internationale, p. 7.

3 Так заявил один из лидеров лондонского «международного комитета IV интернационала», Хили, порвавший с парижским «секретариатом» еще в 50-е годы.

4 «Trotskyism versus Revisionism. A documentary history». Ed. by S. Slaughter. New York, 1974 - 1976. Первый том называется

120


тельству «непричастности» Франка и его «секретариата» к троцкизму, «интернационал» же называется «ревизионистским», «ликвидаторским». Активно «разоблачают» Франка и латиноамериканские троцкисты, заявившие, что он и его коллеги из парижского «объединенного секретариата» «являются капитулянтами от троцкизма и не имеют ничего общего со всемирным движением IV интернационала, возглавляемым X. Посадасом»1.

Иначе говоря, у современного троцкизма столько «историй», сколько группировок «IV интернационала».

Перечислим основные организации, претендующие на единоличное представительство «IV интернационала».

Парижский «объединенный секретариат IV интернационала». Такое название получил потому, что был избран на «объединительном конгрессе» в 1963 г. Группирующиеся вокруг него троцкисты собрали на этом конгрессе около 85 % голосов. «Объединенный секретариат» возглавили французы П. Франк, А. Кривин и бельгиец Е. Жермен (он же Э. Мандель).

В группировке парижского «объединенного секретариата», претендовавшей стать «центром притяжения» всех троцкистов, не прекращаются междоусобицы. На состоявшемся через год после «объединительного конгресса» заседании руководящих органов вспыхнули острые разногласия между П. Франком, возглавившим «большинство», и М. Пабло, представлявшим «меньшинство». Спустя год раздоры завершились изгнанием Пабло и его сторонников из группировки «IV интернационала».

В феврале 1974 г. в Швеции был наконец проведен «всемирный конгресс», на котором по каждому из рас-

 

«Борьба против паблоизма в IV интернационале»; второй - «Раскол в IV интернационале»; третий - «Социалистическая рабочая партия: назад к паблоизму»; четвертый - «Международный комитет против ликвидаторства».

1 «Lucha obrera», 1. IV. 1972. В отношении этих группировок парижский «секретариат» тоже делал заявления, «разъясняющие», что они не имеют ничего общего с троцкизмом. Парижский «секретариат» объявил, что объединяющиеся вокруг Посадаса троцкисты «не представляют IV интернационал и его политическом ориентации, и, следовательно, секретариат интернационала не несет никакой ответственности за их политическую линию» («Quatnome Internationale», 1962, N 17, р. 68).

121


сматривавшихся вопросов выступало три докладчика: от какого-то нового «большинства», от «меньшинства» и от «третьей тенденции»1. Расколы в парижском «секретариате» не прекратились и после «конгресса».

Секретариат издает «теоретический орган», который называется «Четвертый интернационал». Его редактирует П. Франк.

В группировку входят в основном троцкисты западноевропейских и некоторых латиноамериканских стран. Ее поддерживает американская «социалистическая рабочая партия», одобрившая решения «объединительного конгресса». Формально она не входит в группировку, ссылаясь на запрещение законодательством США участвовать национальным организациям в международных объединениях.

«Международная марксистская революционная тенденция IV интернационала». Сюда вошли троцкисты, оказавшиеся в меньшинстве на «конгрессе» 1963 г. Вскоре они начали выпускать журнал «Под знаменем социализма». 14 февраля 1964 г. «объединенный секретариат» выступил с заявлением о том, что журнал появился без его одобрения, а взгляды издающих его троцкистов были отвергнуты «объединительным конгрессом»2.

Окончательное организационное оформление «меньшинства» в самостоятельную группировку произошло на конференции в конце ноября 1965 г. с участием, как отмечалось в коммюнике, «40 делегатов со всех континентов». Конференция обвинила парижский «секретариат» в «ретроградстве», «сектантстве», «отходе от троцкизма». Она назвала «блефом тот факт, что это руководство продолжает представлять себя в качестве руководства IV интернационалом»3.

Эта группировка так характеризует себя: «Она отличается от других тенденций, претендующих на то, чтобы называться «IV интернационалом», категорическим отказом от сектантства, оппортунизма, организационного бюрократизма и консерватизма; ей присущи теоретические поиски и разработки».

1 «The Militant», 12.IV.1974.

2 «Quatrieme Internationale», 1964, N 21, p. 62.

3 «Sous Ie Drapeau du Socialisme», 1965, N 23-24, p. 32.

122


Вот одна из этих «разработок»: надо стремиться к образованию «марксистско-ленинского интернационала», а не просто к «воссозданию IV интернационала». В декларации от 23 мая 1972 г. подчеркивалось: «Руководствуясь причинами, носящими одновременно политический, конъюнктурный и фундаментально-теоретический характер, мы предпочитаем отказываться от ссылок на IV интернационал, который до сих пор значится в названии нашей международной организации». Далее признавалось, что в настоящее время есть несколько троцкистских объединений, именующих себя «IV интернационалом», но «далеких от движения, созданного Троцким». Указав на все это, «марксистско-революционная тенденция» провозгласила: «Мы не хотим больше фигурировать под этим названием и нести ответственность за путаницу, которую создают в настоящее время в рядах новых поколений революционеров амбициозные ссылки на «троцкизм» и на «IV интернационал»»1.

Путаница не стала меньше. К различным группировкам, выступающим от имени «IV интернационала», добавилась еще одна. Ее представители заявляют, что они «не те троцкисты», а их организация «не тот интернационал». Тем самым они намереваются, выдавая себя за «марксистов-ленинцев», завербовать сторонников среди политически не подготовленной части непролетарских слоев, проявляющей растущий интерес к марксизму.

Однако и этот прием не помог. Троцкистам удалось создать лишь небольшие секты во Франции, Бельгии, Англии, ФРГ, а также в отдельных странах Латинской Америки и в Австралии.

Возглавляет эту группировку Мишель Пабло (Раптис). В послевоенные годы, вплоть до «объединительного конгресса», он был секретарем «IV интернационала». И этот человек, претендовавший на роль лидера международного троцкизма, не только оказался в оппозиции, но и стал проповедовать нечто вроде самоотрицания. Американские троцкисты писали о нем и его «тенденции»: «Паблоизм существовал и продолжает существовать в некоторых странах, хотя и под

1 «Sous Ie Drapeau du Socialisme», Decembre 1976, Janvier 1977, p. 34.

123


различными именами, а иногда даже и под флагом антипаблоизма»1.

Международный комитет «IV интернационала» появился в 1953 г. в результате выделения из группировки, возглавляемой парижским «секретариатом». Тогда же были учреждены английская, французская, швейцарская, новозеландская секции «международного комитета», обосновавшегося в Лондоне. Парижский «секретариат» назвал лондонский «комитет» «ревизионистским и ликвидаторским центром»2. В 1963 г. «комитет» отказался участвовать в организованном парижским секретариатом «объединительном конгрессе» и не принял предложения направить туда наблюдателей. После «конгресса» руководители «комитета» заявили, что другие троцкистские группировки только «прикрываются именем троцкизма, давно отказавшись от его программы»3. На проведенной «комитетом» в апреле 1974 г. «всемирной» конференции вновь говорилось о «ревизионизме» парижского «секретариата» и восхвалялась «мудрость» предпринятых в 1953 г. мер с целью его раскола. Остальные троцкистские группы обвиняют «международный комитет» в «Политическом шарлатанстве» и даже «Политическом бандитизме»4.

Характеризуя лондонский «международный комитет», П. Франк пишет, что «на самом деле он действовал всегда не как централизованная организация, а как фракция, имеющая очень непрочные связи между своими приверженцами»5. Орган английской троцкистской организации «Ньюс Лайн» опубликовал в мае 1976 г. перечень «секций» возглавляемого «комитетом» «интернационала». Как видно из «перечня», их немного, лишь семь. Это троцкистские группы в Англии,

1 «International Socialist Review», 1973, N 2, p 35 Троцкисты обвиняют Пабло и в том, что он, будучи в свое время руководителем «IV интернационала», присвоил довольно значительные суммы денег Посадас заявляет, например, что Пабло «прикарманил» 60 тыс долл. И опять же возникает вопрос откуда у «IV интернационала» средства, открывавшие возможности для таких крупных злоупотреблений.

2 «Trotskyism versus Revisionism», vol one, p. 315

3 «The Newsletter», 7 VI 1965, «Fourth International», 1968 - 1969, N 3, p. 114

4 «Spartacist», 1971, N 20, p. 7

5 P Frank La Quatneme Internationale, p. 86.

124


США, ФРГ, Австралии, Ирландии, Греции и Португалии.

Главный лозунг «комитета» - «реконструировать IV интернационал». На проведенной им «международной конференции» в 1966 г. было заявлено: «Конференция констатирует неспособность руководителей интернационала после смерти Л. Троцкого осуществить основные задачи по созданию революционных партий и интернационала». И далее: «Международная конференция считает, что троцкистское движение должно создать централизованное руководство всемирной партией социалистической революции - путем борьбы за реконструкцию IV интернационала». Выдвигалась задача «собрать в рядах IV интернационала отдельных борцов и группы, которых в настоящее время обманывают ревизионисты из «объединенного секретариата»1.

«Международный комитет» издает журнал «Четвертый интернационал» (не имеет ничего общего с журналом того же названия парижского «секретариата») и «Интернэшнл корреспонденс» (на английском и французском языках).

«Комитет» возглавляют английские троцкисты Дж Хили и М. Банда В его руководство до 1969 г. входил и французский троцкист П. Ламбер (настоящая фамилия Буссель). Теперь он заявляет, что лондонский «комитет» недостаточно решительно борется за «новый» «IV интернационал». Совместно с другими троцкистами он создал «организацию за реконструкцию IV интернационала».

«Организация за реконструкцию IV интернационала». Возникла в мае 1969 г.; иногда ее называют «Троцкистской организацией (За реконструкцию IV интернационала)». Откололась от лондонского «международного комитета», обвинив его в сектантстве, в «ориентации на одни лишь англоговорящие страны». Той задает здесь французская «организация интернационалистских коммунистов», отделившаяся в 1962 г. от группировки Франка и возглавлявшаяся П. Ламбером. Сюда же вошли небольшие троцкистские группировки из ФРГ, Греции, Англии, Мексики, Испании. «Организация» утверждает, что у нее есть отдельные единомышленники в странах Ближнего Востока и Африки2.

1 «La Vente», 1973, N 5СО, p 137, 138 2 «Informations ouvneres», 1970, N 483.

125


Выступает с позиций «ортодоксального троцкизма». На конференции в 1970 г. заявила: «Реконструкция IV интернационала может быть достигнута лишь единственным путем - путем воссоздания интернационала, основанного в 1938 г. Л. Троцким». На конференции была подвергнута резкой критике группировка Франка - Жермена («Объединенный секретариат является ревизионистским центром»)1.

«IV интернационал не умер. Он должен быть реконструирован», - заявила эта группировка троцкистов в 1973 г.2 И в то же время «реконструкторы» признавали: «Мы слишком слабы, чтобы решить задачу реконструкции IV интернационала. У нас недостаточная политическая база, чтобы осуществить такую работу»3.

«Комитет за реконструкцию IV интернационала» выпускает журнал «Веритэ»; руководят им П. Ламбер, С. Жюст.

Латиноамериканский «секретариат IV интернационала». Выделился из группировки, возглавлявшейся парижским «секретариатом». В заявлении парижского «секретариата», опубликованном в декабре 1962 г., говорилось, что издаваемые латиноамериканским «секретариатом» журналы, газеты и прочие пропагандистские материалы «не представляют IV интернационал и его политическую ориентацию и, следовательно, секретариат интернационала не несет какой-либо ответственности за их политическую линию». Еще раньше, в сентябре 1962 г., латиноамериканский «секретариат» «отлучил» от троцкизма парижский «секретариат», его журнал и даже подписчиков: «Издаваемый Пьером Франком на французском языке журнал «Четвертый интернационал» перестал быть революционным журналом. Его политические позиции не являются троцкистскими, и те, кто его подписывает, не принадлежат к IV интернационалу»4.

В апреле 1962 г. сторонники латиноамериканского бюро, возглавляемые Хуаном Посадасом, провели свою конференцию, назвав ее «чрезвычайной конференцией IV интернационала». В коммюнике, которое

1 «Informations ouvrieres», 1970, N 483

2 «La Verite», 1973, N 561, p. 64.

3 Ibidem

4 «Cuarta Internacional», Setiembre 1962, p 13.

126


публиковалось в издаваемом на испанском языке журнале «Четвертый интернационал», подчеркивалось: сам факт образования такого интернационала стал возможен в результате расширения контактов латиноамериканских троцкистов с троцкистами других континентов1. На конференции были названы «бывшими троцкистами» Франк, Жермен (Мандель), Пабло, Хили. Они не остались в долгу и обвинили латиноамериканское бюро во фракционных действиях, подготовивших такой «неожиданный удар» по «IV интернационалу».

В печати посадистского «IV интернационала» сообщалось, что он издает журналы в Аргентине, Боливии, Бразилии, Эквадоре, Мексике, Перу, Уругвае, а также во Франции, в Англии, Бельгии, ФРГ, Испании, Италии, Греции. На своем «конгрессе» в августе 1975 г. этот «интернационал» заявил, что ему удалось завязать контакты с отдельными лицами из стран Африки и Азии.

Возглавляет «интернационал» аргентинский троцкист Хуан Посадас, усердно насаждающий культ собственной личности. Он сам называет свой «интернационал» «посадистским». В газетах можно видеть, например, такое: статья Посадаса (он заполняет своими «творениями» все журналы и газеты «интернационала») заканчивается фразой: «Троцкистско-посадистский IV интернационал очень нужен истории» - и внизу стоит его подпись2. Троцкисты ставят имя Посадаса рядом с именами классиков марксизма. А на съезде мексиканских троцкистов в 1975 г. было принято решение «вернуться к фундаменту марксизма, развивать принципы наших учителей Маркса, Энгельса, Ленина, Троцкого и товарища Посадаса»3. Югославский журнал, опубликовавший в 1969 г. статью «Троцкизм и IV интернационал в Латинской Америке», с полным основанием писал о Посадасе: «Это половодье слов он провозглашает историческими документами»4.

1 «Lutte ouvriere», 20 II 1976. В издающейся сторонниками Посадаса в ФРГ газете «Арбайтерштимме» утверждается, что их «интернационал» имеет 19 «секций» («Arbeiterstimme», 1972, N 27, Р. 17).

2 «Red Flag», 13. XI 1974.

3 «Voz obrera», 1975, N 240.

4 «Medunarodni radnicki pokret», 1969, N 3, s. 87 - 99.

127


«Международная троцкистская тенденция» или «спартаковская лига». Начало этой «тенденции» было положено троцкистской группой в США, назвавшей себя в 1964 г. «спартаковской лигой» и в 1966 г. отколовшейся от лондонского «международного комитета». В последующие годы «лига» выступала за образование «демократически централизованной международной тенденции в качестве альтернативы политическому шарлатанству и организационно трухлявому союзу тех, кто лживо объявляет себя представителями троцкизма»1. «Лиге» удалось установить контакты и заручиться поддержкой следующих троцкистских групп: «интернациональные коммунисты Германии», «революционная коммунистическая лига Англии» и «спартаковская лига Новой Зеландии».

В ноябре 1970 г. эти организации опубликовали совместное заявление, где объявили «IV интернационал» несуществующим. Они обвинили остальные международные группировки в сектантских и амбициозных намерениях выступать в роли «единственного интернационала» или «ядра» такого «интернационала» и присоединить к себе остальных троцкистов.

В июле 1974 г. «тенденция» провела конференцию с участием 50 троцкистов из 8 стран. По предложению «спартаковских лиг» США, Австралии и Новой Зеландии была принята декларация «За организацию международной троцкистской тенденции». В декларации говорится: «тенденция» «расширяется политически и географически». Вместе с тем признается, что «тенденция находится в процессе консолидации»2.

«Международный социализм». Эта группировка занимает особое положение в современном троцкизме. В нее входят последователи американского троцкиста М. Шахтмана, призывавшего относиться к СССР как к капиталистическому государству. Имеет небольшие группы в Англии, США и Канаде, поддерживающие друг с другом контакты и заявляющие, что только на основе их концепции может быть создан «IV интернационал».

1 «Spartacist», 1971, N 20, р. 7. 2 «Workers Vanguard», 19. VII. 1974.

128


Процесс дробления продолжается. Идут все новые и новые сообщения о распрях не только между этими группировками, но и внутри каждой из них1.

У некоторых троцкистов возникло желание перечеркнуть все существующие «IV интернационалы» и создать новый... «V интернационал». С таким предложением выступает отколовшаяся от американской «социалистической рабочей партии» «ленинская фракция», а также ряд других троцкистских организаций2.

«Географическое размещение» троцкистских групп. В уставе «IV интернационала» записано: «Национальные секции являются основными организационными единицами IV интернационала. Цель каждой секции состоит в том, чтобы превратиться в массовую... партию».

Ни в одной стране «секции» «интернационалов» не стали массовыми партиями. Часто список членов «секций» умещается на небольшом клочке бумаги; изредка требуются трехзначные цифры. Троцкистские группы, как правило, нестабильны: порой они бесследно исчезают, чтобы появиться под другими названиями. В упомянутом югославском журнале не без основания подчеркивается: «Фракционная раздробленность троцкистского движения свидетельствует одновременно и о его разветвленности в мире. Это факт, который многими оставляется без внимания»3.

В Западной Европе троцкизм наиболее активен во Франции. Там действуют около десятка конкурирующих друг с другом троцкистских групп. Самая крупная из них - «революционный коммунистический фронт» (до апреля 1974 г. именовала себя «коммунистической лигой» и больше известна под таким названием). Две трети членов «лиги» составляют лица в возрасте от 19 до 25 лет. 40% членов «лиги» - сту-

1 Вот что говорилось в троцкистской печати об усилиях руководства американской «социалистической рабочей партии» (СРП) по созданию «своего» центра: «Хансен фактически уже инспирировал расколы и создал организации (в Португалии, Австралии и других странах), действующие сепаратно от объединенного секретариата, хотя СРП и клянется в политической верности этому секретариату и участвует в его делах в той мере, насколько позволяют реакционные законы США» («Fourth International», 1975, N 3, p. 133).

2 «Workers Vanguard», 1973, N 15, p. 11.

3 «Medunarodni radnicki pokret», 1969, N 3, s. 87 - 99.

121


денты, 15 - учащиеся, 15 - учителя и преподаватели1. «Лига» поддерживает парижский «секретариат», является его «опорой».

Другая троцкистская организация во Франции - «рабочая борьба» - берет свое начало от троцкистской группы, называвшейся «коммунистическим союзом» и скомпрометировавшей себя в годы войны призывами к братанию с нацистами. В троцкистской печати «рабочую борьбу» критикуют за то, что в ее рядах много представителей мелкобуржуазных слоев и очень мало рабочих2. Тем не менее «рабочая борьба» претендует на признание в качестве одной из организаций рабочего движения, утверждая, что имеет опору на отдельных заводах3.

«Международная коммунистическая организация» (именует себя также «троцкистской организацией») возникла в 1953 г. в результате раскола в международном троцкизме: выделилась из «международной коммунистической партии», ориентировавшейся на бывшего генерального секретаря «IV интернационала» М. Пабло. Включает «альянс молодежи за социализм». Выступает под флагом «организации за реконструкцию IV интернационала», а в парижском «секретариате» видит своего лютого врага. Отказывается участвовать в каких-либо мероприятиях, проводимых «лигой» или «рабочей борьбой». Эта организация проявляет повышенную активность среди студентов, лицеистов, молодых служащих.

В феврале 1971 г. из «коммунистической лиги» выделилась небольшая часть ее членов, преимущественно из парижской организации, и образовала группу «Революсьон», обвинившую сторонников Кривина в сектантстве. «Революсьон» выступила за продолжение и развитие контактов с маоистскими группами, надеясь таким образом усилить свои позиции.

В декабре 1976 г. «Революсьон» объединилась с одной из маоистских групп, именовавшей себя «народно-рабочей левой». Новая организация стала называться весьма звучно - «коммунистическая организация трудящихся». Подоплекой объединения было

1 «Le Monde», 13 IV 1969

2 «Lutte communiste», 15 XII 1972, «Red Flag», 4 IV 1973

3 См.: статью Л Фигера в сб.: «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр. 77 - 78.

130


общее стремление усилить борьбу против коммунистических партий, обвиняемых как троцкистами, так и маоистами в «ревизионизме». В данном случае мы имеем дело с одним из многочисленных примеров беспринципности троцкизма и маоизма. Учредители этой организации заявили о своем желании «развивать в первую очередь» отношения с другими маоистскими группировками1.

Имеются еще две троцкистские группы, одна из которых назвала себя «марксистско-революционным альянсом». Это «секция» «марксистско-революционной тенденции», возглавляемой М. Пабло. Другая - «революционная коммунистическая партия» - ориентируется на «интернационал» X. Посадаса. Кроме этого во Франции действует много еще более мелких групп с постоянно меняющимися названиями.

В Англии активнее других действует троцкистская «рабочая революционная партия» (РРП). Так она стала называться с 1973 г. (до этого «социалистическая рабочая лига»); создана в феврале 1959 г. В то время она не называла себя официально троцкистской и заявляла, что «не является пока независимой рабочей партией, но развивается по пути создания такой партии».

Несмотря на малочисленность, РРП располагает большими денежными средствами. Это единственная троцкистская организация, сумевшая наладить выпуск ежедневной газеты «Ньюс Лайн» (ранее называлась «Уоркер пресс»). К тому же она финансирует издание троцкистской молодежной газеты «Кип лефт».

Закономерен вопрос: откуда берутся средства на содержание газет? Ведь РРП и примыкающая к ней молодежная организация «Молодые социалисты» состоят в основном из неимущих студентов. РРП составляет основу лондонского «международного комитета IV интернационала». Ее лидера Хили считают негласным диктатором «международного комитета», а некоторые троцкистские группировки говорят об «интернационале Хили».

Другая организация - «международная марксистская группа» (ММГ) - является секцией парижского «объединенного секретариата IV интернационала».

1 «Lutte ouvnere», 11 XII 1976

131


После раскола в «IV интернационале» (1953) часть троцкистов отказалась следовать за Хили и продолжала выступать в поддержку парижского «объединенного секретариата». В 1968 г. эти троцкисты назвали себя «международной марксистской группой». Один из лидеров РРП, М. Банда, заявил, что ММГ «состоит из авантюристов, вышедших из средних слоев, и ищущих паблисити оппортунистов»1. ММГ концентрирует усилия на попытках завоевать на свою сторону молодежь, распространяя среди нее специальную газету «Ред моул» («Красный крот»).

Группа «международный социализм» (с начала 1977 г. стала называться «социалистической рабочей партией»2, однако другие троцкистские группы продолжают именовать ее по-старому) существует с 50-х годов. Она имеет в Англии относительно большее влияние, чем некоторые другие троцкистские организации, и особую активность проявляет в нескольких университетах, но одновременно пытается распространять свои взгляды и среди рабочих.

Паблоистская группа «марксистско-революционной тенденции IV интернационала» и «революционной рабочей партии», состоящая из сторонников латиноамериканского троцкиста Посадаса, пользуется в Англии незначительным влиянием.

В ФРГ действует несколько троцкистских групп, ведущих работу в основном среди молодежи.

«Группа интернациональных марксистов» (ГИМ) является секцией парижского «объединенного секретариата». К ней примыкает организация «революционная коммунистическая молодежь». Группа «интернациональные коммунисты Германии» (ИКТ) образовалась в 1969 г. в результате выделения из ГИМ. ИКГ создала в 1969 г. молодежную группу «Спартак» (не следует смешивать с марксистским студенческим союзом «Спартак»). В троцкистский «Спартак» вошли преимущественно школьники старших классов, ученики на производстве. В 1971 г. от «Спартака» откололась группа, назвавшая себя «Спартаком-большевиками-ленинцами».

Группа «революционные марксисты в Германии» (РМГ) состоит из сторонников международной «орга-

1 «Quatrieme Internationale», 1970, N 43, p. 62.

2 «The News Line», 31. III. 1977.

132


низации за реконструкцию IV интернационала», возглавляемой французским троцкистом П. Ламбером. К ней примыкает молодежная организация «молодая гвардия - за революционный интернационал молодежи». Существует с апреля 1970 г. «Молодая гвардия» имеет контакты с французским «альянсом молодежи за социализм», «молодыми социалистами» в Англии; вместе с ними она вынашивает планы учреждения «троцкистского интернационала молодежи».

Четвертая организация - «группа революционных марксистов IV интернационала» - крайне незначительна, выступает в поддержку латиноамериканского троцкиста Посадаса. Эта группа издает газету «Арбайтерштимме» («Рабочий голос»).

В Бельгии среди троцкистских групп особенно активна «революционная лига трудящихся (секция IV интернационала)», созданная в июне 1971 г. Ее возглавляет Э. Мандель, один из «идеологов» современного троцкизма. Образованию «лиги» предшествовала длительная «энтристская» деятельность троцкистов в Бельгийской социалистической партии. В 1960 г. сторонники Манделя вышли из социалистической партии и назвали свою группу «молодогвардейцами-социалистами». На этой основе и была затем создана «лига».

Кроме «лиги» есть небольшая троцкистская группа, не причисляющая себя к сторонникам парижского «секретариата». В нее входит примерно 500 человек. Действует и «революционная рабочая партия», считающая себя сторонницей Посадаса1. Она пользуется некоторым влиянием в районе Шарлеруа, где ее членами являются иностранные рабочие.

В Италии наиболее крупная организация - «коммунистическая революционная группа» - секция парижского «объединенного секретариата». Действует здесь и «революционно-коммунистическая партия», установившая контакты с секретариатом X. Посадаса. Наряду с этими группами имеется организация, созданная на базе газеты «Бандьерра росса». В газете было заявлено: «Мы повторяем еще раз, что не имеем ничего общего с этими персонами, состоящими в основном из раскольников...»2 Группу «Бандьерра росса»

1 См. «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр 203, «Quatrieme Internationale», 1971, N 50, p 59.

2 «Bandiera Rossa», 1970, N 11, p 6.

133


возглавляет Ливио Матэн, один из лидеров парижского «секретариата».

В Испании, Португалии, Греции, Швейцарии и Скандинавских странах троцкистские группы малочисленны; все издают свои журналы и большое количество различной пропагандистской литературы.

В некоторых западноевропейских странах существуют так называемые «группы, симпатизирующие IV интернационалу». Формально не являясь «секцией» какой-либо международной троцкистской организации, они занимаются пропагандой троцкизма. В Швеции, например, в 1971 г. создана «революционно-марксистская лига», заявившая о себе как о «группе, симпатизирующей IV интернационалу». Она примкнула к «объединенному секретариату», представитель которого Кривин участвовал в ее «учредительной конференции».

В США наиболее крупной троцкистской организацией является «социалистическая рабочая партия» (СРП). К ней примыкает «союз молодых социалистов» (CMC). Бывший троцкист А. Герман отмечает, что она состоит из представителей интеллигенции, студенчества, служащих и «рабочих, переставших быть рабочими». Студенческая молодежь в СРП и CMC, по его же свидетельству, принадлежит к буржуазным и мелкобуржуазным семьям. В CMC принимаются и пятнадцатилетние подростки. СРП и CMC выступают в поддержку парижского «объединенного секретариата IV интернационала».

Остальные троцкистские группы в США образовывались в результате выхода из СРП и выступают под разными громкими названиями. Есть там и «рабочая лига», ориентирующаяся на лондонский «международный комитет», и «спартаковская лига» с примыкающей к ней «революционной коммунистической молодежью», и полутроцкистская, полумаоистская группа, именующая себя «партией рабочих мира».

В Канаде среди множества троцкистских групп наиболее крупная - «лига за социалистическое действие - рабочая социалистическая лига» (в связи с объединением двух организаций у нее такое двойное название). «Лига» является секцией парижского «объединенного секретариата». Другая троцкистская организация - «революционная марксистская группа» -

134


состоит из сторонников Пабло. Возрастает активность и «революционной коммунистической тенденции», тоже небольшой по численности; она поддерживает контакты с «международной троцкистской тенденцией»1.

В Латинской Америке обращают на себя внимание группировки Посадаса, активизировавшие в последнее время подрывные действия в ряде стран. «Секции» его «IV интернационала» созданы в Аргентине, Боливии, Бразилии, Мексике, Перу и некоторых других странах. Всюду они выступают под единым названием - «рабочая революционная партия». Существуют также небольшие пропагандистского типа группки, выступающие в поддержку парижского «объединенного секретариата» (наиболее крупные в Перу и Боливии) и «марксистской международно-революционной тенденции» Пабло.

В Азии троцкистам не удается сколотить значительных групп. Парижский «объединенный секретариат» выдвинул перед своими сторонниками в 1974 г. задачу «создать сильные секции IV интернационала в Азии». Тем же озабочены лондонский «международный комитет», «марксистская международно-революционная тенденция» и другие троцкистские группировки.

В Японии троцкизм представляет пеструю смесь разных направлений. В вышедшей в 1960 г. в Токио книге японского историка М. Цуды «Современный троцкизм» говорится, что в довоенное время в стране отсутствовало какое-либо организованное троцкистское движение. В 1956 г. образовалась небольшая группа интеллигентов по изучению книг Троцкого. Из наиболее крупных троцкистских групп проявляет активность «японская революционная коммунистическая лига», называющая себя «японской секцией IV интернационала» (имеется в виду парижский «объединенный секретариат»). В феврале 1975 г. на базе нескольких троцкистских молодежных групп, примыкавших к «лиге», была создана новая группа - «японская коммунистическая молодежь (организация молодых троцкистов)».

1 «World Outlook», 25 V 1973, «Workers Vanguard», 19 VII. 1974. Подробнее о троцкистских группах в Канаде см статью в теоретическом органе компартии «Комьюнист вьюпойнт», 1972, № 5, стр 34 - 45 (Дж Ван Хотен Перманентная революция Троцкого вчера и сегодня ).

135


В Шри Ланке троцкистам удалось на время внедриться в Ланка Сама Самдж парти, созданную в 1935 г. Однако в послевоенный период партия дала решительный отпор их проискам. Парижский «объединенный секретариат» признал своей «секцией» небольшую группу, выделившуюся из этой партии1. В стране есть несколько еще более мелких троцкистских организаций.

В Индии значительная троцкистская группа выступает под названием «лиги коммунистов» (до декабря 1971 г. «социалистическая рабочая партия Индии»). Она примыкает к парижскому «объединенному секретариату».

В Новой Зеландии существуют две троцкистские группы: «социалистическая лига действия», объявившая себя «секцией» парижского «объединенного секретариата IV интернационала», и «спартаковская лига», поддерживающая контакты с аналогичными организациями в Австралии и США2.

В Австралии троцкистские группы впервые заявили о себе еще в 1931 - 1934 гг. В середине 70-х годов насчитывалось 9 троцкистских организаций. Наиболее крупные: «социалистическая рабочая партия» и «социалистическая рабочая лига / социалистический рабочий союз» (название появилось после слияния этих двух групп). Действует там и группа «за создание пятого интернационала».

На Африканском континенте троцкистам не удается создать свои «секции», несмотря на то что различными группировками «IV интернационала» эта задача выдвигалась как первостепенная3.

В странах Арабского Востока троцкисты стараются распространять пропагандистскую литературу, для чего образовали небольшие «инициативные группы». В прессе «интернационала», возглавляемого Посадасом, иногда публикуются резолюции «арабских троц-

1 «Quatrieme Internationale», 1964, N 22, p. 41, 84.

2 «Workers Vanguard», 19. VII. 1974.

3 Стремясь быстрее создать «революционные партии в Африке», парижский «объединенный секретариат» учредил 9 октября 1971 г. «временный комитет по связям с революционными студентами и рабочими Африки». Однако позднее ничего не сообщалось о работе этого «комитета» («Jeune Revolutionnaire», 1971, N 27, p. 30).

136


кистов»1. «Интернационал» Посадаса создал «арабское бюро», которое печатает на гектографе «Марксистский журнал», а также бюллетень «Социалистическая революция» на арабском языке.

В 70-е годы все эти троцкистские организации, надеясь привлечь к себе внимание и увеличить число своих членов, проявляют возросшую активность в разработке идеологических концепций, причиняющих определенный ущерб делу развертывания революционной борьбы.

1 «Lutte Communiste», 21. VII. 1972.


Глава VII

СОВРЕМЕННЫЙ ТРОЦКИЗМ - РАЗНОВИДНОСТЬ ИДЕОЛОГИИ «ЛЕВОГО» ЭКСТРЕМИЗМА

В настоящее время в рядах антиимпериалистического движения немалый удельный вес имеют социальные слои, которые в силу своего промежуточного положения в обществе и политической незрелости «предрасположены» к левацким настроениям. Как отметил Б. Н. Пономарев, «троцкизм, как и другие левацкие течения, стремится пустить корни именно в этой среде, спекулируя на ее идейной неустойчивости, шатаниях, мелкобуржуазном нетерпении, на предубеждениях и предрассудках»1.

Какое же место занимает современный троцкизм среди левацких течений?

На крайне правом фланге «левачества». Буржуазные философы и социологи уверяют, что коммунисты не проводят какого-либо различия между левацкими группами и враждебно относятся ко всем. Так, западногерманский антикоммунист Клаус Менерт утверждает: для компартий все некоммунистические молодежные организации являются лишь «противным волосом в тарелке вкусного супа». Он приписывает коммунистам недифференцированный подход к молодежным организациям, которых объединяет под одним названием «новых левых»2.

1 Б. Н. Пономарев. Избранное Речи и статьи, стр. 417

2 «Под «новыми левыми», - пишет К. Менерт, - имеется в виду совокупность революционных течений и групп, которые под социалистическими лозунгами хотят изменения мира в политическом плане, изменения стиля жизни и при этом сторонятся старых левых, руководимых Москвой Это, конечно, бунтующие парижские студенты мая 1968 г, американский союз «Студенты - за демократическое общество» и западногерманский «Социалистический союз студентов» (обе организации самораспустились в

138


В действительности коммунисты исходят из следующего указания В. И. Ленина: «Одно дело - сбивающие пролетариат с толку взрослые люди, претендующие на то, чтобы вести и учить других: с ними необходима беспощадная борьба. Другое дело - организации молодежи, которые открыто заявляют, что они еще учатся, что их основное дело - готовить работников социалистических партий Таким людям надо всячески помогать, относясь как можно терпеливее к их ошибкам, стараясь исправлять их постепенно и путем преимущественно убеждения, а не борьбы»1.

Многочисленные организации и группы, придерживающиеся мнимо левых позиций, можно примерно разделить на два вида.

Одни добросовестно заблуждаются и, будучи не в состоянии правильно осмыслить политическую ситуацию, расплачиваются нередко за это поражениями и разочарованиями. К ним относятся не связанные с коммунистическими партиями студенческие организации, некоторые группы участников антивоенного движения, борцов против расизма и др. Часто они называют себя левыми радикалами и весьма редко - «новыми левыми». В капиталистических странах не было и нет ни одной более или менее крупной организации, которая официально выступала бы под таким наименованием. Так называет их буржуазная пропаганда, чтобы противопоставить «старым», «традиционным» левым, прежде всего коммунистическим партиям.

Культивируя в леворадикальных организациях настроения недоверия к коммунистам, буржуазные философы и социологи в своих псевдонаучных «трудах» прибегают к различным средствам противодействия растущему влиянию марксизма-ленинизма. Появились разные пророки, не состоящие ни в одной из этих организаций, но пытающиеся диктовать им нормы поведения. Особенно активным был в этом отношении американский профессор Герберт Маркузе.

начале 70-х годов - М Б), анархисты, троцкисты, маоисты всех видов и даже Политически волнующиеся на западный манер группы, состоящие из хиппи» К Менерт заявляет далее «Здесь можно отказаться от систематизирования бесчисленных, постоянно меняющихся течений и групп, поскольку Москва также рассматривает их как нечто единое и с этих позиций обращается с ними» («Osteuropa», 1973, N 9, S 645)

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 226.

139


Реклама, которую организовала буржуазная пропаганда Г. Маркузе и другим самозваным «пророкам» левого радикализма1, явно не соответствовала ни теоретической значимости их идей, ни подлинному политическому влиянию. Подоплека пропагандистской кампании очевидна: желание объединить в один поток буржуазный и мелкобуржуазный псевдомарксизм и оказать идеологическое воздействие на тех, кто интересуется марксистско-ленинской теорией.

Акция «сотворения идолов» не оправдала возлагавшихся на нее надежд. В леворадикальном движении не появились организации, которые положили бы в основу своих политических установок взгляды буржуазных и мелкобуржуазных псевдомарксистов. Все свелось к тому, что некоторые из этих идей восприняли отдельные слои студенческой молодежи. Да и они обращались к ним скорее в познавательных целях, нежели в интересах определения своей политической позиции.

Буржуазные социологи пытаются объяснить эти неудачи Маркузе и других «толкователей» марксизма падением интереса у молодежи вообще к марксистской теории. Предпринимаются попытки поставить марксизм в один ряд с буржуазными политическими течениями, в которых молодежь капиталистического мира якобы давно уже разочаровалась. Провозглашается «кризис идеологий». Так, американские ученые Г. Кан и Д. Брюс-Бригс в книге «Грядущее. Размышления о 70 - 80-х годах» уверяют, что существующие в настоящее время идеологии не отвечают чаяниям леворадикальной молодежи, а марксизм кажется им таким же «архаичным», как буржуазные либерализм и консерватизм2.

На самом же деле в молодежном движении усиливается интерес к марксизму. Правда, у некоторой части леворадикальной молодежи сложились неадекватные представления о марксизме. Это и понятно. Ведь в ее руки попадает, как правило, литература, которая

1 См подробнее: Jack Woddis. New Theories of Revolution. London, 1972, p. 179 - 216, Ю А. Красин. Рабочий класс и мелкобуржуазный радикализм - «Рабочий класс и современный мир», 1973, № 1.

2 Н. Kahn, D. Bruce-Briggs Things to Come. Thinkings about the Seventies and eighties N Y, 1972.

140


«прокомментирована», а вернее, искажена буржуазными философами и социологами. Да и сама молодежь прошла основательную идеологическую обработку: сначала в школе, затем в колледже и университете.

Коммунисты учитывают, что антикоммунистические предрассудки, равно как и искаженные представления молодежи о марксизме, преходящи. Они могут быть преодолены терпеливой разъяснительной работой о подлинных целях и задачах коммунистического движения и самим опытом политической борьбы. И в наши дни актуальны слова В. И. Ленина о том, что молодежь «по необходимости вынуждена приближаться к социализму иначе, не тем путем, не в той форме, не в той обстановке, как ее отцы»1.

Коммунисты видят в леворадикальных организациях потенциальных союзников. 70-е годы дали немало примеров их совместных политических выступлений во Франции, Италии, США и ряде других капиталистических стран.

Это сотрудничество облегчается тем, что для настроений большинства членов леворадикальных организаций характерно стремление к активной борьбе против произвола и насилия монополистического капитала. Вместе с тем они имели возможность на собственном опыте убедиться в отрицательных последствиях авантюристической, путчистской тактики, вытекавшей из пренебрежения опытом революционной борьбы, накопленным рабочим классом и его политическим авангардом.

Наряду с этими организациями, политическая ориентация которых отражает честное стремление приобщиться к истине, а действия продиктованы порывом, желанием «поскорее разделаться с капитализмом», есть организации иного толка. Это троцкистские, маоистские и анархистские группы. Выступая с позиции «левее левых», они паразитируют на радикальных настроениях, используя их для достижения узкопартийных эгоистических целей. Их антикоммунистические настроения не результат заблуждений или плохой информированности, а сознательная, спланированная политика грубой фальсификации стратегии и тактики международного коммунистического движения.

1 В. И.  Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 226.

141


Коммунисты разъясняют, какой вред причиняли эти организации революционной борьбе. Стремясь вырвать из духовного плена лжерадикализма и привлечь на свою сторону людей, оказавшихся там по ошибке, из-за политической близорукости, коммунисты ясно и определенно заявляют, что у них не может быть никакого принципиального единства с этими организациями.

Объясняя, почему недопустимы такие союзы, французский марксист Л. Фигер подчеркивает: «С одной стороны, все движение в целом в определенной степени несло бы ответственность за авантюристические действия этих группировок, что дало бы новое оружие в руки правительства крупной буржуазии, которая сознательно пытается отождествлять демократические и социалистические силы с левацкими элементами, чтобы запугать таким образом промежуточные слои, удержать их под своим политическим влиянием. С другой стороны, это означало бы признание коммунистической партией «левого» антикоммунизма, который вместе с правым всегда был во Франции главной преградой на пути к объединению всех сил, действительно желающих бороться за демократию и социализм»1.

В марксистской литературе троцкистские, анархистские и маоистские организации чаще всего называют «лево»-экстремистскими. Иногда высказываются сомнения в обоснованности применения термина «левый» экстремизм, в его научном значении2. Ссылаются, например, на то, что 20 - 30 лет назад такого понятия не было и поэтому следовало бы обойтись без него и сейчас. Вряд ли можно с этим согласиться.

Термин «экстремизм» (от латинского extremus - крайний) давно применяется для обозначения приверженности к крайним, так называемым экстремальным, взглядам и поступкам. В журнале «Проблемы мира и социализма» отмечалось: «Ничего ненаучного нет в этом термине, которым обозначают выражение крайних взглядов. Простое добавление прилагательного «правый» или «левацкий» вносит необходимую ясность в вопрос, о каких крайностях идет речь»3.

1 «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр. 83.

2 См., например, письмо одного из читателей в «Проблемы мира и социализма», 1973, № 1, стр. 87.

3 Там же, стр. 89.

142


Как известно, правый и «левый» экстремизм идут нередко бок о бок, прибегая к одним и тем же методам политической борьбы - террору, диверсионным актам, циничным нарушениям общественного порядка. Именно так ведут себя террористы-фашисты и террористы-«леваки» в Италии и Испании, где бывает трудно разобраться, кто из них организатор провокаций.

Действия «леваков» часто настолько похожи на обычную уголовщину, что их вряд ли можно назвать «лево»-оппортунистическими. Захват и жестокая расправа с заложниками, угон самолетов, террор и диверсии, акты вандализма и разнузданного хулиганства - все это не имеет и не может иметь ничего общего с революционным рабочим движением.

Термином «левый экстремизм» пользуются многие коммунистические партии капиталистических стран. Наряду с ним применяются и такие понятия, как «ультралевачество», «ультралевизна», «левизна», «левачество», ставшие, как подчеркивалось в «Проблемах мира и социализма», безусловно, отрицательным понятием1.

Вместе с тем термин «левый оппортунизм» употребляется в современной марксистской литературе при анализе идеологических основ «левачества» - прежде всего тех его проявлений, с помощью которых пытаются подвести псевдотеоретическую базу под провокационные действия.

Термин «левый экстремизм», равно как и «левачество», «ультралевизна», «псевдореволюционность» и т. п., используется для обозначения самых крайних, доведенных до абсурда разновидностей мелкобуржуазной революционности. На разных этапах революционного движения возникали термины, отражающие, по сути, одно и то же явление, но в чем-то конкретизирующие его. Употребляемые в произведениях В. И. Ленина, в марксистской научной литературе термины «левизна», «лжереволюционность», «псевдореволюционность» и др. подчеркивают отсутствие у тех, кто выступает с таких позиций, какой-либо альтернативы марксистской стратегии и тактике, их приверженность пустой фразе2.

1 См. «Проблемы мира и социализма», 1973, № 1, стр. 89.

2 Подробнее эти вопросы были рассмотрены автором в брошюре «Антиреволюционный характер современного «левого» экстре-

143


Применяя эти термины, марксисты далеки от того, чтобы бросить тень на революционные возможности, заложенные в мелкой буржуазии. Как показал богатый опыт всемирного революционного, освободительного движения, она может вместе с пролетариатом бороться за преобразование общества, за демократию и социализм. Высоко оценивая революционно-демократические выступления мелкой буржуазии, В. И. Ленин в 1905 г. предостерегал «от простого «отрицания» этого мелкобуржуазного движения, от доктринерского игнорирования его...»1.

Оценка явления в качестве мелкобуржуазного выражает точное его научное определение как промежуточного или пытающегося занять срединную позицию между идеологией пролетарской и буржуазной. Конечно, характеристика взглядов как мелкобуржуазных не освобождает от необходимости дифференцированного изучения этих взглядов, рассмотрения их особенностей и новых черт2.

Сказанное относится к троцкистам, маоистам и анархистам, между которыми установились довольно сложные отношения - союзничества и соперничества. Каждое из этих течений претендует на то, чтобы стать главным выразителем политической платформы, именуемой «левым» экстремизмом.

Длительное время основным рассадником экстремистских идей были маоистские группы, располагавшие щедрой финансовой и пропагандистской поддержкой Пекина. Как отметил Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Уругвая Родней Арисменди, маоисты «питают... всю дешевую фразеологию, все

мизма» (М., 1974). Отдельные аспекты методологии и критики «левачества» исследуются в работах: «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», «Борьба идей в современном мире. Современный капитализм: противоречия и доктрины», т. 2. М., 1976; Э. Я. Баталов. Философия бунта. (Критика идеологии левого радикализма). М., 1973; Ю. А. Красин. Революцией устрашенные. Критический очерк буржуазных концепций социальной революции. М., 1975; Б. М. Лейбзон. Что такое революционность сегодня. М., 1972.

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 10, стр. 58.

2 См. подробнее: «Остаются ли современные уклоны мелкобуржуазными?» в кн.: М. И. Басманов, Б. М. Лейбзон. Коммунистический авангард. Проблемы идеологической борьбы. М., 1975, стр. 88 - 94.

144


мелкобуржуазное шарлатанство троцкистов и анархистов и тех группок, которые сейчас копируют их»1.

По замыслу руководителей КПК эти группы должны были противопоставить себя компартиям, расшатать единство рядов международного коммунистического движения. В Пекине даже вынашивали планы объединения их в «интернационал».

Однако затея провалилась. В большинстве случаев маоистские группы так и остались мелкими сектами, закосневшими в антикоммунизме и враждующими друг с другом. Вражда усилилась после смерти Мао Цзэдуна. Наряду с группами, послушно следующими в фарватере пекинской политики, появились и такие, которые осуждают нынешних преемников Мао, обвиняют их в соглашательстве с империализмом.

Анархисты, подобно троцкистам, предприняли в конце 60 - начале 70-х годов попытки объединения в международную силу на той же платформе борьбы против марксизма-ленинизма, против социалистических стран. В 1968 г. в Италии был проведен международный конгресс с участием представителей самых разных направлений современного анархизма. Конгресс заявил о своей верности анархистской традиции, «сложившейся еще в эпическом споре между Марксом и Бакуниным». Он заявил, что и впредь будет «отвергать марксизм больше, чем когда-либо, отвергать формы господства, осуществляемые на Востоке под знаком догматически закостеневшего марксизма-ленинизма»2. На очередном конгрессе (Париж, 1971 г.) анархисты опять призывали к борьбе с «большевистским тоталитаризмом» как «первоочередной задаче».

Вместе с тем в среде анархистов появились и идеологические пираты. Подобно троцкистам и маоистам, они выдают себя за «приверженцев марксизма». В книге под характерным названием «За анархистский марксизм» анархист Д. Герэн пишет, что нет оснований для споров между марксизмом и анархизмом. «Я вижу в них двух братьев-близнецов, вовлеченных в бесполезный диспут, превращающий их в братьев-

1 Родней Арисменди. Проблемы латиноамериканской революции. М., 1964, стр. 618.

2 «Die Zukunft», 1968, N 19, S. 4.

145


врагов... Их долгосрочная стратегия, а также конечная цель, по сути дела, идентична»1. Герэн уверяет, что Октябрьская революция 1917 г. в России была «анархической», а «грядущая революция будет анархо-марксистской, она уже является таковой»2. Он намерен «внести вклад» в поиски синтеза между марксизмом и анархизмом, надеясь, что формула «анархисты - это марксисты» поможет его единомышленникам преодолеть сектантскую оторванность от масс. На международном конгрессе анархистов в 1969 г. были выступления, близкие к тому, о чем пишет Герэн.

У троцкизма, маоизма и анархизма имеется много близких лжетеоретических позиций и удивительно похожего в линии поведения. Троцкистские концепции находят отражение в маоистской идеологической платформе, а маоизм, в свою очередь, оказывает влияние на формирование троцкистских взглядов. Западногерманский исследователь идеологии и практики анархизма, буржуазный ученый Гюнтер Барч отмечает в связи с этим: «Можно, вероятно, говорить о существовании анархо-маоистов и анархо-троцкистов»3.

«Лево»-экстремистским группам присущ один и тот же прием: подмена марксизма системой мелкобуржуазных взглядов. Большинство маоистских групп по-прежнему заявляет, что «маоцзэдунизм - это марксизм нашей эпохи», старается помешать определенной части непролетарских слоев найти путь к научному коммунизму. Тем же издавна заняты троцкисты, объявляющие троцкизм «последовательным марксизмом». В «прочтении» анархистов марксизм превращается в нечто вроде бланкизма и наделяется несвойственными ему чертами сектантства, заговорщичества.

У троцкистских, анархистских и маоистских групп примерно одна и та же социальная база. В философском отношении их роднит метафизический, оторванный от реальной действительности способ мышления4.

1 Daniel Guerin. Pour un marxisme libertaire, Paris 1969, S. 12

2 Ibid, p. 9.

3 Gunter Bartsch. Anarchismus in Deutschland, Band II 1965 - 1973. Hannover, 1973, S. 216.

4 Разумеется, нельзя не видеть и значительных расхождений между этими видами «левого» экстремизма Четкий научный анализ их идеологического и Политического облика, выявление со-

146


Эти «лево»-экстремистские группы выступают в роли основных «поставщиков» антисоветского и антикоммунистического идеологического товара для других левацких групп.

Ведя идеологическую борьбу против троцкизма как разновидности «лево»-экстремистской идеологии, коммунисты выступают против преувеличения его политического влияния. Особенно буржуазная пропаганда старается в этом отношении, переоценивая удельный вес современного троцкизма и троцкистских взглядов в общественной жизни капиталистических стран, спекулируя на росте леворадикальных движений. Далеко не все, кто выступает с левацких позиций или высказывает взгляды, схожие с троцкистскими, являются троцкистами.

«Левачеству» свойственны ограниченность и прямолинейность мышления. В своих попытках «обойти» коммунистов, обвинить их в «отсутствии революционности» различные его представители приходят к общим или близким псевдотеоретическим «постулатам». Иногда они похожи и на троцкистские рассуждения. Но сторонники таких позиций могут не иметь ни малейшего представления о троцкизме.

Коммунистические партии, призывая быть бдительными в отношении троцкистских происков, рекомендуют не впадать в крайность. Как подчеркивалось в теоретическом органе Компартии Великобритании «Марксизм тудей», «коммунисты должны сочетать величайшую готовность к обсуждению политических проблем со способностью распознавать тех лиц, взгляды которых не тождественны нашим... Ничто не может принести нашей партии больше вреда, как попытки заглушить дискуссию или произвольно причислять людей к троцкистам»1.

Как известно, правый и «левый» оппортунизм вообще находятся в тесной взаимосвязи, нередко дополняют друг друга.

Отмечая это, Б. Н. Пономарев подчеркивает: «В то время как в идейно-Политической области грань между правыми и левацкими извращениями все же про-

циальных, гносеологических и иных истоков каждого из них помогают коммунистическим партиям вести идейно-политическую борьбу дифференцирований и целенаправленно.

1 «Marxism Today», 1964, N 9, р. 283

147


слеживается достаточно отчетливо, в сфере практической политики история дала немало примеров взаимного переплетения этих уклонов и даже самого тесного сотрудничества оппортунистов обоих направлений». Современные идеологи «левого» экстремизма все чаще включают в свои псевдотеоретические построения и политические программы тезисы, которые давно находятся на вооружении социал-реформизма и правого оппортунизма1.

«Левый» экстремизм трансформирует многие данные тезисы, преломляет их через призму субъективно-волюнтаристического понимания исторического процесса и всей классовой борьбы. Это и предопределяет специфические черты левацкой «революционности», следующие «родовые признаки», присущие всем ее проявлениям:

 - сознательное, с позиций мелкого буржуа2, искажение реальной действительности, ее отображение в субъективистских, реакционно-утопических схемах и построениях, призванных «опровергнуть» пролетарские представления о формах и методах классовой борьбы;

 - бесплодность псевдореволюционных лозунгов и призывов, что выражается в быстрых переходах от выдвижения максималистских требований и авантюристических средств борьбы к проповеди пораженчества, капитулянтства;

 - неверие в революционные способности рабочего класса, в его возможность поднять и сплотить вокруг себя широкие трудящиеся массы;

1 См. «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр. 7.

2 Нередко становясь в позу обиженных за то, что их характеризуют как представителей мелкобуржуазной идеологии, сторонники левацкой «революционности» заявляют примерно следующее: «Позвольте, ведь мы не ратуем за увековечение мелкобуржуазной собственности, да и сами - не мелкие буржуа». Однако такие рассуждения разоблачил еще К. Маркс. Он писал, что совсем не обязательно быть лавочником, чтобы представлять взгляды мелкой буржуазии. «Представителями мелкого буржуа, - подчеркивал К. Маркс в работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», - делает их то обстоятельство, что их мысль не в состоянии преступить тех границ, которых не преступает жизнь мелких буржуа, и потому теоретически они приходят к тем же самым задачам и решениям, к которым мелкого буржуа приводит практически его материальный интерес и его общественное положение» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 8, стр. 148).

148


 - пренебрежение законами классовой борьбы и трактовка революции как волевого акта, совершаемого к тому же «революционными меньшинствами» и изолированными личностями, недооценка роли масс в революционной борьбе;

 - игнорирование многообразия форм классовой борьбы, проповедь сектантских выступлений, оторванных от масс и заведомо обреченных на поражение;

 - эклектицизм и идеологическая всеядность (в допустимых, разумеется, границах для мелкобуржуазной псевдореволюционности), симбиоз различных антипролетарских концепций;

 - откровенная враждебность к авангардным революционным силам, злобная ненависть к марксистско-ленинской революционной стратегии и тактике, нередко маскируемая заверениями в приверженности марксизму1.

Именно это характерно для большинства современных троцкистов.

Обращая внимание на необходимость выявления общих черт, присущих той или иной разновидности оппортунизма, В. И. Ленин вместе с тем подчеркивал: «Конечно, национальные особенности различных партий и неодинаковость политических условий в разных странах налагают свой отпечаток, делая немецкий оппортунизм совсем не похожим на французский, французский на итальянский, итальянский на русский»2. То же самое относится и к современному троцкизму: американский не похож на французский, французский на английский и т. п. Больше того, можно сказать, что и французский троцкизм не похож на... французский - настолько пестро это политическое течение в нынешних условиях.

1 Об основных характеристиках левацкой «революционности» см. «Борьба В. И. Ленина против мелкобуржуазной революционности и авантюризма»; С. П. Трапезников. На крутых поворотах истории (Из уроков борьбы за научный социализм, против ревизионистских течений). М, 1972; К. В. Гусев. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции М, 1975, С. Н. Канев. Октябрьская революция и крах анархизма. (Борьба партии большевиков против анархизма. 1917 - 1922). М, 1974; Ю. А. Красин. Революцией устрашенные. Критический очерк буржуазных концепций социальной революции; 5. М. Лейбзон. Что такое революционность сегодня.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 8, стр. 391 - 392.

149


Оценивая теоретические и тактические установки троцкизма, его политическую ориентацию на зараженные настроениями мелкобуржуазного революционаризма слои, коммунистические партии капиталистических стран, где имеются троцкистские группы, относят их к проявлениям крайнего «левачества». В Англии коммунисты говорят о троцкистах как разновидности «ультралевизны», во Франции - «гошизма», в Италии - «внепарламентских левых», в ФРГ - «левого» экстремизма и т. п. Суть же одинакова. Даже в США, где троцкизм многое заимствует от социал-реформизма, коммунисты оценивают его как разновидность «левачества»1.

На международном Совещании коммунистических и рабочих партий 1969 г. Л. И. Брежнев подчеркивал:

««Левые» оппортунисты, прикрываясь ультрареволюционной фразой, толкают массы на авантюристические действия, а партию - на сектантский путь, парализующий ее способность сплачивать борцов против империализма». Как правые, так и «левые» оппортунисты «ведут в конечном счете к одинаково вредным последствиям: ослабляют боеспособность коммунистических партий, подрывают революционные позиции рабочего класса и единство антиимпериалистических сил»2.

Правооппортунистическому содержанию бывает тесно в левацкой форме, и в этом главное внутреннее противоречие троцкизма. Оно становится особенно очевидным, когда срывается хрупкая оболочка его показной революционности.

В 70-е годы троцкисты, желая потеснить маоистские и анархистские группы, прибегли к хитроумным идеологическим приемам. Анархистов они уверяют, что только троцкизм имеет действенную программу ликвидации капиталистических государств и «исправления» социалистических. Маоистам заявляют, что лишь троцкизм в состоянии вывести их группы из идеологического тупика.

Троцкисты намерены не только укрепить свои по-

1 См. статью X. Лумера. «Троцкизм - «левый» голос реакции» в «Political Affairs», 1972, N 6, р. 26 - 39.

2 «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий Документы и материалы. Москва, 5 - 17 июня 1969 г.», стр. 67.

150


зиции за счет анархизма и маоизма. Как отмечает бельгийский марксист Альбер Конинк, троцкизм «питает надежду на то, что окажется способным собрать под свою крышу большинство из существующих «левых» группок»1.

Реакционность под ширмой «левых» фраз. В этих целях троцкисты вступают в контакты с различными леворадикальными группами. Они толкают их на путь изоляции от рабочего класса и борьбы с коммунистическими партиями. Вот почему усилившаяся активность троцкизма делает его в нынешних условиях одним из наиболее опасных проявлений «левого» экстремизма.

Как и прежде, троцкизм враждебен основным революционным движениям: борьбе за утверждение социалистического, коммунистического общества; борьбе рабочего класса и всех трудящихся в развитых капиталистических странах за осуществление общедемократических требований, за мир, за ликвидацию гнета монополий; борьбе за полное и окончательное национальное и социальное освобождение народов Африки, Азии и Латинской Америки.

Неискушенного читателя часто сбивает с толку содержащееся в троцкистских пропагандистских материалах обилие заверений в приверженности марксизму, ссылок на произведения основоположников научного социализма. И совсем запутывают читателя «наследники» Троцкого, когда выдают свои идеи за марксистские, не обмолвившись ни словом о собственной принадлежности к троцкизму.

Если не брать в расчет декларации о «верности марксизму» и через частокол фальсифицируемых цитат и искаженных до неузнаваемости марксистских положений добраться до сути троцкизма, то она предстанет как конструкция из нескольких позиций откровенно капитулянтского, антиреволюционного характера. Вот что составляет сердцевину идеологии троцкизма: реакционнейшая трактовка нашей эпохи, ее движущих сил, содержания мирового революционного процесса; голословное отрицание социалистической природы СССР и других социалистических стран; капитулянтский тезис о невозможности победы социали-

1 См статью А Конника «Кому на руку «левачество»?» в сб. : «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр. 203.

151


стической революции в одной стране; измышления о «снизившейся боеспособности» рабочего класса капиталистических стран, его неспособности сплотить вокруг себя союзников в революционной борьбе; отрицание общедемократических движений и образования широких антимонополистических и антиимпериалистических союзов; подмена борьбы против капитализма борьбой против авангардных революционных сил, обвиняемых во всех «смертных грехах», грубый антисоветизм.

Многочисленные троцкистские группировки и группы могут до исступления спорить друг с другом, расходиться во мнениях и оценках. Но все они разделяют эти позиции, которые находят выражение и в их «программных» установках, и в практических действиях.

Одна из особенностей идеологии троцкизма по-прежнему состоит в том, что через его псевдотеоретические построения проходит ярко выраженный, доведенный до крайности реакционнейший космополитизм. Космополитизм не только методологическая база троцкистской идеологии. В нем нашли воплощение основные черты троцкизма, его враждебность коренным интересам прогрессивных и демократических, миролюбивых и антиимпериалистических сил.

Троцкистский космополитизм коварен и не сразу распознаваем, ибо маскируется «левой» фразой. Людей, только что вступающих в политическую борьбу, он иногда привлекает своей кажущейся «глобальностью», за которой скрывается сектантская озлобленность на целый мир. За революционно звучащими фразами против «национальной ограниченности» им не всегда легко увидеть циничное пренебрежение требованиями учета национальных особенностей борьбы, предательство жизненно важных интересов трудящихся отдельных стран.

«По национальности мы - марксисты»1, - заявил о себе и своих единомышленниках X. Посадас, бравируя национальным нигилизмом. В этом высказывании обращает на себя внимание демонстративно пренебрежительное отношение к национальной принадлежности. Опасны троцкисты не тем, что объявляют себя «людьми без национальности», а попытками изобра-

1 «Lucha obrera», 11. X.I 972.

152


зить пренебрежение к национальным особенностям в виде «нормы революционного поведения».

Тот же Посадас утверждает, что «нет никакой необходимости принимать во внимание какие-либо региональные интересы»1. «Нет никакой возможности решить основные экономические, социальные и политические проблемы в строго «национальных» рамках. Любая имеющая жизненное значение борьба развертывается в наше время лишь в интернациональном масштабе»2, - провозгласил проведенный парижским «объединенным секретариатом» конгресс. «Да будет сказано: всякая национальная борьба реакционна», - утверждают испанские троцкисты в заявлении, тенденциозно названном «За второй коммунистический манифест».

Троцкистский космополитизм берет начало от концепций, с которыми еще во времена К. Маркса и Ф. Энгельса выступил анархизм, насаждавший национальный нигилизм. Космополитические призывы к немедленной ликвидации всех государственных и национальных барьеров сопровождались у анархистов подрывными действиями против революционного пролетарского движения в отдельных странах, против первых шагов, предпринимавшихся основоположниками марксизма для налаживания и укрепления международной солидарности рабочего класса. Национально-нигилистические идеи и позднее брались на вооружение анархизмом и другими разновидностями мелкобуржуазного революционаризма.

Специфика троцкистского космополитизма состоит в следующем: борясь против пролетарского интернационализма, его проповедники выступают в обличье «тоже интернационалистском» или даже «последовательно интернационалистском». В ряде стран троцкисты именуют свои группы «интернационалистскими», их журналы выходят под такими названиями: «Интернационал», «Интернациональное социалистическое обозрение», «Интернациональная рабочая корреспонденция» и т. п. Сам троцкистский «интернационал» был задуман как «всемирная партия», мыслящая «только в общемировом масштабе».

1 «Red Flag», 4. III. 1972.

2 «Quatrieme Internationale», 1966, N 27, p. 6.

153


В действительности троцкистский космополитизм является антиподом пролетарского интернационализма. Это ответ реакционных, но прибегающих к «левой» фразе мелкобуржуазных элементов на международную пролетарскую солидарность, все более крепнущее единство антиимпериалистических сил. Троцкистский космополитизм направлен и против единства коммунистов.

В документе международного Совещания коммунистических и рабочих партий 1969 г. говорится: «Национальная и интернациональная ответственность каждой коммунистической и рабочей партии нераздельны. Марксисты-ленинцы являются одновременно и патриотами, и интернационалистами, они отвергают и национальную узость, и отрицание или недооценку национальных интересов, и тенденцию к гегемонизму»1.

Реакционность троцкистского космополитизма особенно отчетливо проявляется в оценке эпохи. «IV интернационал» по-прежнему отвергает ленинскую идею относительно перехода человечества к социализму путем отпадения от капиталистической системы новых звеньев, новых стран. В троцкистском представлении переустройство общества возможно лишь как какой-то глобальный процесс, который начнется лишь после победы социалистических революций во всем мире или в большинстве развитых капиталистических стран.

В уставе «IV интернационала» говорится: «Без мировой революции социализм не может быть построен ни в одной стране». Развивая этот тезис, группировка Посадаса заявила: «Исторические условия таковы, что ни один народ мира не может сам по себе построить социализм. Ни одна революция не может завершиться победой и развиваться в направлении социализма, ибо это может произойти лишь в мировом масштабе»2.

«Нет никакой возможности решить экономические, социальные и политические проблемы в строго национальных рамках», - провозгласил «парижский объединенный секретариат» в 1966 г. А троцкисты США,

1 «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий Документы и материалы. Москва, 5 - 17 июня 1969 г.», стр. 327.

2 «Revista Marxista Latinoamericana». Montevideo, 1968, N 14, p. 116.

154


развивая этот космополитический тезис, заявили в августе 1978 г., что социализм может быть построен лишь с созданием «всемирного союза народов, всемирного единого социалистического государства»1.

Для доказательства «идеологи» «IV интернационала» обращаются к аргументам Троцкого о невозможности строительства социализма в одной или нескольких странах. Их не смущает то, что они ставят себя в нелепое положение. Если в 20-е годы эти аргументы приводились в обстановке, когда только определились пути развития Советской России, то в условиях существования могущественной мировой социалистической системы они воспринимаются как анахронизм.

Одновременно оживляются анархистские идейки относительно необходимости ликвидации всяких государств и национальных границ. Итальянская троцкистская газета «Лотта операйя» писала в 1976 г.: «Мир созрел для социализма. Не надо только обращать внимание на барьеры, установленные границами каждой страны. Они абсурдны»2.

Троцкисты отрицают, что основное противоречие эпохи состоит в борьбе между двумя противоположными системами - социализмом и капитализмом. Они отказываются признавать и тот факт, что в центре современной эпохи находится международный рабочий класс и его главное детище - мировая система социализма.

Смесью реакционно-космополитических и капитулянтских взглядов являются и троцкистские рассуждения о мировой революции.

В 60 - 70-е годы троцкизм еще старательнее, чем прежде, изображает себя сторонником мировой революции. Документы различных троцкистских группировок, как правило, заканчиваются лозунгом: «Да здравствует мировая революция!» С таким же призывом троцкисты выходят на демонстрации и митинги. В ФРГ троцкистская «группа интернационалистских марксистов» записала в своем уставе, что стремится к «созданию всемирной социалистической республики»3.

1 «The Militant», 4 VIII 1978

2 «Lotta operaia», 30 III 1976

3 «Esclusiv-Bericht. Regierung, Parteien». 10 Juni 1973, S. 13.

155


В расчете на политически неграмотных людей троцкисты называют коммунистов «национально ограниченными». Ведь вступающим в политическую борьбу «рекрутам» не известно, что коммунисты уже в течение многих десятилетий, поколение за поколением, своими действиями продвигают дело мировой революции. Именно под их руководством победили революции в ряде стран Европы, Азии и Латинской Америки.

Поскольку всемирная революционная борьба развивалась не так, как предсказывал Троцкий, его последователи принялись винить самую историю. Вот одно из их суждений. «Мы считаем, - заявили американские троцкисты, - эти революции отклонениями от нормы, вехами на исторически преходящем ответвлении от основной магистрали пролетарской революции»1.

Действительным троцкисты считают только то, что отвечает их субъективным представлениям о явлениях и событиях. Все выходящее за рамки этого объявляется ненормальным, противоестественным, «идущим от дьявола». Отсюда химерная установка - привести мир «в соответствие» с собственными соображениями и «предписаниями».

Этот схоластический прием часто используют в политической борьбе различные секты, оторванные от жизни, от народных масс. Называя себя единственными «обладателями истины», сектанты видят смысл своего существования в борьбе против всех мыслящих не так, как они.

Марксизму чужды претензии схематизировать, ставить в жесткие рамки развитие мирового революционного процесса. «Марксова диалектика требует конкретного анализа каждой особой исторической ситуации»2, - писал В. И. Ленин. Коммунисты всегда бережно относятся к накопленному опыту революционной борьбы и приумножают его.

Троцкизм же с ненавистью относился ко всему, что удавалось завоевать международному рабочему классу в напряженной, тяжелой борьбе. Одна из характерных черт рассуждений троцкистов о «мировой революции» - в их представлении, она должна быть обращена в первую очередь против... социалистиче-

1 «International Socialist Review», April 1974, p. 22.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 13.

156


ских стран. На послевоенных «конгрессах» всех группировок «IV интернационала» постоянно говорилось о том, что мировая революция должна состоять из пролетарских революций в капиталистических странах, антиколониальных - в Азии, Африке и Латинской Америке и «политических революций» в социалистических государствах. В принятых троцкистскими «конгрессами» резолюциях подчеркивается: «Политическая революция является одной из главных движущих сил мировой революции» и она «не может не быть прелюдией [!] к конечной победе мировой революции»1. Другая характерная черта схемы «мировой революции» троцкистов заключается в том, что они призывают и в капиталистических странах начать с борьбы не против монополий, а против... коммунистических партий.

И здесь троцкисты вновь сосредоточили свои усилия на том, чтобы подорвать позиции коммунистических партий. Так, группировка «За реконструкцию IV интернационала» констатировала в 1977 г.: «Мы пока еще далеки от выполнения следующего тезиса переходной программы: центральная задача IV интернационала состоит в том, чтобы освободить пролетариат от прежнего руководства»2. «Новая эпоха требует новых лидеров», - часто повторяют троцкисты, стараясь дискредитировать коммунистов.

Троцкисты противопоставляют проверенным практикой и доказавшим свою жизненность идеологическим, политическим и организационным принципам революционной деятельности международного коммунистического движения абстрактные схемы «наиболее рационального авангарда».

«Рациональный авангард», говорят троцкисты, будет «думать за всех», давать инструкции о ведении борьбы в отдельных странах. Пока же его нет, нечего надеяться на успешное продвижение революций в отдельных странах.

А «рациональный авангард» не что иное, как «IV интернационал». Со всей определенностью это высказал лондонский «международный комитет IV интернационала»: «Фундаментальная [!] истина состоит

1 «Quatrieme Internationale», Ddcembre 1957, p. 10, 102.

2 «La Verite», 1977, N 575, p. 38.

157


в том, что революционные партии могут быть созданы лишь в качестве секций партии мировой революции, Четвертого интернационала»1.

Борьбу за такую «всемирную партию», которой нет и не может быть, троцкизм всегда сводил к ориентации «сначала против коммунистов, а потом против капиталистов». И это вполне устраивает империалистическую реакцию. Не обращая внимания на угрозы троцкизма проявить свою революционность где-то в будущем, она видит в нем союзника по борьбе с социалистическими странами, коммунистическим движением, с той самой мировой революцией, за которую на словах выступают приверженцы «IV интернационала». Такой союз отчетливо прослеживается и в лозунге троцкистов относительно «Соединенных Штатов Европы».

Как отмечает западногерманский ученый-марксист И. Г. фон Гейзелер, «под борьбой за «социалистические соединенные штаты Европы» троцкисты понимают отождествление неотождествимого, а именно: антикапиталистического движения в капиталистических странах Европы с антисоциалистическими, контрреволюционными выступлениями в той части Европы, которая уже стала социалистической»2. В документах различных группировок «IV интернационала» постоянно подчеркивается, что процесс образования «Соединенных Штатов Европы» должен начаться с «политических революций» в социалистических странах.

Логика типично троцкистская: если трудящиеся западноевропейских стран хотят добиться определенных успехов в революционной борьбе, то должны начать с выступлений против социалистических стран; борьба же с монополиями - второй этап «революции». Не поэтому ли троцкистские материалы с призывами к «Соединенным Штатам Европы» печатаются в крупнейших буржуазных издательствах и свободно распространяются на предприятиях и в учебных заведениях капиталистических стран?

В «программных» установках современных троцкистов присутствует не только лозунг «Соединенных

1 «Workers Press», 13. XI. 1973

2 «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр. 112.

158


Штатов Европы». В зависимости от своего местопребывания они выступают с призывами создания «Соединенных Штатов Латинской Америки», «Соединенных Штатов Азии», «Соединенных Штатов Африки», «Соединенных Штатов Ближнего Востока» и т. д.

К каким бы «штатам» троцкисты ни призывали, у них неизменны два постулата: нельзя добиться реальных успехов на национальной почве; всемирные «революционные» преобразования должны начаться с «политических революций», т. е. с выступлений против социалистических государств.

Так троцкисты сами разоблачают себя как контрреволюционеров. Не может называть себя революционером тот, кто борьбу против империализма подменяет борьбой против ведущей революционной силы современности - стран социализма.


Глава VIII

В СОЮЗЕ

С ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕАКЦИЕЙ -

ПРОТИВ РЕАЛЬНОГО СОЦИАЛИЗМА

Главным направлением социального прогресса человечества стало в наше время развитие и укрепление социализма. С полным основанием коммунистические и рабочие партии заявили на международном Совещании 1969 г.: «Социализм показал человечеству перспективу избавления от империализма. Новый социальный строй, основанный на общественной собственности на средства производства и власти трудящихся, способен обеспечить планомерное, бескризисное развитие экономики в интересах народа, гарантировать социальные и политические права трудящихся, создать условия для подлинной демократии, реального участия широких народных масс в управлении обществом, для всестороннего развития личности, равноправия наций и дружбы между ними. На деле доказано, что только социализм способен решать коренные проблемы, стоящие перед человечеством»1.

С каждым годом усиливается влияние социализма на ход мировых событий. В докладе на совместном торжественном заседании ЦК КПСС, Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР 2 ноября 1977 г. Л. И. Брежнев говорил: «Мы идем навстречу эпохе, когда социализм в той или иной его конкретной, исторически обусловленной форме станет преобладающей общественной системой на земле, неся с собой мир, свободу, равенство и благосостояние всему трудовому человечеству»2.

1 «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5 - 17 июня 1969 г», стр. 302.

2 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи т. 6, стр. 598.

160


Постоянно расширяющиеся и обогащающиеся теория и практика построения коммунистического общества в СССР и других странах социалистического содружества являются великим историческим достоянием человечества.

Говоря об общих коренных, неотъемлемых чертах социалистической революции и социалистического строительства, Л. И. Брежнев подчеркивал: «Совокупный опыт развития мирового социализма убеждает, в частности, в следующем:

 - Главным вопросом революции по-прежнему остается вопрос о власти. Или власть рабочего класса, выступающего в союзе со всем трудовым народом. Или власть буржуазии. Третьего не дано.

 - Переход к социализму возможен только, если рабочий класс и его союзники, овладев реальной политической властью, используют ее для ликвидации социально-экономического господства капиталистических и иных эксплуататоров.

 - Победа социализма возможна, если рабочий класс и его авангард - коммунисты сумеют воодушевить, сплотить трудящиеся массы в борьбе за построение нового общества, преобразование на социалистических началах экономики и всех общественных отношений.

 - Социализм может утвердиться лишь в том случае, если власть трудящихся сумеет защитить революцию от любых атак классового врага (а такие атаки неизбежны - как внутри, так, скорее всего, и извне).

Это лишь некоторые из уроков современного развития социализма»1.

В свое время В. И. Ленин выдвигал задачу построения «развитого социалистического общества». Это общество уже создано у нас, о чем говорится в новой Конституции СССР, которую, как отмечал Л. И. Брежнев, «справедливо называют Законом жизни развитого социалистического общества»2. Такое же развитое, зрелое социалистическое общество успешно создается в ряде других стран социалистического содружества.

1 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 6, стр. 588

2 Л И Брежнев. О Конституции СССР. Изд. 2-е, доп. М., 1977, стр. 48.

161


Чем больше успехов одерживают социалистические страны, тем изощреннее, разнообразнее становятся попытки империалистической реакции исказить социалистическую действительность. Растущее внимание придается и тому, чтобы навязать искаженные представления о социализме тем, кто проявляет недовольство капиталистической системой, активно участвует в антимонополистической борьбе.

Монополистическая буржуазия давно уже поняла, что среди этой части населения легче и эффективнее вести антисоциалистическую пропаганду не с откровенно буржуазных или социал-реформистских, а с псевдолевых позиций. И пресса «леваков» при всемерном поощрении реакции делает свое черное дело - яростно клевещет на реальный социализм, прикрываясь псевдореволюционной фразой.

Неверие в революционно-созидательные возможности рабочего класса. Марксизм-ленинизм предельно четко, на основе глубоких теоретических выводов и богатейшего практического материала сформулировал основную цель классовой борьбы пролетариата - построение коммунистического общества. «Главное в учении Маркса, - подчеркивал В. И. Ленин, - это выяснение всемирно-исторической роли пролетариата как созидателя социалистического общества»1.

Троцкизм ставит под сомнение возможности и способность пролетариата выполнить свою историческую миссию - свергнуть строй капиталистической эксплуатации и утвердить социализм. А там, где это произошло, он якобы не сможет организовать общество на новых, социалистических началах.

Нелепые рассуждения о том, нужно или не нужно пролетариату строить социализм (этот вопрос был решен марксизмом вначале теоретически, а затем нашел практическое подтверждение во многих странах), потребовались троцкистам для отрицания самой идеи о созидательных целях социалистической революции, для компрометации исторически оправдавшегося опыта социалистического строительства.

Запутывается троцкистами и еще один вопрос - о диктатуре пролетариата, о переходе государствен-

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 23, стр. 1.

162


ной власти из рук одного в руки другого класса. «Диктатура пролетариата, - отмечал В. И. Ленин, - есть особая форма классового союза между пролетариатом, авангардом трудящихся, и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся (мелкая буржуазия, мелкие хозяйчики, крестьянство, интеллигенция и т. д.), или большинством их, союза против капитала, союза... в целях окончательного создания и упрочения социализма»1. Он многократно указывал, что сущность диктатуры пролетариата не может сводиться к одному насилию над эксплуататорами. Наряду с этим, писал В. И. Ленин, «столь же неизбежно выдвигается - и чем дальше, тем больше - более существенная задача положительного коммунистического строительства, творчества новых экономических отношений, нового общества»2.

В условиях диктатуры пролетариата создаются благоприятнейшие возможности у самих широких народных масс в управлении государством, народным хозяйством, культурой, всеми другими сферами общественно-политической жизни. Пролетарская демократия, указывал Ленин, «в миллион раз демократичнее всякой буржуазной демократии...»3.

Диктатура пролетариата необходима на весь переходный период, который открывается завоеванием рабочим классом государственной власти и завершается построением социализма. Именно так ставил вопрос К. Маркс в работе «Критика Готской программы»:

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата»4.

Эти два обстоятельства - подчиненность диктатуры пролетариата основной задаче построения социализма и ее большое демократическое содержание, где «максимум демократизма для рабочих и крестьян»5, - обусловили превращение государства дикта-

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 377.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 13.

3 В. И. Ленин Полн собр соч., т. 37, стр. 257.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс Соч., т. 19, стр. 27

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 147.

163


туры пролетариата в общенародное государство после завершения социалистического строительства. Такой путь первым проделал Советский Союз.

И по содержанию и по форме пролетарская власть принципиально отличается от буржуазно-капиталистической В. И. Ленин подчеркивал, что переход власти от меньшинства эксплуататоров к большинству эксплуатируемых не может произойти «без создания новых форм демократии, новых учреждений, воплощающих новые условия ее применения и т. д. »1.

В троцкистской же космополитической схеме допускается возможность осуществления диктатуры пролетариата только в международном, общемировом масштабе. Следовательно, является таким же далеким будущим, как и строительство социализма. Например, в итальянской троцкистской газете утверждается «Диктатура пролетариата может основываться лишь на существовании классовой борьбы в международном масштабе»2.

Но ведь одна из задач диктатуры пролетариата состоит в борьбе против непрекратившей свое сопротивление буржуазии. Разве победа революций во всех странах не будет означать, что это сопротивление уже преодолено?

Данная позиция троцкизма определяется намерением приспособиться к политическим настроениям тех мелкобуржуазных слоев, на поддержку которых рассчитывает А они нередко враждебно относятся к диктатуре пролетариата в силу своего промежуточного положения и двойственности социального облика В. И Ленин указывал, что масса полупролетариев и мелкой буржуазии «никогда заранее за господство пролетариата не выскажется, условий и задач этого господства не поймет, а только из дальнейшего своего опыта убедится в неизбежности, правильности, закономерности пролетарской диктатуры»3.

Посадас «открыл» и такую «закономерность»: «Начиная с того момента, когда пролетариат захватывает власть, он утрачивает свое историческое значение, он уже начинает разлагаться. Он должен уже на-

1 В И Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 499.

2 «Lotta operaia», 27 IV 1976

3 В И. Ленин. Полн. собр. соч., т 40, стр. 23.

164


чинать разлагаться»1. Итак, вместо диктатуры пролетариата «разложение пролетариата» Вместо осуществления им исторической миссии «утрата исторического значения».

Троцкисты «обосновывают» такой «вывод» тем, что в период перехода «от мирового капитализма к мировому социализму» победоносным революциям неизбежно должны сопутствовать «деформации» и «извращения». «В течение этого длительного и напоминающего кривую линию переходного периода (в особенности, когда делаются первые, ограниченные шаги), - утверждают американские троцкисты, - неизбежно, что новое общество, появившееся в то или иное время или в том или ином месте, должно пройти через извращения и деформацию»2. Эту точку зрения поддержал парижский «объединенный секретариат IV интернационала» «Деформации сопровождают и будут сопровождать в разной степени любую победоносную революцию»3.

Спрашивается, ради чего же совершает пролетариат революции? «Вперед, к деформациям»? Вот именно до такого абсурда дошли в своих рассуждениях троцкисты, стремясь и социализм оболгать, и при этом социалистами себя изобразить.

Запрограммированная враждебность к социалистической революции. Победа каждой новой социалистической революции вызывает у троцкистов ненависть. Так реагировали они на народно-демократические революции в странах Восточной Европы.

Одно время троцкисты собирались сделать исключение для КНР, оценить ее социально-политическое положение иначе, чем в восточноевропейских социалистических странах. После победы китайской революции они безоговорочно относили КНР к «деформированным рабочим государствам» и призывали к «политической революции» против ее социального строя. Когда же Мао Цзэдун и его группа вступили в конфликт с большинством коммунистических партий, среди троцкистов начались такие разговоры: не сле-

1 J. Posadas. Histonscher Uberblick von 50 Jahren des Bestehens der Sowjetumon Grunberg, 1967, S. 9.

2 «International Socialist Review», 1964 N 1, p. 15.

3 «Quatneirc [nternaiionale», 1967 N 32, p. 5.

165


дует ли пересмотреть эти оценки и изучить вопрос о том, не находится ли КНР «в стадии перманентной революции». Поскольку руководство Китая не пошло на контакты с «IV интернационалом» (но и не препятствовало связям своих «карманных партий» с троцкистскими группами), многие «идеологи» и лидеры современного троцкизма выступили с призывами не делать исключения для пекинского руководства и относиться к КНР, как к другим социалистическим странам. Во второй половине 70-х годов все международные троцкистские группировки вновь заговорили о деформации КНР, что не мешает им во многих капиталистических странах поддерживать тесные связи с маоистскими организациями.

Особенно яростно выступают троцкисты против революций, когда они переходят к решению созидательных задач - развернуть социалистическое строительство. Куба взяла курс на строительство социализма, троцкисты начали призывать к свержению власти, обвиняя ее в «предательстве мировой революции». Один из лидеров лондонского «международного комитета IV интернационала», Хили, охарактеризовал Кубу как «капиталистическое государство» и заявил, что там «не создано государство принципиально новое и чем-либо отличающееся от режима Батисты»1. Чилийские троцкисты еще в 1961 г. поспешили объявить Кубу «переродившимся государством» из-за «приверженности... политике мирного сосуществования и концепции строительства социализма в одной стране»2. Как отмечал Фидель Кастро, троцкисты стали «вульгарным инструментом в руках империализма и реакции»3.

Подло вели себя троцкисты в отношении социалистического Вьетнама. Когда героический вьетнамский народ вел освободительную войну против американских агрессоров, троцкисты громче всех выступали против какого-либо политического урегулирования. Они были вместе с теми «леваками», которые призывали вести борьбу с империализмом США «до последнего вьетнамского солдата». Когда же произошло объ-

1 «International Socialist Review», 1973, N 2, p. 31.

2 Ibid, 1961, N 3, p. 86.

3 См. «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр. 56.

166


единение страны и народ избрал социалистический путь развития, троцкисты начали клеветать на Социалистическую Республику Вьетнам, называя ее «деформировавшимся бюрократическим государством»1.

Троцкистам очень хотелось бы возникновения противоречий между народом и партией. Как и буржуазные защитники капитализма, в «IV интернационале» делают ставку на то, что социалистический строй распадется под воздействием разного рода разногласий и «трещин», образование которых необходимо всячески стимулировать. Именно такую цель преследовали их призывы к «новой революции», к свержению социально-политического строя в этих странах.

Глубоко реакционны рассуждения троцкистов о «политической революции». По сути это - ориентация на политическую революцию враждебных рабочему классу сил против тех политических революций, которые привели его к власти. Это линия на то, чтобы лишить международный пролетариат завоеванных им политических и экономических позиций.

В. И. Ленин указывал: «основной экономический интерес пролетариата может быть удовлетворен только посредством политической революции, заменяющей диктатуру буржуазии диктатурой пролетариата»2. Опыт социалистических революций подтверждает, что установление власти рабочего класса - исходная база ликвидации сопротивления свергнутых классов, сплочения масс на великое дело построения безэксплуататорского общества. Анализируя практику классовой борьбы и перехода к социализму в разных странах и определяя одну из основных черт уже построенного социализма, Л. И. Брежнев отмечает: «Это власть трудящихся при авангардной роли рабочего класса, руководство общественным развитием со стороны марксистско-ленинской партии»3.

Пытаясь изобразить политическую революцию как нечто изолированное от социально-экономического

1 12 ноября 1976 г. американская газета «Милитэнт» критиковала вьетнамский народ за то, что он «сознательно избрал политическую структуру... режима в Советском Союзе», обвиняла Вьетнам в «бюрократизации» («The Militant», 12.XI.1976).

2 В. И.. Ленин. Полн собр соч., т. 6, стр. 46.

3 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т, 2, стр. 590.

167


развития общества, троцкисты клевещут на социалистические революции, уверяя, что они не решили вопроса о власти и пролетариат «оказался обойденным». Но тогда остается без ответа вопрос: какая же сила, если не пришедший к власти пролетариат, сломила сопротивление свергнутой буржуазии, коренным образом изменила социальный и экономический облик соответствующих стран, защитила завоевания революции от империалистических посягательств?

Троцкисты иногда признают, что политическая революция немыслима без изменения всей общественно-экономической структуры. Но ведь тем же озабочены империалистические силы. «Они хотели бы, - отметил Л. И. Брежнев, - ослабить роль партии в советском обществе, так как вообще мечтают ослабить нашу страну, наш социалистический строй, погасить наши коммунистические идеалы»1.

Подлинные мотивы коварной тактики: «Мы не против строя, а против руководства» - раскрывают сами же троцкисты. Какой должна быть их «политическая революция»? Оказывается, «моделями» троцкистской «политической революции» являются контрреволюционный путч 1956 г. в Венгрии2 и «тихая контрреволюция» праворевизионистских, антисоциалистических сил в Чехословакии (1968 г.). И в том и в другом случае империалистические круги и внутренняя контрреволюция предприняли попытку опрокинуть социалистический строй. И там и здесь была применена тактика подрыва руководящей роли коммунистической партии в обществе, ослабления классового, социалистического сознания трудящихся.

События в Чехословакии наглядно показали, что цели империалистической реакции, правооппортунистических сил и троцкизма совпали. Они совместно повели наступление против социализма, против руководящей роли коммунистической партии, против идейных принципов марксизма-ленинизма.

18 апреля 1968 г. парижский «объединенный секретариат IV интернационала» принял специальную

1 Л. И. Брежнев. О Конституции СССР, стр. 47.

2 Троцкисты идут даже На такое кощунство: они пишут в одну строку об этом путче и о свержении батистовского режима на Кубе, называя и то и другое революциями («International Socialist Review», 1963, N 1, p. 94).

168


резолюцию, в которой приветствовал развитие событий в Чехословакии1. В троцкистских пропагандистских материалах, распространявшихся в стране, утверждалось, что задача состоит не в совершенствовании социалистической демократии, а в замене ее так называемой «подлинной» демократией, которая, по сути дела, сводилась к обычной «демократии» капиталистического общества. Троцкисты с полным одобрением подписывались под лозунгом «независимости профсоюзов», которые, с их точки зрения, должны «защищать» интересы рабочего класса против партии и социалистического государства. Об использовании правооппортунистическими силами троцкистских идей свидетельствует и то, что одна из антипартийных групп выдвинула требование создания такой идеологической школы, которая включала бы в себя идеи троцкистского «IV интернационала», маоистов, анархистов и других.

Еженедельник «Литературни листи» в десяти номерах опубликовал антисоветскую книгу И. Дейчера «Незавершенная революция». В комментариях отвергалась «советская модель» социализма, а по сути дела, и вообще необходимость социалистического пути развития для Чехословакии2. Троцкисты пытались завязать контакты с политически неопытной молодежью в Чехословакии, уверяя, что у них есть «подлинно революционная программа»3. В течение многих лет они развивают контакты с покинувшими Чехословакию правыми оппортунистами, организуют совместно с ними митинги, собрания, демонстрации.

Шумную пропагандистскую кампанию подняли троцкисты и в связи с выступлениями некоторых одиночек-отщепенцев, именуемых на Западе «диссидентами». В троцкистских газетах и журналах много и с большой симпатией пишут о «диссидентах». И хотя троцкисты признают, что «у них нет социальной базы, на которую они могли бы опереться» и что они «не представляют никаких социальных сил»4, «не состав-

1 «La Verite», 1977, N 575.

2 См. статью В. Румла в кн : «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр. 156 - 157.

3 См. там же, стр. 157.

4 «Red Flag», 9. VII. 1974.

169


ляют никакой угрозы для рабочего государства»1, акты «солидарности с диссидентами» предпринимаются в самых различных формах. Они то ликуют, что Солженицын в своих выпадах против СССР нередко «идет по стопам Троцкого»2, то сожалеют, что диссиденты «очень далеки от того, чего добивалась троцкистская оппозиция в СССР»3. Троцкистская газета «Ньюс Лайн», которая в течение многих лет ведет пропагандистскую кампанию «в поддержку диссидентов», не упускает случая напомнить о том, что троцкизм - это «старейшая политическая оппозиция».

Критика социализма с позиций мелкобуржуазного утопизма. В 60 - 70-е годы в идеологических концепциях, выдвигаемых троцкизмом в целях дискредитации реального социализма, появились некоторые новые нюансы и акценты. Троцкисты принялись выступать в роли... утопистов-несоциалистов. В свое время основоположники марксизма превратили социализм из утопии в науку. Теперь же имеется немало мелкобуржуазных «идеологов», пытающихся отбросить научный социализм на позиции утопизма. Но в наши дни утопизм, отвергающий реальный социализм, не может не быть реакционным.

Красноречив сам по себе факт усилившегося внимания к разработке реакционно-утопических концепций. Троцкизм запутался в своих оценках и «прогнозах» в отношении социализма.

Так, он оказался вынужденным пересмотреть пророчества неизбежной реставрации капитализма в социалистических странах. Еще в 1957 г. на V конгрессе «IV интернационала» высказывались «опасения реставрации капитализма в СССР». 11 лет спустя, в 1968 г., секретариат той же троцкистской группировки заявил: «Советскому обществу больше не угрожает опасность реставрации капитализма»4. Американские троцкисты тоже считают, что «нет никаких оснований для предположения, что капитализм реставрирован или что может быть успешной угроза реставрации»5.

1 «International Socialist Review», 1975, N 1, p. 40.

2 «Workers Press», 2. II. 1974.

3 «Fourth International», 1973, N 3, p. 162.

4 «Quatrieme Internationale», Avrit 1968, N 33, p. 58.

5 «International Socialist Review», 1972, N 11, p. 22.

170


Не вспоминают теперь троцкисты и о своих заявлениях относительно неизбежности экономического отставания социалистических стран. Они вынуждены признавать их огромные экономические успехи, писать о том, что «превосходство рабочих государств над капитализмом становится все более и более очевидным»1. Такого рода высказывания уже не считаются современным троцкизмом «крамольными».

Однако троцкисты единодушно отказываются объяснять эти успехи преимуществами социалистической системы. Выискиваются новые способы оболгать, оклеветать социализм: если раньше акцент делался на его мнимой нежизнеспособности, то теперь уверяют, что его облик должен быть иным.

Троцкизм пытается взять на себя функции идеологического представительства тех мелкобуржуазных слоев, которые выступают «за признание марксизма, но только до стадии социализма». Эти слои откровенно не заявляют, что они против социализма вообще. Они бывают всегда против того социализма, который имеется в реальной действительности. К ним-то и апеллирует троцкизм, уверяя, что «научный социализм еще не сказал своего слова»2.

Троцкисты очень часто прибегают к следующему приему для дискредитации реального социализма. Они выхватывают из произведений классиков марксизма высказывания о том, что должно быть при коммунизме, и затем делают вывод: «Раз всего этого нет, то, значит, нет и социализма». Вот один из примеров подтасовки понятий. В марте 1977 г. английская троцкистская газета «Ньюс Лайн» писала: «Социализм - это бесклассовое общество. Оно бесклассовое, так как отменяется частная собственность на средства производства, а народ планирует использование этих средств

1 «Red Flag», 4. II. 1977.

2 Обращая внимание на методологическую несостоятельность подобного подхода, советские философы Ю. Волков и Ф. Гельбух вполне обоснованно подчеркивают: «Научных теорий социализма, то есть опирающихся не на добрые пожелания, а на адекватное отражение объективных законов общественного развития, не может быть несколько; такая теория может быть лишь одна. Это обусловлено тем, что законы развития общества, как и законы природы, носят всеобщий, универсальный характер - в том смысле, что эти законы едины для всех стран» (см. «Рабочий класс и современный мир», 1977, № 3, стр. 51).

171


производства в соответствии с человеческими потребностями»1.

Здесь все смешано в одну кучу. Да, социализм отменяет частную собственность на средства производства, планирует использование их в соответствии с потребностями всего общества. Однако он еще не устраняет различия между рабочим классом и крестьянством. Следовательно, социализм - это безэксплуататорское, но не бесклассовое общество.

Вторя Троцкому, его преемники заявляют, что не может быть социализма, если есть государство, сохранились товарно-денежные отношения. «Торговля существует потому, - утверждает X. Посадас, - что нужно покупать. Но сама по себе торговля становится менее и менее необходимой... Торговая экономика была неизбежной в течение первых пяти лет после русской революции... Нельзя было избежать вначале рыночной экономики, поскольку не было еще минимума товаров для удовлетворения нужд населения». Из всех этих рассуждений следует вывод: разве можно считать социалистической страну, которая спустя много десятилетий после революции все еще имеет торговлю, сохраняет денежные отношения?2 «При социализме нет необходимости в торговле, поскольку торговля является результатом материализации продукции и приобретения прибыли при продаже. При социализме для этого нет места, так как производство подчинено не интересам накопления, получения прибылей, а интересам необходимости»3, - заявляют латиноамериканские троцкисты.

Троцкисты отвергают торговлю только потому, что она была при капитализме. Разве все унаследованное от предшествующих обществ находится в противоречии с потребностями развития социалистического общества? Уместно привести в связи с этим аргументацию советского философа Г. Е. Глезермана. «Наряду с такими явлениями, которые социализм преодолевает, есть и такие, которые он преобразует, использует и ставит себе на службу. К их числу относится, например, механизм товарно-денежных отношений, который в полной мере используется социализмом в интересах

1 «The News Line», 12. III. 1977.

2 «Red Flag», 17.II.197l; 25. V. 1971.

3 «Voz Proletaria», 20. IX. 1972.

172


развития производительных сил. Этот механизм наследуется социализмом от предшествующих формаций, но он не является чем-то чуждым социализму и тем более несовместимым с ним. Наоборот, он становится необходимым элементом социалистических отношений. Необходимость товарно-денежных отношений при социализме вытекает из реально достигнутой степени развития самой общественной социалистической собственности, которая предполагает известную хозяйственную самостоятельность государственных предприятий и кооперативных хозяйств, связанных между собой товарным обменом. Поэтому товарная форма обмена и связанные с ней денежные отношения являются важнейшими экономическими рычагами развития социалистической экономики»1. При социализме товарно-денежные отношения складываются не стихийно, как это имеет место при капитализме, а в соответствии с объективными экономическими законами социализма, регулируются планом. Товарно-денежные отношения развиваются с учетом интересов как общества в целом, так и отдельных его членов.

Как известно, после Октябрьской революции было немало горячих голов, в том числе и среди коммунистов, требовавших немедленной отмены денег, ликвидации хозяйственного расчета и введения прямого товарообмена. В. И. Ленин решительно выступал против подобных левацких загибов. Он указывал, что нельзя «непосредственными велениями пролетарского государства наладить государственное производство и государственное распределение продуктов по-коммунистически...»2. Лишь при коммунизме исчезнут товарно-денежные отношения и распределение по труду.

Насколько далеко заходят троцкисты в анархистском отрицании государства, видно из того, что. они выступают даже против контроля за безопасностью движения на автодорогах. Вот высказывание Посадаса: «Нужна ли полиция по регулированию движения? В буржуазном обществе она нужна, поскольку там каждый передвигается, как ему вздумается... В рабочем государстве для существования контроля за движением нет никакой необходимости». Не нужна она,

1 Г. Е. Глезерман. Исторический материализм и развитие социалистического общества. Изд. 2-е, доп. М., 1973, стр. 16.

2 В. И. Ленин Полн. собр. соч., т. 44, стр. 151.

173


уверяет он даже, и для поддержания общественного порядка. Сами жители могут арестовать любого нарушителя и отвести его в местные органы власти1.

Трудно сказать, чего больше в этих рассуждениях: невежества или наивности. Но они понадобились для того, чтобы сказать: раз «у них» есть такая организация, следовательно, нет социализма.

«Управление без полиции и без бюрократии» - лозунг троцкистской группировки «за реконструкцию IV интернационала»2. А так называемая «марксистско-революционная тенденция IV интернационала» в январе 1977 г. заявила, что она против «передачи власти пролетариата и трудящихся различным институтам [государству, партиям, профсоюзам], которые неизбежно ставят затем себя над ними»3.

И вновь анархиствующий троцкизм направлен в первую очередь против тезиса о руководящей роли коммунистической партии в социалистическом государстве. Примыкающая к парижскому «объединенному секретариату» группа французских троцкистов «лига коммунистов» в провозглашенном еще в 1972 г. «манифесте» уверяет, что после революции партия пролетариата «не должна иметь какой-либо власти в качестве классовой партии». Эта партия может находиться в политической изоляции и оппозиции, ее задача «не управлять, а воспитывать», она «может пропагандировать свои идеи», но «не может иметь целью руководить рабочим классом, который только что освободился»4.

Троцкисты не просто против авангардной роли коммунистической партии в социалистическом государстве, а отвергают всю его социальную и политическую систему. «Коммунистическая партия, - отмечалось на международном Совещании коммунистических и рабочих партий 1969 г., - выступает как авангард всего социалистического общества... Практика показала, что социалистические преобразования, строительство

1 I. Posadas. Historischer Uberblick von 50 Jahren des Beste-hens der Sowjetunion, S. 12.

2 «La Verite», 1971, N 552, p. 44.

3 «Sous Ie Drapeau du Socialisme», Janvier 1977, p. 34.

4 «Се que veut la Ligue Communiste. Manifesto du Comite Central des 29 et 30 janvier». Paris, 1972.

174


нового общества представляют собой сложный и длительный процесс и что в первую очередь от коммунистических и рабочих партий, стоящих у руководства, от их способности по-марксистско-ленински решать проблемы социалистического развития зависит использование огромных возможностей, открываемых новым строем»1.

Именно поэтому советский народ единодушно поддержал положения статьи 6 новой Конституции СССР, провозгласившей, что руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза. Вооруженная марксистско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придает планомерный, научно обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма2.

Одним из главных объектов троцкистских атак является провозглашенный КПСС курс на подъем материального и культурного уровня жизни народа. Троцкисты объявляют его «нереволюционным», рассчитанным на создание «потребительского общества буржуазного образца». «Идеалом» современного троцкизма является так называемый уравнительный социализм. Убогий смысл этого «социализма» всегда состоял в восхвалении всеобщего нивелирования, «распределения бедности».

Насколько запутались троцкистские «теоретики» в своих рассуждениях об «уравнительном социализме», видно из того, как изображает «всеобщее равноправие» Посадас: «Никто не должен иметь автомашину. Никому не должен принадлежать дом. Все надо делить: белье, обувь»3. И это анархистское требование «общего распределения всего и вся» Посадас пытается представить как «новое слово в марксизме».

1 «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5 - 17 июня 1969 г.», стр. 302 - 303.

2 См. «Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик», М., 1978, стр. 7.

3 «Arbeiterstimme», 11.IV.1970.

175


Троцкисты выступают с призывом к «ликвидации всех различий в заработной плате», «отмене всех рангов»1. В самой заработной плате они видят «буржуазную форму» оплаты труда2 и считают, что провозглашенный принцип «от каждого - по способностям, каждому - по труду» не является социалистическим.

Троцкисты заявляют: «При социализме... всякое неравенство устранено, включая распределение, поскольку должен быть введен принцип «каждому - по потребностям»3. В высказывании обращают на себя внимание, во-первых, отсутствие слов «от каждого - по способностям». Это еще раз подчеркивает стремление троцкистов апеллировать к той части мелкой буржуазии, которая утопически считает, будто в безэксплуататорском обществе не надо трудиться, ибо главным станет распределение «всего, что захочешь».

Во-вторых, основной принцип социализма «от каждого - по способностям, каждому - по труду» подменяется «потребительской» формулой. Таким путем троцкисты пытаются убедить, будто на смену капитализму сразу же должен прийти коммунизм, несмотря на то что и теоретически и практически доказано:

коммунистическая общественно-экономическая формация состоит из двух фаз развития, первой является социализм. От капитализма возможен переход только к социализму, а он в своем развитии подводит общество к коммунизму. Социалистическая фаза коммунистической общественно-экономической формации может быть более или менее продолжительной - в зависимости от уровня производительных сил, глубины проведенных общественных преобразований, включая воспитание нового человека.

В-третьих, надуманными являются заявления троцкистов относительно буржуазного характера принципа «от каждого - по способностям, каждому - по труду». Только социализм может обеспечить каждому возможность для развития его способностей, право трудиться. Труд, а не частная собственность на средства производства служит источником материального благополучия. Принцип «от каждого - по спо-

1 «Red Flag», 10 IV. 1971; 25 IV 1971.,

2 «Lutte ouvriere», 15. IV. 1971.

3 Ibidem.

176


собностям, каждому - по труду» - один из важнейших рычагов экономического развития общества. Одновременно он вырабатывает совершенно иное, чем при капитализме, отношение к труду. Наряду с обеспечением изобилия предметов потребления сознательное отношение к труду является важной предпосылкой перехода к коммунистической форме распределения

Ф. Энгельс отмечал в связи с этим: «...распределение, поскольку оно управляется чисто экономическими соображениями, будет регулироваться интересами производства, развитие же производства больше всего стимулируется таким способом распределения, который позволяет всем членам общества как можно более всесторонне развивать, поддерживать и проявлять свои способности»1.

Троцкисты и выступающие в союзе с ними различные «левые» экстремисты рассуждают так: коль скоро при социализме сохраняется заработная плата и есть принцип распределения по труду, то продолжает сохраняться и система наемного труда. Они не желают считаться с тем, что сам принцип распределения по труду воплотил в себе новые, социалистические отношения, при которых нет эксплуатации человека человеком, а все работоспособные люди должны трудиться.

Именно последовательное претворение в жизнь принципа распределения по труду создает, как показывает опыт, условия для того, чтобы «вслед за осуществлением равенства всех членов общества по отношению к владению средствами производства, т. е. равенства труда, равенства заработной платы... идти дальше, от формального равенства к фактическому, т. е. к осуществлению правила: «каждый по способностям, каждому по потребностям»»2. В Программе нашей партии подчеркивается, что переход к коммунистическому распределению завершится после того, как принцип распределения по труду исчерпает себя до дна, т. е. когда наступит изобилие материальных и культурных благ и труд превратится для всех членов общества в первую потребность.

1 К Маркс и Ф. Энгельс Соч., т. 20, стр. 206.

2 В И Ленин Полн. собр. соч., т. 33, стр. 99.

177


Что касается сохраняющихся при социализме различий в заработной плате в зависимости от квалификации работников, то они утратили ту социальную окраску, которую имеют при капитализме с его эксплуатацией человека человеком. К тому же они планомерно и последовательно устраняются путем ликвидации различия между умственным и физическим трудом, систематического повышения государством заработной платы работникам более низкой квалификации, выделения государственных пособий, широкого социального страхования, увеличения общественных фондов потребления. В докладе на совместном торжественном заседании ЦК КПСС, Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР 2 ноября 1977 г. Л. И. Брежнев подчеркивал: «Добросовестный труд, высокая гражданственность, идейно-нравственные качества - вот чем определяются положение и престиж человека в нашей стране. В этом - неиссякаемый источник творческой инициативы, духовного роста личности. В этом - самое убедительное проявление социальной справедливости и социального равенства»1.

Псевдотеоретические рассуждения потребовались троцкистам для того, чтобы оклеветать великие социальные достижения Советского Союза, других стран социалистического содружества.

Как известно, в 70-е годы в капиталистических странах появилось много буржуазных, правооппортунистических, левацких и иных «опровергателей» реального социализма. Спешат занять место в их ряду и троцкисты со своими реакционно-утопическими концепциями. Как это было неоднократно в истории, реакционный мелкобуржуазный утопизм вступил в острый конфликт с марксистско-ленинской теорией и практикой, с научным социализмом.

1 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 6, стр. 581.


Глава IX

ВРАЖДЕБНОСТЬ ТРОЦКИЗМА АНТИМОНОПОЛИСТИЧЕСКОМУ, АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОМУ ДВИЖЕНИЮ

70-е годы вошли в историю международного рабочего движения как десятилетие дальнейшего обострения классовых противоречий в капиталистических странах. Все новые слои трудящихся втягиваются в забастовочную борьбу. Ее участники все чаще переходят от выдвижения экономических требований к политическим. Возросли сила и авторитет рабочего класса, его роль как авангарда в борьбе за общенациональные интересы. Сплачивая вокруг себя широкие слои трудящихся, он выдвигает в ряде стран требования участия в политическом руководстве. Все это порождает глубокие качественные сдвиги в соотношении политических сил, создает новую ситуацию в антиимпериалистическом движении как в отдельных капиталистических странах, так и на международной арене.

Коммунистические партии, стремящиеся к восходящему развитию антимонополистического, антиимпериалистического движения, много внимания уделяют теоретической и практической разработке вопросов, связанных с подведением масс к пониманию необходимости глубоких общественных преобразований, революционной ликвидации капиталистического строя.

Первостепенное значение имеет повышение организованности и сознательности масс. Создание более или менее постоянного революционного большинства, активного и в период относительно «спокойного» развития политической борьбы, и в обстановке острых классовых схваток, и в условиях, когда коммунистические партии находятся в оппозиции и когда они близки к участию в правительствах или даже участ-

179


вуют в них, - задача огромной политической важности

Процесс формирования политической армии антимонополистической борьбы не прямолинеен, на его пути немало трудностей, имеющих как объективное содержание, так и субъективный характер. Здесь возможны свои приливы и отливы, наступательный порыв может сменяться спадом активности.

Формированию этого большинства в решающей мере способствует последовательная борьба пролетариата, отстаивающего интересы не только собственные, но и всех трудящихся. От боеспособности рабочего класса, от единства его рядов, умения сплотить союзников зависят широта и прочность антимонополистических объединений

В нынешней политической обстановке коммунисты придают все большее значение проблеме переходных мер в процессе революционного движения к социализму В свое время К Маркс говорил о «переходном состоянии общества», которое обусловливается тем, что, «с одной стороны, нынешняя экономическая основа общества еще не преобразована, а с другой стороны, рабочие массы накопили достаточно сил, чтобы заставить принять переходные мероприятия, рассчитанные на то, чтобы осуществить в конечном счете радикальное переустройство общества»1.

Коммунистические партии исходят из того, что широкий антимонополистический союз может быть создан лишь на основе выдвижения переходных требований, которые объединяют большинство противостоящих империализму сил. Если же стремиться к сплочению только на базе конечных целей, на чисто социалистической платформе, то это может привести к сектантству, к исключению из революционного движения тех сил, которые по своему положению не способны сразу бороться за социализм, а идут к нему долгим и трудным путем, преодолевая сомнения и колебания в процессе обучения практикой.

Переходные требования учитывают специфические интересы как каждого класса и социального слоя, так и антимонополистического движения в целом. Они выдвигаются с таким расчетом, чтобы вовлечь в полити-

1 К. Маркс и Ф Энгельс Соч., т 16, стр. 384 - 385.

180


ческую борьбу и тех, кто выступает против произвола монополий, но еще не осознает необходимости ликвидации капитализма как системы.

Борьба против монополий, отмечает Гэс Холл, развертывается по конкретным проблемам: экономическим, политическим, антивоенным, за гражданские права, за демократию1. В нее втягиваются все более широкие слои населения, добивающиеся устранения или хотя бы ограничения всевластия монополий.

Ориентируя трудящиеся массы на борьбу против монополий и пока не выдвигая задач перехода общества к социализму, коммунистические партии не «хитрят» и не «обманывают нации», как утверждают их идеологические противники. Массы сами на собственном опыте должны убедиться в необходимости не только коренных общественных преобразований в рамках капиталистической системы, но и в замене этой системы безэксплуататорской, социалистической. Коммунистические партии никогда не скрывали того, что борются за социализм и видят в его утверждении свою высшую цель.

Трудящиеся массы относятся с большим доверием к коммунистам, видя их искренность, честность, благородство поставленных целей. Именно поэтому коммунисты получили до 27% голосов избирателей во Франции, до 33% в Италии, около 41% на Кипре2. Растет политическое влияние коммунистических партий и в других капиталистических странах.

Успехи антимонополистических сил побуждают империалистическую реакцию принимать меры - экономические, политические, идеологические, общественно-психологические - для самосохранения. Она стремится не допустить упрочения антимонополистического движения, расколоть его, подорвать политическое влияние компартий.

И здесь троцкисты, как во многом другом, идут рука об руку с самыми реакционными силами. У них разные интересы, но цели едины.

1 См. Гэс Холл. Революционное рабочее движение и современный империализм М, 1974, стр. 351.

2 См «Вестник Московского университета. Теория научного коммунизма», 1977, № 2, стр. 20.

181


С псевдолевых и правых позиций - под флагом одной и той же «теории». Специфика троцкизма как одного из многочисленных врагов революционного рабочего движения состоит в том, что он действует как с псевдолевых, так и с правых позиций. У всех троцкистов одно и то же идеологическое оружие - пресловутая «теория перманентной революции» Троцкого. Большинство троцкистов жонглируют ультралевыми установками этой «теории». Но есть и такие, которым больше импонируют откровенно правооппортунистические аспекты. Третьи ищут серединных позиций; в троцкистском стане их называют «центристами».

В «левом» крыле троцкизма тон задают сторонники X. Посадаса, которые есть в странах Западной Европы и Латинской Америки. Эти троцкисты особенно активны там, где их окружение подвержено настроениям мелкобуржуазного революционаризма. Для проведения подобных акций таковым троцкистам нужно, чтобы рядом были политически неопытные люди, которые признают лишь одни «прямые действия» и путают нарушение общественного порядка с борьбой против капиталистического строя, отождествляют физическое насилие с классовым, ратуют за «разгул инстинктов». Их кредо - «стратегия постоянных конфликтов», «постоянное тормошение масс». Добиться же «пробуждения масс», считают они, можно путем так называемой шоковой терапии, преднамеренных провокаций.

Ради привлечения симпатий анархиствующих элементов эти троцкисты всячески оправдывают их поступки и даже готовы именовать себя «ультралевыми». Посадас заявил: «Ультралевизна - это не левачество. Это и не путчизм. Ультралевизна, левачество и путчизм отображают действия не идентичного порядка. У них есть сходные черты, но ультралевизна является организующим началом в деятельности по свержению капиталистической системы... У ультралевизны имеется конечно же программа, есть у нее и политика»1.

Вряд ли есть необходимость останавливаться на несостоятельности лингвистических «поисков» Поса-

1 «Lucha obrera», 1 III 1973.

182


даса. На всех языках понятие «ультралевизна» (как «левачество» и «путчизм») приобрело определенный отрицательный смысл. Важно отметить другое. Посадас дает понять, что он и его приверженцы не только не принадлежат к тем, кто осуждает ультралевачество, но и явно «восхищаются» им, причисляют и себя к нему.

Посадас не скрывает надежд, что такой прием поможет вовлечь в троцкистские организации представителей различных левацких групп. Он писал в газете бельгийских троцкистов «Лют увриер»: «Левацкие группы постоянно теряют часть своих членов и в то же время пополняют свой состав новыми людьми»1. Посадасу вторит другой лидер современного троцкизма, А. Кривин: «Студент может менять партию, как рубашку, без серьезных последствий для своей учебы, для своей деятельности». Троцкистам очень захотелось, чтобы кое-кто сменил анархистскую или маоистскую «рубашку» на троцкистскую.

Нетерпение возводится в разряд теории, восхваляется «баррикадная тактика», проповедуется «прыжок к социализму». В ряде стран, в частности в ФРГ, появились «левые» троцкисты.

Сторонниками Пабло берется, например, на вооружение лозунг «Говорить языком революционного насилия в ответ на полицейское насилие»2. Ряд троцкистских групп выражает согласие с левацкой ориентацией «через стычки с полицией - к революции» Вот как характеризуют австралийские марксисты действия местных троцкистов: «Создавая ситуацию конфронтации [не важно, по какому поводу], можно заставить власти прибегнуть к силе и проявить свою подлинную сущность. Таков, полагают они, путь к тому, чтобы открыть глаза людям. И так можно прийти к революции в Австралии»3.

Среди такого рода троцкистов популярен «девиз», сформулированный в книге Троцкого «В защиту терроризма»: «Никакая команда, не знающая дела, не может заменить одного специалиста. Куча пациентов

1 «Lutte ouvriere», 10 IX 1976

2 «Sous Ie Drapeau du Socialisme», 1970, N 51, p 18.

3 «Australian Marxist Review», 1972, N 35, p. 11.

183


не может заменить одного врача»1. Под «не знающей дела «командой»» подразумеваются широкие массы, а «специалисты», «врачи» - горстка «леваков»

Одним из излюбленных пропагандистских трюков «левых» троцкистов являются утверждения, будто коммунистические партии пропагандируют лишь мирный путь революции и не учитывают необходимость вооруженных методов борьбы.

Между тем марксисты говорят о мирном развитии революции как о возможности создания на стороне рабочего класса и его союзников решающего превосходства сил, способного помешать монополистической буржуазии прибегнуть к вооруженному насилию. Коммунисты убеждены в том, что при ориентации на мирный путь развития революции необходимо иметь в виду возможность вооруженной борьбы, к которой может обратиться реакция.

Несостоятельны и попытки приписать коммунистам какие-то надежды на то, что буржуазия якобы «любезно и без борьбы отдаст власть народу». В любом случае - при мирном и немирном пути революции - потребуется мера принуждения, чтобы подавить ее сопротивление. Но, в противоположность различным «левакам», коммунисты далеки от мысли о пассивном выжидании «дня икс».

Наряду с «левыми» троцкистами есть и такие, которые все больше тяготеют к правому социал-реформизму. Их немного, но у них имеются свои «идеологи», своя сложившаяся в 60 - 70-е годы практика подрывной деятельности в революционном движении.

Роль лидера в реформистском лагере троцкистов принадлежит Э. Манделю. Он нередко выступает под личиной «левого» социалиста и в этом качестве принимает участие в различных международных мероприятиях, проводимых социалистами разных стран2.

1 Цит. по «International Socialism», 1960, N 1, р. 23. Опираясь на это высказывание Троцкого, его нынешние последователи выступают и с позиций оправдания анархистского террора. Орган французской «лиги коммунистов» «Руж» откликнулся на террористические акты статьей, в которой призвал к их «безоговорочной поддержке» («La Vente», 1973, N 559, р. 124)

2 Мандель неоднократно присутствовал на организованных «левыми» социалистами ФРГ конференциях, где представлял себя в качестве члена правления бельгийских «левых» социалистов.

184


Вряд ли верно оценивать выступления Э. Манделя с точки зрения одного лишь осуществления им и его сторонниками тактики «энтризма» в рядах социалистов Судя по многочисленным книгам, брошюрам и статьям, опубликованным Манделем в 60 - 70-е годы, по «программным» документам ряда троцкистских организаций, в которых нашли отражение концепции Манделя, они выходят за рамки обычного «энтризма».

Мандель рекламирует свои взгляды как «идущие в ногу со временем» и дающие ответ на самые актуальные проблемы современности.

В действительности взгляды Манделя основываются на капитулянтских оценках империализма, с которыми выступил в свое время Троцкий. Это прежде всего пресловутая теория «ультраимпериализма» с ее преувеличением возможностей капиталистической системы и пораженческими прогнозами в отношении революционной борьбы.

Он назойливо проводит одну и ту же мысль: «Капитализм вступил в третью стадию своего развития, которая так же отличается от монополистического капитализма, или империализма, описанного Лениным, Гильфердингом и другими, как монополистический капитализм отличался от классического капитализма XIX века»1. В книге «Поздний капитализм» Мандель пишет об «общем провале - как марксистов, так и не марксистов - объяснить поздний капитализм»2.

В таком же плане высказался в 1977 г. лидер английских троцкистов Т. Клифф «Для марксистов развитых капиталистических стран ленинская оценка империализма не может быть авторитетной»3.

Каков же политический смысл «новаторских» оценок Манделем современного империализма и что именно вкладывается в употребляемые им часто понятия «неокапитализм» и «поздний капитализм»?

Исходными позициями Манделя являются буржуазные и социал-реформистские экономико-политиче-

1 «The Newsletter», 25 II 1969/ Это высказывание Э. Манделя критикующая его троцкистская газета сопровождает следующим ехидным замечанием «Вот так и понимайте - был когда-то Маркс, потом был Ленин, а теперь, извольте, появился Мандель» (Ibidem)

2 Е. Mandel. Late Capitalism London, 1975, p. 523.

3 «Workers Vanguard», 16 IX 1977.

185


ские концепции. Из этого источника позаимствовав не только термины «неокапитализм» и «поздний капитализм». Манделем активно используются и выдаются за «неомарксистские» различного рода апологетические идеи о «новых возможностях» капитализма. Он уверяет, в частности, что «неокапитализм» проявил способность избегать кризисов, регулировать по-своему усмотрению производственные отношения как в рамках отдельных предприятий, так и в масштабах страны. Мандель заявляет, что это проявляется в переходе крупных монополий к программированию, к планированию инвестиций1. При этом он обвиняет коммунистические партии в том, что они не желают анализировать происходящие в современном империализме процессы.

Между тем коммунисты давно уже обратили внимание на многие новейшие явления в современном капитализме. На состоявшихся в 60-х годах съездам коммунистических партий, на международном Совещании в Москве (1969 г.) анализировались те новые возможности, которые использует современный империализм из факта все большего сращивания монополий с государственным аппаратом. В поле зрения коммунистов находятся программирование и прогнозирование производства и другие меры, направленные на известное ограничение рыночной стихии в интересах крупнейших монополий.

Выводы коммунистов принципиально отличаются от выводов буржуазных идеологов и разного рода оппортунистов и ревизионистов, у которых государственно-монополистический капитал наделяется способностью регулировать производство и потребление таким образом, что уходят якобы в прошлое многие из черт капитализма. Акцентируя внимание на отдельных мероприятиях империализма в интересах самосохранения, эти идеологи «не замечают» извечных, неизлечимых пороков капитализма, отрицают его историческую обреченность.

На международном Совещании коммунистических и рабочих партий 1969 г. Л. И. Брежнев говорил: «Нет сомнения, что империализм и впредь будет стремиться найти новые возможности, чтобы продлить свое cу-

1 Е. Mandel. Marxistische Wirtschaftstheorie. Frankfurt am. Main, 1968, S. 558.

186


ществование. Все это мы не можем не учитывать в своей политике.

Однако, говоря об этих сторонах современного империализма, не преуменьшая силу и возможности противника, мы вместе с тем считаем, что их не следует и преувеличивать. Именно в наше время все острее проступают глубокие, поистине непреодолимые внутренние противоречия, подтачивающие капитализм, и прежде всего - противоречие между трудом и капиталом. Под напором сил социализма и демократии продолжается ослабление его мировых позиций. Сегодня полнее, чем когда-либо, он раскрывает себя как строй социального и национального неравенства, гнета и насилия... Все более очевидной для народов становится противоестественность положения, при котором производственные комплексы, обслуживающие подчас не одну страну, остаются частной собственностью кучки миллионеров и миллиардеров»1.

Основной методологический порок концепций Э. Манделя, как и его идеологических единомышленников из среды буржуазных социологов, состоит в том, что отмечавшийся в капиталистических странах в 60 - начале 70-х годов подъем промышленного производства выдавался ими за сущностные черты послевоенного капитализма, за показатель решенности стоящих перед буржуазным обществом экономических и социальных проблем. Конъюнктурные стороны развития капитализма изображались в виде новых его закономерностей2.

Пользуясь таким приемом, Мандель и его сторонники заявили, что Ленин заблуждался, обращая внимание на загнивание капитализма и якобы не считаясь с возможностью его оживления. Между тем у Ленина есть на этот счет совершенно ясные указания. «Было бы ошибкой думать, - отмечал В. И. Ленин, - что эта тенденция к загниванию исключает быстрый рост капитализма; нет, отдельные отрасли

1 «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий Документы и материалы. Москва, 5 - 17 июня 1969 г.», стр. 45.

2 За это Мандель подвергается критике и в троцкистской прессе, которая отмечает: «Мандель в действительности перенял все экономические и социологические буржуазные измышления о «экономическом росте», о «технологическом обновлении» и о «третьей промышленной революции» («The Newsletter», 28. II. 1969).

187


промышленности, отдельные слои буржуазии, отдельные страны проявляют в эпоху империализма с большей или меньшей силой то одну, то другую из этих тенденций»1.

Несмотря на стремление капитализма идти в ногу со временем, применяя различные методы регулирования экономики, остались неустраненными его противоречия, межимпериалистическое соперничество. «Теперь все видят: опровергнут один из главных мифов, созданных реформистами и буржуазными идеологами, - миф о том, будто капитализм наших дней способен избавиться от кризисов»2.

Капитулянтское, антиреволюционное содержание взглядов Манделя проявляется в том, что, как отмечают сами же троцкисты, он пытается «свести борьбу к чисто экономической области». Другие троцкисты говорят о нем: «Профессор Мандель - сиделка у постели капитализма».

Мандель уверяет, что капитализм может регулировать экономические и социальные уступки трудящимся и избегать тем самым острых классовых конфликтов. Более того, он наделяет капитализм способностью уменьшать по своему усмотрению в международном масштабе остроту социальных битв. Выступая на одной из конференций в ФРГ, Мандель говорил: «Периодически предприниматели и более или менее послушные им правительства констатируют, что опережающее выдвижение требований повышения заработной платы или достигнутых уровней зарплаты в той или иной стране подрывает конкурентоспособность на международном рынке и что поэтому необходимо достигнуть «притормаживания», «санации», «соблюдения меры», «социальной паузы»»3.

По схеме Манделя и его сторонников вся классовая борьба трудящихся сводится к следующему: «выдвижение требований - удовлетворение требований», «выдвижение новых требований - их удовлетворение» и т. п. А поскольку возможности капитализма

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 422.

2 «Материалы XXV съезда КПСС». М, 1976, стр. 28.

3 «Neokapitalismus. Rostungswirtschaft. Westeuropaische Arbciterbewegung. Protokoll einer Tagung des Sozialistischen Bundes und des Sozialistischen Studentenbundes vom 6. u. 7. Noy. 1965.>. Frankfurt am Main, 1966, S. 89.

188


еще очень велики, то требования трудящихся будут удовлетворены без ущерба экономике соответствующих стран.

Манделем навязывается мысль о том, что многого можно добиться, не идя на обострение социальных конфликтов. Он уверяет: «Капиталисты не могут позволить существенного увеличения безработицы, поскольку это наверняка вызовет острую реакцию со стороны трудящихся». Английская газета «Уоркерс пресс» писала в связи с этим: «Иначе говоря, капиталисты в состоянии решать, насколько далеко они могут идти с безработицей, инфляцией, чтобы им позволили это трудящиеся массы»1. Так Мандель конструирует нечто вроде «социального равновесия», являющегося оборотной стороной буржуазных концепций о «социальном партнерстве».

Взгляды Манделя не носят чисто «академического» характера. Они приобретают политико-практическое звучание, их берут на вооружение различные троцкистские организации. Это относится в первую очередь к американской «социалистической рабочей партии», которая, как пишут троцкистские газеты, «следует логике позиции Манделя, не признаваясь, однако, в этом». СРП, по оценке многих троцкистов, «является на практике и в теории реформистской партией»2, больше всего она «хочет стать американской партией социал-демократического реформизма»3.

Смыкание американских троцкистов с социал-реформизмом зашло настолько далеко, что они принялись изображать Троцкого в качестве... борца за реформы. Журнал СРП «Интернэшнл сошиалист ревью» пытался доказать, что Троцкий «выступал за образование независимого социалистического движения, борющегося за реформы, которые размоют капиталистическую власть и через массовые действия приведут к созданию народного движения, прямо бросающего вызов капиталистическому статус-кво»4.

Так обращение к Троцкому используется для оправдания политики социал-реформизма. СРП стремится представить себя «не прибегающей к методам

1 «Workers Press», 7. XII. 1974.

2 «Workers Press». 4. XI. 1971.

3 «The Newsletter», 1972, N 14, p. 2.

4 «International Socialist Review», 1972, N 10, p. 24.

180


насилия партией». Она отказывается, например, принимать участие в демонстрациях, если на их проведение нет официального разрешения.

Конкурирующая с СРП американская троцкистская «рабочая лига» обвиняет ее в том, что «быстро теряет последние признаки какой-либо независимое от буржуазии»1. Лондонский «международный комитет IV интернационала» тоже заявляет, что СРП готова пойти на все «ради хоть чуточки респектабельности». Свой трусливый реформизм американские троцкисты пытаются прикрыть капитулянтскими и одновременно космополитическими рассуждениями о то что они «еще покажут себя, когда развернется всемирная борьба». Так, в конце августа 1978 г. на cocтоявшемся в Нью-Йорке митинге по случаю 40-летие «IV интернационала» было заявлено, что СРП исходит в своей политике из следующего тезиса: «Мы знаем, что капитализм - это интернациональная система, и она может быть ликвидирована только всемирным социалистическим движением». Пока же такое движения нет, троцкисты призывают «набраться терпения».

Такие же примерно позиции у некоторых канадских троцкистов. В ФРГ проводниками социал-реформистских идей на троцкистский манер являются opганизация так называемых «интернациональных коммунистов Германии» и примыкающая к ней молодежная группа. Есть сторонники политики СРП во Франции, Англии и Скандинавских странах.

Союзники Манделя и так называемые «центристы» выступают против предлагаемой коммунистами программы антиимпериалистической борьбы с несколько иных позиций, чем «левые» троцкисты. Эти позиции близко соприкасаются с правым оппортунизмом, который также стремится ограничить классовую борьбу рамками капитализма. В отличие от правого оппортунизма, они спекулируют на марксизме, чтобы выступать «тоже революционерами».

На практике же позиции всех троцкистов очень близки. Они едины в клевете на рабочий класс, на коммунистов, в дискредитации стратегии и тактика антиимпериалистической борьбы, в подрыве единство ее рядов.

1 «Bulletin», 27. VII. 1976.

190


Подрыв боеспособности рабочего класса и вымыслы о «новом революционном авангарде». Революционная практика XX в. наглядно демонстрирует постоянное возрастание роли международного рабочего класса в социальном прогрессе человечества. Неизменно увеличивается его удельный вес в классовой структуре общества.

И это не только в результате количественных изменений, становящихся все более заметными по мере развертывания научно-технической революции. Вновь подтверждается справедливость слов В. И. Ленина: «Сила пролетариата в любой капиталистической стране несравненно больше, чем доля пролетариата в общей сумме населения. Это - потому, что пролетариат экономически господствует над центром и нервом всей хозяйственной системы капитализма, а также потому, что пролетариат, экономически и политически, выражает действительные интересы громадного большинства трудящихся при капитализме»1.

Революционные выступления пролетариата оказывают огромное мобилизующее влияние на политическое поведение всех классов и социальных слоев капиталистического общества. Практика революционной борьбы подводит трудящихся к пониманию того, что осуществление глубоких демократических преобразований, переустройство общества на социалистических началах не стихийный, а сознательный процесс, осуществляемый под руководством рабочего класса.

Коммунисты видят важнейшую стратегическую задачу в том, чтобы рабочий класс не ограничивался действиями оборонительного характера и боролся не только против последствий государственно-монополистической политики, но и против всей системы господства монополистического капитала. Вместе с тем видный советский философ П. Н. Федосеев с полным основанием подчеркивает: «Если бы все отряды рабочего класса смогли осуществить свою руководящую роль, капитализм был бы повержен уже в большинстве стран мира. И если буржуазия еще властвует во многих странах, то это говорит о том, что рабочий класс в этих странах не завоевал еще принадлежащую ему по законам истории руководящую роль, не объ-

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 23.

191


единил всех противников капитала и сам еще в той или иной части находится под влиянием буржуазной и реформистской идеологии»1.

К тому же о себе дает знать такая «закономерность»: чем больше побед одерживает международный пролетариат, тем хитроумнее становится система политического и идейного обмана, применяемая монополистической буржуазией. Никогда еще не расходовалось столько сил и средств, чтобы примирить пролетариат со своим классовым врагом, заставить отказаться от борьбы. Рабочих пытаются убедить, что при капитализме им «живется лучше», чем при другом социальном строе. Если раньше господствующая буржуазия пыталась «выбить» из пролетариата классовое сознание пулями и нагайками, то теперь проповедует классовый мир, социальную гармонию, социальное партнерство и т. п. Она призывает пролетариат «во имя собственных интересов» перестать быть «возмутителем спокойствия». Многие буржуазные идеологи и пропагандисты стремятся выдать желаемое за действительное, когда утверждают, что пролетариат перестал быть революционным классом, «растворился» в постоянно растущей армии лиц наемного труда. В том же направлении действуют правые и «левые» оппортунисты. Их роднит отрицание революционизирующей роли рабочего класса. С разных идейных позиций они идут, по существу, к одной цели - притуплению классового сознания пролетариата, снижению его революционного потенциала, разобщению его рядов.

С конца 50-х годов тезис о «пассивности» пролетариата капиталистических стран, о «застое рабочей революционного движения» неизменно звучит на конгрессах и конференциях троцкистских группировок и их «секций». В 1969 г. на «конгрессе» парижского «объединенного секретариата» было заявлено о «деморализации рабочего класса». Американские же троцкисты утверждают, что он, «кажется, спит». Посадас на «конгрессе» своей группировки провозгласил: «Пролетариат не в состоянии проявить себя». Сторонники Пабло заявили, что рабочий класс развитых капиталистических стран придет в движение

1 «Коммунист», 1971, № 15, стр. 78.

192


только под воздействием крестьянских выступлений в Азии, Африке и Латинской Америке.

«Левые» троцкисты так обосновывали свои измышления: поскольку в развитых капиталистических странах не происходит революций, нет вооруженной борьбы и гражданских войн, следовательно, пролетариат изнежен, уходит от исторической ответственности. Троцкисты же социал-реформистского толка заявили, что рабочее движение пребывает в застое. Они мотивируют свой вывод очень просто: еще в 1918 - 1919 гг. рабочий класс завоевал 8-часовой рабочий день; с тех пор нового сокращения не удалось добиться; мы имеем дело с «проявлением стагнации»1.

Троцкисты стараются не замечать крупных экономических, политических и социальных завоеваний международного рабочего класса за последние 60 лет. Они голословно отрицают тот факт, что пролетариат все шире вовлекается в активные выступления против монополистического капитала, а социальные битвы все чаще приобретают большой политический накал. Вместе с тем они гипертрофируют объективно существующие негативные явления: бытующие среди части рабочего класса настроения политического безразличия (Э. Мандель пишет в связи с этим об «опасности процесса всеобщей деидеологизации»), подверженность влиянию буржуазной пропаганды, отсутствие понимания необходимости коренных общественных преобразований, перехода к социализму.

В. И. Ленин отмечал как вполне понятное и закономерное явление выступления значительных слоев пролетариата без осознания ими конечных целей борьбы. Он писал: «Во всех странах найдутся рабочие, которые ведут борьбу за улучшение своего положения, ничего не зная о социализме или даже враждебно относясь к нему»2. Более того, В. И. Ленин считал неизбежным реакционность взглядов и поведения определенной части пролетариата: «Никогда не бывало и никогда не может быть такой классовой борьбы, когда бы часть передового класса не оставалась на стороне реакции»3.

1 «Neokapitalismus, Rflstungswirtschaft, Westeuropaische Arbeiterbewegung», S. 85.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 4, стр. 262 - 263.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 189.

193


Совместно с другими «леваками» троцкисты выступили в поддержку политики студенческого авангардизма, получившую довольно широкое распространение в некоторых секторах молодежного движения. Сторонники такой политики считают, что студенчество в состоянии не только само добиться решения волнующих его проблем, но и повести за собой рабочий класс и остальные социальные слои капиталистического общества. Эта концепция обрекает студенчество на сепаратизм и провинциализм, отрывает его от естественных союзников, поощряет авантюризм и веру в чудодейственные «прямые акции», способные «зажечь массы». Как правило, оборотной стороной этого являются политическая анархия, пораженчество, клеветнические выпады против рабочего класса и трудящихся масс, «не поддающихся воздействию». К тому же студенческие выступления приобретают характер какой-то асоциальной революции, революции без классового руководства и классовой цели.

Сознательно предается забвению опыт классовой борьбы, который учит, что «студенческие мятежи» и «молодежные бунты» представляли реальную опасность для капитализма лишь тогда, когда были органической частью классовых боев, возглавляемых пролетариатом и его революционным авангардом. Молодежь всегда играла видную роль в революционной борьбе. Но революция - это борьба классов, и определяющим является не возраст ее участников, а их классовая позиция, способность сплотиться вокруг самой революционной силы современности - рабочего класса.

Поощряя авангардистские настроения, троцкисты готовы наделить студенчество ролью лидера революционной борьбы во всемирном масштабе. Лондонский «международный комитет» заявил: «Молодежь может возглавить борьбу за социализм, и не только в Англии, но и во всем мире». А парижский «объединенный секретариат IV интернационала», обращаясь к студенчеству, говорит: «Вы и есть рабочие». Как отмечала 4 марта 1973 г. газета японских коммунистов «Акахата», троцкисты проповедуют в университетах, что «студенты приходят на смену рабочему классу».

Восхваляя леворадикальную молодежь в качестве «нового авангарда», троцкисты видят себя в качестве

194


его руководителя. Одна из организаций французских троцкистов - «коммунистическая лига» - так и формулировала в своей программе действий: «Сегодня... главная задача состоит в том, чтобы стать гегемоном в новом революционном авангарде».

В последнее время в троцкистских рядах велись оживленные споры: не слишком ли далеко зашло восхваление «молодежного революционного авангарда» и не означает ли это отказа от ряда положений «классического троцкизма». Вспоминали в этой связи слова Троцкого: «Было бы совершенно неправильно выводить отсюда теорию авангардизма, т. е. предопределенной прогрессивной миссии организаций молодежи в противоположность политическим партиям рабочего класса».

Однако споры не привели к существенному изменению позиции троцкистов. Многие из них по-прежнему заявляют об авангардной роли молодежи в современной революционной борьбе.

Все больше троцкистов ратует теперь за то, чтобы перенести центр тяжести пропагандистской деятельности «IV интернационала» в ряды не студенческой, а рабочей молодежи. Они надеются воспользоваться ее политической неопытностью, а также тем, что растущее недовольство своим тяжелым экономическим положением (низкая заработная плата из-за отсутствия квалификации, более высокий процент безработицы по сравнению с людьми старшего возраста, больший произвол, применяемый администрацией в случае массовых увольнений или сокращений персонала) толкает ее на опрометчивые действия левацкого толка. Некоторой части молодежи присуще предубеждение в отношении коммунистических партий. Руководствуясь девизом «Через молодежь - к рабочим старшего поколения», троцкисты стремятся расширить сферу подрывных действий в рабочем классе.

Наряду с «молодежным авангардом» троцкисты «открыли» еще один, который назвали «новым массовым авангардом». Вот как они его представляют себе:

«Этот новый массовый авангард коротко может быть охарактеризован как совокупность сил, действующих независимо от традиционного бюрократического руководства массовым движением и выступающих на левом фланге этого движения. Речь идет одновременно

195


о феномене социальном и феномене политическом, поскольку сюда входят радикализируемые слои молодежи, рабочего класса, женщин..»

Таким образом, условие вхождения в изобретенный троцкистами «новый массовый авангард» одно: несогласие со стратегией и тактикой коммунистических партий, отмежевание или борьба с ними. Троцкистский «авангард» должен стать орудием раскола антиимпериалистических сил.

Троцкистов не смущает то, что в их «авангарде», как признают сами, «господствует мелкобуржуазная идеология». Они считают вполне осуществимой задачу «превращения этого авангарда в инструмент, адекватный реконструированному организованному рабочему движению». Кто же будет «реконструировать» «авангард» и рабочее движение? Оказывается, те же троцкисты. Ими поставлена цель: «бороться за марксистско-революционную [?] политическую гегемонию в новом массовом авангарде»1.

В троцкистском же понимании «сделать движение пролетарским» означает одно - повернуть его против коммунистических партий, против социалистический стран. Троцкизм вновь выступает в роли проповедника той самой мелкобуржуазной агрессивности, которая всегда была обращена против пролетарской революционности, враждебна ей.

«Теорию двух авангардов» разделяют не все троцкисты. Многие продолжают признавать один «авангард» - «молодежный». Их пропагандистские материалы по-прежнему заполнены заявлениями о том, что «именно борющаяся революционная молодежь может подготовить рабочий класс к взятию власти» и что «молодежь поведет рабочих на последний бой».

Все троцкистские группы смыкаются и на поле борьбы против программы антимонополистических действий, предлагаемой рабочим классом и его революционным авангардом - коммунистическими партиями. Это особенно ярко проявляется в выдвинутых ими «концепциях».

1 «Quatneme Intel nationals», 1974, N 16-17, p. 32 – 33.

196


Теории «политического бездорожья». Стремясь создать идеологическую базу для привлечения на свою сторону элементов, выдаваемых за «новый авангард», лидеры всех группировок «IV интернационала» продолжают разрабатывать разного рода «теории», которые скорее можно назвать «контртеориями». Их назначение - оспорить идеи, лежащие в основе революционной стратегии и тактики международного рабочего движения, коммунистических партий. Псевдотеоретические изыскания троцкизма ведутся главным образом в трех направлениях: дискредитация борьбы за антимонополистические преобразования; клевета на сложившиеся формы и методы антиимпериалистической борьбы, проповедь «универсальных», сектантски трактуемых форм борьбы; подрыв антимонополистических союзов с помощью авантюристических лозунгов и призывов или же откровенно капитулянтских концепций.

Идеологические атаки троцкизма нацелены на научно обоснованные программы антимонополистической борьбы, разработанные компартиями и учитывающие жизненно важные интересы рабочего класса и всех категорий трудового населения и открывающие перспективу дальнейшей борьбы за социализм.

Как и в прошлом, троцкисты выступают против установок коммунистических партий на то, чтобы социалистической революции предшествовала развертывающаяся в рамках капитализма борьба за проведение глубоких экономических и политических преобразований. Заявляя, что «нельзя раздробить революционный процесс», они отвергают выдвижение коммунистами в качестве ближайшей цели требования создания антимонополистических, демократических правительств.

Любопытны в связи с этим высказывания тех, кто оценивает политику троцкизма с буржуазно-классовых позиций. Президент федерального ведомства по охране конституции Шрюбберс, выступая перед промышленниками ФРГ, говорил: Германская коммунистическая партия «провозглашает в своем плане в качестве первого этапа борьбу за участие рабочих в управлении производством, за более широкую демократию на предприятиях, за демократизацию высшей школы, за демократические способы принятия решений, за со-

197


циальную справедливость и т. д. При этом речь идет преимущественно о таких требованиях, которые выдвигаются также и демократическими силами, а некоторые из них отражают гуманистические устремления, волнующие многих людей на протяжении вот уже ста лет. Но именно у ГКП эти задачи рассматриваются лишь в связи с ее концепцией ближайшей и конечной цели. И этим ГКП как раз и отличается от маоистов, от троцкистов, не знающих такого первого этапа и призывавших прямо к социалистической революции, что малоэффективно и приводит их к изоляции»1.

Коммунисты постоянно помнят слова В. И. Ленина о том, что выступления за общедемократические требования «ни в коем случае, никогда, ни при каких условиях не могут ни заслонить, ни ослабить лозунга социалистической революции. Напротив, они всегда приближают ее, расширяют для нее базу, втягивают в социалистическую борьбу новые слои мелкой буржуазии и полупролетарских масс»2. Наглядным подтверждением обоснованности ленинского вывода является тот факт, что во многих капиталистических странах возглавляемое коммунистами антимонополистическое движение ставит все новые задачи, цели, вовлекает в борьбу все новые слои трудового населения.

«Левые» троцкисты утверждают, что программа антиимпериалистической борьбы отвлекает пролетариат от революционного свержения капиталистического строя, растворяет его классовые интересы в интересах других классов и социальных слоев. Троцкисты обвинили коммунистов и в «рассредоточении борьбы вместо сведения ее в одну точку».

При этом они имеют в виду мобилизацию коммунистами широких масс трудящихся на антимонополистические выступления. В их представлении борьба должна немедленно развертываться против капитализма как системы. И в этом проявилась концепция «все или ничего». Так, французские троцкисты заявили в июле 1978 г., что только уничтожение капиталистической системы может обеспечить удовлетворение требований трудящихся. Троцкисты хотели бы «от-

1 Цит. по статье Гюнтера Еейса «Реакционные концепции - под ширмой «левых» фраз» в сб. «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр. 98.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 351 - 352.

198


сечь» от активных политических действий всех, кто по разным причинам выступает против засилья монополий, но еще не готов признать отжившей капиталистическую систему.

Давая ответ на вопрос, «является ли антимонополистическая борьба отклонением от борьбы против капитализма», Гэс Холл писал: «Это зависит от того, с какой точки зрения смотреть на путь к социализму. Если смотреть на этот путь с позиции крикливого повторения пустых лозунгов и риторики о необходимости свержения капитализма, то тогда, конечно, можно и не обращать внимания на реально существующее в жизни господство монополий, так как «капитализм есть монополии и монополии есть капитализм»... если видеть путь к социализму в борьбе масс вокруг наиболее наболевших вопросов, в борьбе, в ходе которой они учатся познавать своего настоящего классового врага, осознают свою собственную классовую силу и на собственном опыте приходят к выводам о необходимости социализма, то тогда борьба против монополий становится неотъемлемым этапом»1. Ход рассуждений троцкистов весьма прост: капитализм исторически изжил себя; он может и должен быть устранен; не могут быть подлинными революционерами те, кто не призывают к немедленной его ликвидации. Эта исходная посылка не нова. Отвечая «левакам» на заявления такого рода, В. И. Ленин подчеркивал, что нельзя смешивать «изжитость» того или иного общественного явления с точки зрения всемирно-исторической и конкретной, практически-политической2.

Троцкизм сознательно смешивает созревание исторической предпосылки смены капитализма социализмом с объективно возникающей в тех или иных условиях революционной ситуацией, с той реальной действительностью, когда буржуазия уже не способна управлять по-старому, а рабочий класс не может жить по-старому. Исторические предпосылки смены капитализма социализмом существуют уже давно, но они не ведут автоматически к революционной ситуации, да и сама ситуация, как известно, далеко не всегда «реализуется» в смене одной формации другой.

1 Гэс Холл. Революционное рабочее движение и современный империализм, стр. 350 – 351.

2 См В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 40 - 41.

199


В свое время В. И. Ленин отмечал: «…отдельные лица или группы постоянно преувеличивают, возводят в одностороннюю теорию, в одностороннюю систему тактики то одну, то другую черту капиталистического развития, то один, то другой «урок» этого развития»1.

Как и в довоенные годы, троцкисты заявляют, что политическое развитие в современных капиталистических странах неотвратимо идет по пути свертывания демократических свобод и замены буржуазной демократии фашистскими режимами. X. Посадас провозглашает: «Европейский капитализм вынужден устанавливать фашистские правительства, чтобы преодолеть свой кризис»2. Английские троцкисты заявили в феврале 1977 г.: «Господствующий класс готовится сейчас к военному свержению парламентской демократии»3. Французские троцкисты выступили тогда же с прогнозом, что и во Франции и в Испании дело идет к установлению военной диктатуры: «Нынешние режимы не могут быть сохранены иначе, кроме как ликвидацией буржуазных государств и установлением бонапартизма»4.

В течение полувека троцкисты запугивают трудящихся капиталистических стран неизбежностью фашизма. Между тем исторические уроки и опыт современной классовой борьбы свидетельствуют: установление фашизма фатально не предопределено. Тенденции к ликвидации буржуазно-демократических свобод, к фашизации общественной жизни - а это, бесспорно, характерно для политики монополистического капитала - противостоит другая тенденция: растущая способность рабочего класса, трудящихся масс противодействовать сдвигу вправо.

В послевоенный период народные массы не раз оказывали отпор фашизму. Так были сорваны реакционные планы оасовцев. В Италии, Японии, ФРГ и ряде других капиталистических стран трудящиеся успешно противостоят фашистским вылазкам.

Вместе с тем коммунисты отдают себе отчет, что в обстановке все более активных антисоциалистических кампаний предпринимаются действия, направленные

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т 20, стр 66.

2 «Arbeiterstimme», 12. IX. 1972.

3 «The News Line», 22. II. 1977.

4 «La Verite», 1977, N 575, p. 54.

200


на усиление реакции. В ряде капиталистических стран налицо тревожные явления нарастания фашистской опасности.

Именно поэтому коммунистические партии не прекращают борьбы против фашизма. На необходимость проявления бдительности в отношении фашистских происков обратила внимание и Берлинская конференция коммунистических и рабочих партий 1976 г.

Троцкистские концепции о неизбежности перерождения буржуазной демократии в фашизм используются для выдвижения своего рода «революционного ультиматума». Троцкисты предлагают поставить трудящихся капиталистических стран перед выбором: либо фашизм, либо диктатура пролетариата. Английские троцкисты, например, заявляют: «Выбор таков - либо жестокая фашистская диктатура раздавит рабочий класс и его профсоюзы, либо установится диктатура пролетариата, которая будет строить социализм. Третьего пути нет»1. Мрачными перспективами пугают и западногерманские троцкисты в случае, если в ФРГ не будет диктатуры пролетариата. Они утверждают: «Альтернатива совершенно очевидна. Либо рабочий класс свергнет это капиталистическое правительство и завоюет политическую власть... либо капиталисты и впредь будут использовать это правительство для того, чтобы учредить новую фашистскую диктатуру с новыми трудовыми повинностями, новыми концентрационными лагерями»2.

Какой же отсюда вывод? Надо, отвечают те же западногерманские троцкисты, «решительно отвергнуть» всякую борьбу за общедемократические требования, поскольку она «отвлекает от достижения основной цели». Больше того, «интересы революции» диктуют первоочередность борьбы против коммунистов, якобы сбивающих с толку пролетариат и «облегчающих» перерастание буржуазной демократии в фашизм3.

1 «The News Line», 24 VII. 1976.

2 «Der Funke», l V. 1976.

3 В «обоснование» берется тезис Троцкого, высказанный им в 1940 г. в статье «Бонапартизм, фашизм и война»: «Капитализм обрел возможность прибегать к фашизму только потому, что пролетариат не смог вовремя совершить социалистическую революцию». Так в установлении фашизма оказался «виноватым» пролетариат и конечно же его авангард - коммунистические партии.

201


Призывая «сосредоточить огонь» на коммунистических партиях, троцкисты объективно играют на руку империалистической реакции и тем же фашистским элементам, которые кое-где рвутся к власти.

Субъективистские трактовки капитализма, чреватые опасными политическими последствиями, повторяются так называемыми «левыми» троцкистами и в капитулянтском тезисе относительно невозможности добиться каких-либо изменений в положении трудящихся при сохранении капиталистического строя. «Нет никаких возможностей, чтобы в Англии были проведены какие-либо реформы»1, - заявляют английские троцкисты, оспаривая противоположный тезис Э. Манделя. «Выполнять в течение длительного времени требования населения вне возможностей капиталистического общества»2, - вторят им французские троцкисты. «Ни один «закон» не сможет обеспечить хотя бы одно-единственное рабочее место в условиях капиталистической собственности»3, - провозгласили в 1976 г. в своем первомайском «манифесте» западногерманские троцкисты. А в 1978 г. Посадас следующим образом комментировал положение в Англии: «Ни капитализм, ни правительство ничего уже не смогут дать трудящимся».

«Не тратьте силы попусту» - вот, по сути, призыв «левых» троцкистов к трудящимся, ведущим борьбу за общедемократические требования. При этом ими используется следующий аргумент: монополии сводят на нет уступки, которых добивается рабочий класс, в условиях инфляции бесполезно бороться за повышение заработной платы.

Не соответствует фактам утверждение, что «все завоеванное идет впустую». Если сравнить положение рабочего класса в 70-е годы с тем, что было после войны, нельзя не признать: в результате тяжелых и напряженных схваток с монополистическим капиталом ему удалось во многом добиться изменения этого положения в лучшую сторону.

Сама борьба против монополий не идет конечно же по одной, постоянно восходящей линии. Монополии нередко переходят в наступление и контрнаступление.

1 «The News Line», 2 VIII 1976.

2 «Lutte ouvnere», 17 IV 1976.

3 «Der Funke», l V 1976

202


Это показывает борьба трудящихся за повышение заработной платы.

Коммунисты говорят об этом. Но не для того, чтобы породить у трудящихся настроения безысходности, а чтобы побудить прогрессивные силы к активным действиям.

Троцкистская «теория ограниченных возможностей капитализма» смыкается с тем, что внушают рабочим монополии и их идеологические пособники. А те заявляют: борьба за повышение зарплаты бесцельна, ибо за каждым центом, пфеннигом и сантимом прибавки автоматически следует повышение цен. Пущена в ход даже «концепция спирали: зарплата - цена». Маскируя социальную подоплеку роста цен, умалчивая об огромных барышах, получаемых за счет инфляции, монополии пытаются убедить, что требования увеличения зарплаты идут лишь во вред нации. «Британский капитализм, как и мировой капитализм, достиг крайнего предела всех компромиссных решений в классовой борьбе», - заявили английские «левые» троцкисты еще в 1973 г. В таком же плане вела пропаганду и послушная монополиям печать, используя политическую неискушенность английских трудящихся. Любая экономическая уступка, внушали им, отразится на конкурентоспособности страны, на ее положении в системе капитализма. Линия троцкизма, - по существу, линия на свертывание выступлений трудящихся в защиту демократических прав. Но разве не этого добивается монополистическая буржуазия?

Троцкистская позиция основывается на пресловутом тезисе: «Чем хуже, тем лучше»1. Не веря в революционные способности масс, троцкисты уповают на катаклизмы, на экстремальные обстоятельства, которые поднимут народ на борьбу. Тем самым они оправдывают собственное идеологическое и политическое бессилие, отстранение от борьбы масс.

Троцкисты всегда считали: чем тяжелее экономическое положение масс, тем сильнее их восприимчивость к революционным идеям. Отсюда и вывод о бла-

1 За этот «принцип» еще Г. В. Плеханов критиковал народников 70-х годов прошлого века. Они считали, что «дурное, просто в своем крайнем развитии, приведет к хорошему» (Г. В. Плеханов. Избранные философские произведения в пяти томах, т. I. М., 1956, стр. 94)

203


гоприятных перспективах для революции в случае «катастрофического снижения жизненного уровня американских и западноевропейских рабочих в результате крупного экономического кризиса»1. Лондонский «международный комитет» тоже провозгласил, что кризис «ликвидирует статус-кво и создаст революционную ситуацию»2. А английские троцкисты поспешили объявить, что только у них «есть социалистическая программа на случай кризиса».

Как учит опыт истории, экономические кризисы не всегда порождали революции. К тому же подлинные революционеры ведут борьбу в периоды и относительной стабилизации капитализма, и высокой экономической конъюнктуры.

Капитулянтская линия отчетливо просматривается в поведении так называемых «левых» троцкистов, которые в 70-е годы усиленно ратовали за подготовку к гражданской войне. Они уверяют, что такая война неизбежна, поскольку ее хочет господствующая буржуазия.

Лондонский «международный комитет» утверждает: правящие круги европейских стран, особенно Франции и Италии, уже имеют планы «развязывания гражданской войны» и «провели» их в руководящих органах «Общего рынка»3. X. Посадас, оценивая политическую обстановку в Западной Европе, тоже считает, что «развитие идет в направлении гражданской войны»4. Он заявляет: такой ход событий надо приветствовать. «Никакой прогресс невозможен без насильственного свержения капитализма и немедленного перехода к гражданской войне»5. Местная буржуазия «нуждается» в «правительстве, которое возьмет курс на гражданскую войну»6, - твердят итальянские троцкисты.

Несомненно, монополистическая буржуазия может прибегнуть к вооруженному подавлению революционных сил. Наиболее агрессивные ее круги вынашивают планы развязывания гражданской войны в случае

1 «International Socialist Review», 1963, N 4, p. 123.

2 «Workers Press», 9. XII. 1974.

3 «Fourth International», 1973, N 2, p 112.

4 «Red Flag», 13. V. 1975.

5 Ibid., 5 IX. 1975.

6 «Riyista Marxista Europea», J972, N 7, p. 5,

204


победы революции. Но значит ли это, что события должны непременно развиваться так, как хотят милитаристские империалистические круги? Обращая внимание масс на возможность такого шага реакции, коммунисты призывают их к организованным, сплоченным действиям, чтобы помешать милитаристским силам прибегнуть к оружию.

Коммунисты отдают себе отчет, что в значительной мере от того, удастся или не удастся избежать гражданской войны, зависит и облик нового общества, которое возникнет после победы революции. Материальное положение людей труда, степень демократизации общества, методы осуществления социалистических преобразований - на всем этом не может не отразиться то, каким путем будет осуществлен переход от капитализма к социализму, с гражданской войной или без нее.

И в этом вопросе троцкистские псевдореволюционеры сомкнулись с реакцией, которая обвиняет коммунистов в желании развязать гражданскую войну. Трудящимся навязывается мысль, что ликвидация капитализма будет оплачена слишком дорогой ценой.

Логика троцкистов сводится к тому, что любое обострение политической обстановки - шаг, приближающий к гражданской войне. Они заявляют: «Все войны являются продолжением политики другими средствами, и это прежде всего правильно применительно к гражданским войнам, когда общество расколото на непримиримые лагери»1.

У людей, не имеющих политического опыта, невольно создается впечатление, что, чем больше развертывается борьба, тем ближе общество к гражданской войне. Ведь об этом они слышат и от буржуазной пропаганды, и от тех, кто именует себя революционерами. Отсюда рассуждения относительно необходимости ведения борьбы «в определенных рамках», без опасности конфронтации.

Как же предлагают троцкисты «готовиться к гражданской войне?» Вот мнение западногерманских «левых» троцкистов: «Чем больше будут обостряться классовые бои, тем больше в качестве альтернативы рабочей политике будет стоять вопрос о вооруженной

1 «The Militant», 29.V11. 1977

205


самообороне...»1. А португальские троцкисты заявили в марте 1975 г., что в стране наступил именно такой момент, и призвали к «всеобщему вооружению трудящихся»2.

Некоторые высказывают надежду, что если дело дойдет до гражданских войн, может произойти ослабление политических позиций коммунистических партий и усиление влияния различных некоммунистических «радикальных» организаций. Так, одна из американских троцкистских групп заявила в июле 1977 г., что гражданская война приведет к усилению «давления радикализированных масс» на коммунистические партии и под этим давлением партии «отдалятся от КПСС»3.

Нередко «левые» троцкисты принимают позу «непонятых» в ответ на критику их позиции в отношении борьбы за общедемократические требования. Они заявляют, что у них предусмотрены такие требования, и ссылаются на «переходную программу», составленную в 1938 г. Троцким и признаваемую «всеми группировками «IV интернационала»».

Как видно из их же разъяснений, они сами не верят в возможность осуществления при капитализме сформулированных ими «переходных требований». Вот что писали американские троцкисты: «Борясь за улучшение условий труда, за повышение жизненного уровня масс и установление рабочего контроля над промышленностью, мы должны постоянно иметь в виду, что все эти проблемы невозможно решить в рамках капиталистической системы»4. Остается неясным, в чем же заключается «переходный» характер этих требований и какова вообще им цена, если они неосуществимы.

Если «левые» троцкисты выступают за немедленную гражданскую войну, то группировки реформистского и центристского толка предлагают «надежные рецепты» борьбы. Этот прием сектантов не нов. Его подвергал критике в свое время К. Маркс. Он писал:

«Для секты смысл ее существования и вопрос чести состоят не в том, что у нее есть общего с классовым

1 «Was tun», Mai 1974, Extra-Blatt

2 «Quatrieme Internationale», 1975, N 20-21, p. 29.

3 «The Militant», 22 VII. 1977.

4 «International Socialist Review», 1973, N 2, p. 22.

206


движением, а в том особенном талисмане, который ее от этого движения отличает»1. У троцкистов таких «талисманов» немало - у каждой группировки свой.

Так, троцкисты, примыкающие к лондонскому «международному комитету IV интернационала», много лет твердят, что только захват рабочими предприятий может быть «единственным эффективным ответом монополиям». Они заявляют: «Нельзя защитить труд без захвата всех основных предприятий». В ФРГ троцкисты выходят на первомайские демонстрации с лозунгом: «Оккупируйте фабрики, боритесь за их отчуждение»2.

«Теоретик» парижского «объединенного секретариата» Бенсаид в книге «Революция и власть» утверждает, что с капитализмом можно покончить «путем немедленного захвата рабочими власти на предприятиях». «Предприятие, - рассуждает он, - на котором установится новая власть, уже не будет предприятием в собственном значении этого слова, т. е. воплощением отчужденного труда»3.

Такие же «немедленные действия» проповедуют и другие сторонники парижского «объединенного секретариата», а также прочих троцкистских международных группировок.

У «паблоистов» есть своя «отмычка» ко всем проблемам, стоящим перед рабочим классом. Они за «немедленное установление рабочей власти, основанной на самоуправлении», и критикуют остальные троцкистские группировки за отсутствие в их программах такого лозунга. «Мы боремся, - заявляют они, - за социализм, основанный на самоуправлении, за демократическую организацию общества во всех областях и на всех уровнях, за самоуправление, прямо осуществляемое производителями и гражданами этого общества»4. Другие троцкистские организации объявляют эти требования полуанархистскими, полуреформистскими. А французский троцкистский еженедельник «Руж» пишет: «Самоуправление - это не что иное, как придуманный для кокетства обман, маскирующий

1 К Маркс и Ф Энгельс. Соч., т. 32, стр. 475.

2 «Der Funke», 1 V 1976.

3 D Bensaid. La revolution et le pouvoir. Paris, 1976, p. 259.

4 «Sous Ie Drapeau du Socialisme», Decembr» 1976 - Janvier 1У77, p 34.

207


переход на социал-демократический путь»1. Но и у троцкистов, ориентирующихся на еженедельник «Руж», свое «универсальное средство»: «самозащита рабочих»; все другие формы борьбы объявляются «несостоятельными».

В арсенале троцкистов имеется и такой «самый надежный путь борьбы», как «немедленное введение двоевластия»: «Рабочий класс должен установить двоевластие на предприятиях»2. В 1974 г. съезд парижского «объединенного секретариата» провозгласил двоевластие основным средством классовой борьбы: «Создание рабочими органов двоевластия, оснащение их оружием является средством самозащиты, захвата максимума решающих материальных «залогов» (средств коммуникаций, транспорта, банков, промышленного аппарата) массами и их представительными органами».

Эти рецепты троцкистов отражают их беспринципность и похожи на метод, который осуждала еще Р. Люксембург, заявлявшая, что формы борьбы нельзя «по желанию выбрать в буфете истории наподобие горячих или холодных сосисок»3.

Подлинные революционеры руководствуются ленинским указанием, что «применение того или иного средства борьбы зависит не от предварительного решения революционеров, а от объективных условий»4. В. И. Ленин подчеркивал: «Будь тактика буржуазии всегда однообразна или хотя бы всегда однородна, рабочий класс быстро научился бы отвечать на нее столь же однообразной или однородной тактикой»5.

Вполне понятно, что, занимая сектантскую позицию, троцкисты враждебно относятся к идее создания широких антимонополистических союзов. Против этих союзов они выступают с такой же нетерпимостью, какой во второй половине 30-х годов Троцкий выступал против Народных фронтов во Франции и Испании. В разных группировках «IV интернационала»

1 «Rouge», 27 VI 1975.

2 «Lutte ouvnere», 10 I 1969.

3 Р. Люксембург. Социальная реформа или революция, М. 1959, стр. 70.

4 В И. Ленин. Полн. собр. соч., т 16, стр. 87.

5 В. И. Ленин Полн. собр. соч., т. 20, стр. 67.

208


раздаются призывы действовать в соответствии с его «традицией»: «Нет - народному фронту!»

В поисках доводов против создания единого антимонополистического фронта троцкисты выдвинули «теоретическое положение» о несоответствии этого лозунга современной обстановке. Они заявляют, в частности, что ориентация коммунистических партий на создание единого антиимпериалистического фронта «отбрасывает движение далеко назад».

В действительности же сами троцкисты хотят отбросить революционное движение с завоеванных им позиций, подсовывая левацкие по форме и капитулянтские по содержанию «рецепты» классовой борьбы. Они ратуют за проведение только политики «класс против класса».

Лозунг «класс против класса» имеет, как известно, свою историю. Во второй половине 20-х годов он был на вооружении международного рабочего класса, коммунистических партий. Этот лозунг был призван в тех условиях заложить организационные основы единого пролетарского фронта, укрепить классовое самосознание и повысить боеспособность пролетариата. Одновременно ставилась задача разоблачить соглашательскую политику социал-демократической верхушки, освободить рабочий класс от реформистских иллюзий.

Однако в ходе практического осуществления тактики «класс против класса» были допущены определенные сектантские ошибки. Не проводилось, в частности, различие между правыми лидерами и рядовыми членами социал-демократических партий. В результате отвергалось сотрудничество с социал-демократами, поскольку их рассматривали как «буржуазные рабочие партии» или «партии буржуазии». Эта тактика осложняла и установление сотрудничества с непролетарскими слоями трудящихся1.

Ратуя за перенесение лозунга «класс против класса» в совершенно иные исторические условия наших дней, троцкисты видят основное достоинство как раз в тех сторонах его практического осуществления, которые носили сугубо сектантский характер и причинили определенный ущерб делу сплочения всех антиимпериалистических сил.

1 См «Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк», стр. 284 - 285.

209


Троцкисты не желают считаться с тем очевидным фактом, что ныне расширилась база антиимпериалистического движения. Усилилась взаимосвязь жизненно важных интересов пролетариата с крупнейшими экономическими и политическими проблемами, стоящими перед обществом в целом. В современных условиях особенно ярко проявляется историческая роль пролетариата как силы, выступающей за общенациональный прогресс и поднимающей на борьбу против монополистического гнета все прогрессивные социальные слои общества.

При этом рабочий класс не теряет собственного лица и не растворяет своих классовых интересов в общедемократическом движении, как утверждают троцкисты. Наоборот, пробуждая к политической деятельности эксплуатируемые слои населения, он обеспечивает наиболее благоприятные условия для осуществления своей миссии руководителя революционного движения, для повышения активности и боевитости своих организаций, для претворения в жизнь великой цели освобождения трудящихся от эксплуатации.

Генеральный секретарь ИКП Э. Берлингуэр говорил: «В политике союзов рабочего класса должна выражаться его способность решать в национальном масштабе важнейшие проблемы страны, затрагивающие и объединяющие крупные слои общества, способность рабочего класса бороться за решение этих проблем, указывать на те цели (не только экономические и социальные, но также цели гражданского и демократического развития), которые отвечают чаяниям и интересам подавляющего большинства населения страны»1.

Грубо искажая факты, троцкисты ссылаются на события в Чили и заявляют, что там подтвердилась несостоятельность политики широких союзов демократических сил. Между тем именно эти события подтвердили необходимость упрочения рабочим классом таких союзов.

Член Политкомиссии ЦК Компартии Чили Хорхе Инсунса подчеркивал в статье «Пути революции»:

«Несомненно, ключевой проблемой... было достижение монолитного единства рабочего класса и создание во-

1 «XIV съезд Итальянской коммунистической партии (Рим, 18 - 23 марта 1975 года)». М., 1976, стр. 308.

210


круг него и во главе с ним прочного союза промежуточных слоев населения, в первую очередь крестьян, а также широких средних городских слоев, обладающих в Чили значительным социальным весом, при нейтрализации национальной буржуазии... Круг его необходимых и возможных союзников был очень широк. Однако эта возможность не была использована максимально. Напротив, в процессе революции произошла заметная изоляция рабочего класса, особенно в момент переворота, что и явилось главным фактором поражения. Это не опровергает того факта, что рабочему классу удалось приобрести влиятельных союзников, однако он далеко не охватил необходимый их круг, что могло бы обеспечить его победу»1.

Как отмечают чилийские коммунисты, виноваты в таком развитии событий и троцкисты, которые совместно с другими ультралевацкими элементами подрывали народное единство, вели линию на политическую изоляцию рабочего класса, коммунистической партии. Они объявляли «классовым противником» всех, кто не является пролетарием или полупролетарием. Ко всей без исключения буржуазии они относились как к «правящему классу». Повсюду ими провоцировались столкновения с мелкими и средними предпринимателями. Захватывались предприятия, не имевшие существенного экономического значения.

Троцкисты и им подобные «леваки» проявляли полное пренебрежение к защите завоеваний народной власти. Правительство Альенде объявлялось реформистским. В борьбу против него вовлекалась отсталая часть трудящихся, поддававшаяся революционаристской фразеологии. Как уже не раз бывало в истории, подобные действия создавали питательную среду для фашизации части мелкой буржуазии, других представителей средних слоев, для усиления среди них оппозиционных настроений2.

В целях внедрения своих взглядов в революционное движение капиталистических стран троцкисты усиленно модернизируют формы и методы своей подрывной деятельности.

1 «Проблемы мира и социализма», 1977, № 5, стр. 61.

2 См. подробнее статью «Уроки и перспективы революции. Письмо из Чили». - «Проблемы мира и социализма», 1974, № 3, стр. 57 - 64

211


Тактика двурушничества. В последнее время некоторые троцкисты заявляют, что отказываются от тактики «энтризма». Это не так. «Энтризм» - долговременная тактика всех группировок «IV интернационала». Троцкистские группы в значительной мере комплектуются за счет тех, кого им удается переманить из других организаций. Например, троцкистский «молодежный социалистический альянс» в США на 34% пополняется за счет членов студенческих организаций, на 17% - из антивоенных, на 13% - женских организаций1. А это значит, что троцкистские «энтристы» долгое время вели их пропагандистскую обработку.

Один из троцкистских лидеров, Блик-Дженкинс, ориентируя по-прежнему на проведение тактики «энтризма», заявил своим сторонникам: «В лейбористской партии - хорошо, вне лейбористской партии - плохо»2. В феврале 1977 г. руководство лейбористской партии было вынуждено изгнать кое-кого из троцкистских «энтристов», так как они хотели создать «партию внутри партии»3.

Лидерам современного троцкизма приходится, однако, считаться с тем, что тактика «энтризма» была разоблачена и в марксистской литературе, и в тех организациях, которые избраны троцкистами в качестве объектов своих интриг. Она встречает непонимание и неодобрение среди молодежи, вступающей в троцкистские ряды и впервые сталкивающейся с требованиями лицемерить, хитрить, изворачиваться.

Руководители «IV интернационала» тщатся доказать, что «энтризм» - не такое уж грязное дело. В одной из своих брошюр Посадас договорился даже до того, что приписал эту тактику Троцкого... большевикам: «Они шли в массы, осуществляли «энтризм» в массах»4. Нелегальные методы, заявляет он далее, всегда были на вооружении революционеров.

Эти «доводы» Посадаса построены на песке. Никогда не мог считаться революционером тот, кто прибегал к нелегальным методам не во имя ликвидации

1 А. К. Hermann. Trotskyism. A Call to the streets, p. 51.

2 «Workers Press», 2. XI. 1974.

3 «The News Line», 10. II. 1977.

4 J. Posadas. La construction de 1'Etat ouvrier, et de 1'Etat ouvrier au socialisme. Paris, 1970, p. 58.

212


эксплуататорского строя, а в целях разложения и взрыва изнутри массовых организаций рабочего класса и союзов трудящихся. Троцкистская подрывная акция сродни методам платных полицейских провокаторов, проникающих в демократические организации для агентурной деятельности.

Тактика «энтризма» настолько дискредитировала себя, что многие троцкистские группы предпочитают не рекламировать ее проведение в той степени, как делали в прошлом. Более того, некоторые заявляют, что отказываются от нее. Однако Л. Фигер отмечает: несмотря на заявления об отказе от практики «энтризма», «замаскированные троцкисты пытаются проникнуть в массовые организации, коммунистическую партию, в организации коммунистической молодежи всякий раз, когда это представляется возможным и сулит какую-либо выгоду»1.

Теперь троцкизм все больше внимания уделяет открытым, публичным акциям - организации митингов и демонстраций под своими лозунгами, участию в избирательных кампаниях и выдвижению своих кандидатов, распространению не анонимных пропагандистских материалов, а с обозначением «адреса» их авторов, выступлениям троцкистских лидеров и идеологов в буржуазной прессе, по радио и телевидению.

Тактика активных публичных выступлений находится в прямой связи с изменением отношения большинства троцкистских групп к избирательным кампаниям. Еще в конце 60-х годов троцкисты злобствовали при словах «парламентские выборы», «президентские выборы» и обвиняли в «парламентской узколобости» все левые силы, принимавшие в них участие. «Наше орудие - борьба на улицах, а не в избирательных кампаниях», «Власть трудящихся на улицах, а не в избирательных урнах»2. «Наиболее решительными борцами» троцкисты называли различных «леваков», многие из которых призывали высказать свое отношение к выборам поджогом избирательных участков («Лучше сжечь парламент, чем выбирать в него»).

И вот в 1969 г. А. Кривин неожиданно выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах во Франции. С тех пор французские троцкисты участвуют в

1 «Борьба коммунистов против идеологии троцкизма», стр. 82„ 2 «International Socialist Review», 1968, N 4, p. 3.

213


президентских, парламентских и муниципальных выборах.

Троцкистам хотелось бы консолидировать вокруг себя различные элементы, склонные к «левачеству» и занимающие отрицательную или выжидательную позицию в отношении программы ФКП. Троцкистские интересы совпали с интересами монополистической буржуазии, пытающейся любыми средствами уменьшить число голосов, подаваемых за левые силы.

Троцкисты идут на выборы с антикоммунистической платформой. Играющий на руку правящей буржуазии лозунг «Нет - совместной программе» сопровождается левацкой декламацией («Есть одно решение - революция»), не представляющей опасности для капитализма. А троцкисты реформистского толка озабочены больше всего тем, чтобы дискредитировать программы переходных мер, сформулированные коммунистами.

В органе ФКП «Кайе дю комюнисм» следующим образом характеризовалась избирательная тактика троцкистов и других «леваков»: «В нынешний этап всенародной борьбы против монополистической буржуазии левачество проявляет себя таким, каким оно и есть в действительности: ярым антикоммунистическим реформизмом, который не может служить никакому другому классу, кроме буржуазии»1.

Монополистическую буржуазию устраивает, что в период, когда в стране идет острейшая борьба между реакцией и демократией и когда актуальным стал вопрос об образовании правительства левых сил, троцкисты и другие «леваки» перехватывают на свою сторону некоторую часть избирателей. И хотя в процентном отношении число голосующих за троцкистов незначительно, буржуазия умеет ценить и такую поддержку.

В 1969 г. на президентских выборах троцкист Кривин получил лишь 236 тыс. голосов, или чуть больше 1% избирателей2. В 1974 г. на таких же выборах баллотировалось уже два троцкистских кандидата - Кривин и Лагийе; они вдвоем получили 690 тыс. голосов, или 2,7 % голосов3.

1 «Cahiers du Communisme», 1976, N 1, p. 57.

2 «L'Humanite», 3 VI 1969

3 «Cahiers du Communisme», 1976, N 1, p. 57.

214


Троцкисты и другие «леваки» не скрывают намерений воспользоваться тем, что в некоторых случаях даже небольшой процент голосов, брошенный на чашу политических весов, может сыграть заметную роль. Вот что писал Д. Кон-Бендит в опубликованной им в 1975 г. книге: «Если крайне левые смогут обеспечивать себе 2 - 3% голосов на выборах, они тем самым приобретут возможность влиять на их исход, поскольку кандидат левых или правых сил может победить, по-видимому, с очень небольшим перевесом»1.

На муниципальных выборах 1977 г. троцкисты вместе с другими «леваками» имели в некоторых районах Парижа 2,7 - 3,3% голосов, в Лионе - более 5 %2. Комментируя итоги выборов, Кривин заявил, что представители «крайне левых сил» никогда не добивались подобных результатов.

Американские троцкисты, которые уже несколько раз выдвигали своего кандидата на президентских выборах, хвастают, что в период избирательных кампаний их слушает более 100 тыс. человек.

И все же к выборам у троцкистов отношение по-прежнему презрительное. Тот же Кривин цинично издевается над «урнами власти». Для троцкистов приобретение новых голосов стало чем-то вроде азартной политической игры. Они признают, что отданные за них голоса - «голоса потерянные, голоса бесполезные». Так писала бельгийская троцкистская газета «Лют увриер», комментируя прошедшие в стране выборы3.

Однако чаще всего это голоса, потерянные для демократических сил, но отнюдь не для реакции. По сообщениям французской буржуазной прессы, 24% избирателей, поддержавших в первом туре президентских выборов в 1974 г. кандидатуру троцкистки Лагийе, голосовали во втором туре за кандидата правых сил.

Среди других «новинок» троцкистских подрывных приемов следует отметить родившуюся в 70-х годах тактику «критической поддержки коммунистов», являющуюся разновидностью «энтризма». Ее содержание и цели были сформулированы еще Троцким. В беседе с американскими троцкистами в июне 1940 г. он

1 D. Cohn-Bendit. Le grand Bazar. Paris, 1965, p. 100.

2 «L'Humanite», 22 IV 1977

3 «Lutte ouvriere», 1. XI 1976.

215


убеждал их перейти к политике «критической поддержки» коммунистических партий, с тем чтобы приблизиться к их рядовым членам. «Если нам удастся, - поучал Троцкий, - убедить их в том, что у нас с ними общий язык, мы сможем повернуть их против их же лидеров. Даже в случае, если мы привлечем на свою сторону пять процентов, партия погибнет... Начнутся дезинтеграционные процессы». Троцкий назвал свое предложение «кратковременным маневром», который должен застать врасплох коммунистов.

Теперь его последователи в Италии, ФРГ, Бельгии, Австралии, некоторых странах Латинской Америки (главным образом сторонники Посадаса и Пабло) заявили о «критической поддержке коммунистов». Инструктируя свои «секции» относительно этой тактики, Посадас писал: «Надо организовывать кризисы в коммунистических... партиях»1. Он объяснял, как делать:

«Любым имеющимся у нас способом мы должны действовать в тылах компартий, с тем чтобы побудить рядовых коммунистов занять критическую позицию в отношении их руководства и без промедления осуществить необходимые изменения. Многое нужно поменять в коммунистических партиях. Надо устранить все прежнее руководство»2. Та же мысль проводится им в одной из брошюр: «Нынешние условия позволяют нам бороться в тылах коммунистических партий»3.

В пропагандистских материалах, которые подбрасываются в ряды коммунистических партий, акцент делается на то, что троцкисты - это якобы «часть тенденции мирового коммунистического движения». Ряд троцкистских групп присвоил себе наименование «революционных коммунистических партий».

Стремясь любыми средствами подорвать единство антиимпериалистических борцов, некоторые троцкисты прибегли в 70-е годы и к такому трюку: начали кое-где выступать с позиции сторонников единых антиимпериалистических фронтов и даже заявлять о своей «готовности» войти в их состав. Тем самым они надеются обеспечить благоприятные условия для внедрения сектантских взглядов в ряды рабочего класса

1 «Arbeiterstimme», 30 VII. 1972.

2 «Lutte ouvriere», 1 III. 1973.

3 J. Posadas. La construction de 1'Etat ouvrier, et de 1'Etat ouvrier au socialisme, p. 4

216


и его союзников. Иначе говоря, речь идет о попытках некоторых троцкистов выработать более гибкие формы и методы подрыва единства антиимпериалистических борцов.

Разоблачая подоплеку заявлений троцкистов о «готовности» к единству с демократическими организациями, орган Коммунистической партии США «Политикл афферс» подчеркивал: «Когда они говорят о «единстве» с такими организациями, то у них на уме проникновение в эти организации, их подрыв и разрушение»1.

Как и прежде, троцкисты стремятся использовать в своих целях малейшие разногласия, которые возникают в коммунистических партиях.

Так троцкизм старается изыскивать новые возможности для раскола международного революционного движения. Одновременно ведутся поиски новых форм подобных действий в странах Азии, Африки и Латинской Америки.

1 «Political Affairs», 1969, N 9-10